Форум » Архив «Lumiere-43» » [Будь моей тенью - 18 сентября 1943г.] » Ответить

[Будь моей тенью - 18 сентября 1943г.]

Tiberius Ogden: Место и время: где-то между 20:00 и 21:00 в коридорах Хогвартса Участники: Тиберий Огден и Шанталь Бун События: Не ходите, дети, в Запретный Лес гулять. Профессор Диппет не зря предупреждал студентов каждый год, что там живет много опасных магических (и не только) существ. А уж если ты еще и пострадал в результате своего непослушания, то в Больничное Крыло тебе нельзя: мигом узнают, каким образом ты получил тот или иной укус. И что же делать?

Ответов - 23, стр: 1 2 All

Tiberius Ogden: Запретный Лес - это не только оборотни, кентавры и другие неравнодушные к волшебникам существа, но и стога ценных травок. А ценные травки нужны для ценных зелий. А ценные зелья нужны... хм, впрочем, мы не станем раскрывать всех секретов производства. Травок-то Тиберий набрал - до конца года хватит, вот только в поисках необходимых растений парень забрался аж на болота, по которым и в обычное-то время гулять не очень приятно, а когда на тебя начинают нападать деревья - то хочется выть от досады. В лице полена выступала топеройка обыкновенная, которая, не отыскав побизости любимых мандрогор, решила закусить нелюбимым, но доступным Тиберием Огденом. Острые зубы оставили характерные следы на щиколотке молодого человека, и теперь он, хромая, брел к себе в башню, надеясь выцепить там кого-нибудь, кто сможет ему помочь, не задавая лишних вопросов. В Больничное крыло идти рейвенклоец не собирался - выяснить, кто его укусил, будет не так уж и трудно... Староста в Запретном Лесу! Ох, и кепиш поднимается вокруг его имени. Нога потихонечку немела, мантия пропиталась кровью, и Тиберий с трудом переставлял конечности. Сумка с травой, хоть и была не особо тяжелой, сейчас давила мертвым грузом. Доковыляв до подоконника, молодой человек уселся на него. Сейчас он передохнет пару минуточек, и спокойно пойдет себе дальше. Честное слово.

Chantal Boone: Шанталь с Тиберием имели невероятную и взаимную особенность натыкаться друг на друга в самых неожиданных местах и очень часто. Вот и теперь Шанталь всего лишь возвращалась из кабинета декана, где они обсуждали устройство, собственно, радиоприемника, до гостиной Хаффлпаффа, а на подоконнике в коридоре сидел сын Ровены собственной персоной. - Привет, лунный рыцарь, - проговорила она с улыбкой, подходя ближе к Тиберию. – Собираешься на ночную прогулку? Или возвращаешься с вечерней. Выглядел Тиберий странно, словно ему было неудобно и больно. Шанталь внимательно посмотрела на сумку, а затем на неестественно немного вытянутую ногу. Хоть брюки и были тёмными, что-то ещё более тёмное на них выделялось. - Что с тобой? – Бун нахмурилась, а в голосе слышалось беспокойство. Она присела на корточки рядом с ногой и потянула медленно и осторожно штанину вверх. Нахмурившись еще больше при виде крови, Шанталь подняла голову и спросила строго: - Ты где был?

Tiberius Ogden: Лунный рыцарь? Хм... звучит неплохо. Если бы обстановка располагала, а Тиберий не выглядел как плохо прожаренный бифштекс с кровью, он бы непременно оценил фантазию девушки и обязательно бы заметил, что Шанталь сегодня чудо как хорошо выглядит. Что? Шанталь? Откуда здесь взялась Шанталь? Сперва парню показалось, что он заснул и видит красивый и добрый сон. "Нет, не сон" - понял рейвенклоец, когда девушка уже по-хозяйски закатала ему штанину. Слабые попытки отодвинуть ногу и начать сопротивляться ни к чему не привели. Сил не было. Нога противно ныла, а несколько часов в Запретном Лесу, потраченные на дорогу туда и обратно убивали весь энтузиазм. Тиберий понял, что он не сможет даже соврать. Ему было тяжело напрягать не только мышцы, но и мозг. -В Запретном Лесу, - которотко отозвался рейвенклоец, не тратя энергию на приветствие. Он даже не подумал о том, можно ли доверять Шанталь эту информацию или нет. Ему просто не хотелось лишних вопросов. А еще хотелось спать. Очень хотелось спать.

Chantal Boone: Шанталь нахмурилась еще больше, выпрямляясь во весь свой небольшой рост и стараясь выглядеть грозно. Жалко, нельзя нависнуть так же грозно над этим бедолагой. - В Больничное Крыло, быстр… Ой, нет, тебе нельзя в Больничное Крыло. Тебя накажут потом. Ох, Тиб. Кто тебя так потрепал? Ты сможешь идти? Только надо придумать, куда. В общей гостиной будут задавать вопросы. Может, хоть класс пустой найти. Надо осмотреть тебя и подлечить. Зачем тебя понесло в Запретный Лес? Шанталь уже не выглядела строго, только обеспокоенно и с сочувствием смотрела на своего сокурсника. - Давай сюда свою сумку, - она потянула сумку у сына Ровены, закидывая ее к себе на плечо, а затем подала Тиберию руку. – Хватайся и опирайся на меня. Или лучше тебя отлеветировать до пункта назначения? Бун достала палочку, все еще размышляя, куда бы им податься. Всё это напоминало их встречу в похожем коридоре несколько месяцев назад, когда Тиберий нес ее на руках. Она бы, правда, повторить его подвиг не смогла бы при всём желании, больше напоминающая тростинку, чем силача.

Tiberius Ogden: Столько вопросов... Где? Куда? Зачем? Как? Почему? И что, на все обязательно отвечать? Тиберий горько пожалел, что Шанталь не владеет легилименцией. Сейчас, даже если бы умел, парень не стал бы мешать кому-то пробраться в собственную голову. Но Тиб не замечал у Шанталь способностей к чтению чужих мыслей, а потому приходилось отвечать вербально. -Дерево. Могу. Трава. Не надо, - слово за слово и с намеком на юмор ответил парень. И откуда только взялись силы на то, чтобы шутить? Впрочем, это хороший знак. Значит, не помрет. Облокотившись на девушку и даже не пытаясь сгенерировать мысль о том, что это неудобно и неловко, Тиберий приподнялся и поковылял по коридору. То ли присутствие родного человечка рядом придавало ему энергии, то ли просто надо было двигаться, чтобы бороться со сном, но с каждым шагом парень чувствовал себя увереннее и через триста метров осторожно отстранился от хаффлпафки, чтобы не раздавить нечаянно, все-таки рейвенклоец был по габаритам далек от эльфа-домовика. А еще Шанталь училась на колдмедика - Тиб вспомнил и это, а потому реально могла оказать сыну Ровены помощь. Что ж... отказываться глупо. В конце коридора была открытая дверь. Тиб доковылял до нее и осторожно заглянул. Никого. -Сюда, - коротко бросил парень и, зайдя внутрь, опустился на ближайшую скамейку: здесь полоска энергии рейвенклойца снова начала убывать.

Chantal Boone: Шанталь подставила Тиберию плечо и старалась и правда его поддерживать, пока они тащились по коридору, хоть это и было непросто, ведь тот был куда больше и тяжелее, и плечо оттягивало вниз. Но упрямство помогло справиться и с такой задачей. Вообще часто именно упрямство толкало ее вперед, к завершению цели. Через несколько минут Тиберий перестал на нее опираться, и Бун почувствовала огромное облегчение — она боялась, что ей сил не хватит дотащить сына Ровены до того места, где можно было бы оказать ему помощь. Шанталь зашла в класс вслед за однокурсником и, опустившись на пол у его ног, стала теперь уже тщательнее осматривать его ногу. Она закатала штанину до колена, достала палочку, обезболивая для начала самым простым заклинанием. - Я сейчас вернусь, тут все равно нужна будет мазь. Сиди смирно, я быстро, Тиб. Она побежала в спальню Хаффлпаффа, достала свой набор готовых зелий и вернулась, слегка запыхавшись, к Тиберию. - Вот. Дальше Шанталь принялась промывать рану одним из зелий. - Может щипать немного, - предупредила она, а затем подула на рану, чтобы щипало не так сильно.

Tiberius Ogden: Боль утихла, но Тиберий не успел даже благодарно кивнуть Шанталь, потому что девушка уже убежала за своей сумкой с зельями. Рейвенклоец подумал о том, что сейчас он представляет собой подопытного мыша для начинающего колдмедика. Эта мысль развеселила парня, и он... заснул. Тиб открыл глаза, когда до парты, к которой он медленно склонялся, оставалось всего несколько сантиметров. Выпрямившись, молодой человек постарался проморгаться... и снова заснул. В следующий раз рейвенклоец разлепил веки, лишь почувствовав под щекой холодную деревяшку. Шанталь все еще не было. Видимо, сон овладевал Тибом на несколько мгновений, а потом отпускал обратно в усталую действительности. Но парня такой расклад не устраивал. Еще не хватало, чтобы хаффлпафка его на себе до башни Рейвенкло тащила. Достав палочку, молодой человек кинул на себя бодрящие чары, и мир сразу же стал четче, веки перестали ползти вниз, и Шанталь Тиберий встретил широкой улыбкой. -Спасибо тебе, - с искренней благодарностью произнес рейвенклоец. От забот девушки хотелось блаженно мурчать. Тиберий поймал себя на глупой мысли (забавно, но в присутствии Шанталь глупые мысли часто посещали голову мальчика-гения), что он бы с удовольствием сейчас поранил себе что-нибудь еще, лишь бы мисс Бун находилась подольше рядом с ним.

Chantal Boone: Шанталь улыбнулась Тиберию, подняв голову, а затем вновь соосредоточилась на деле. Промыв рану, она смазала ее заживляющим зельем, а затем сверху наложила бинт, чтобы мазь не смазывалась раньше времени. - Вроде готово, - проговорила она, закончив и откладывая свою сумку с зельями. - Надеюсь, быстро пройдет теперь. Ох и угораздило же тебя... Будь в следующий раз осторожнее, пожалуйста. Выпрямившись, Шанталь оказалась чуть выше Тиберия и, протянув руку, погладила его по волосам, затем чуть взьерошив их. Ей неожиданно понравилось о нем заботиться, и она была очень рада оказаться полезной, а не только все время создавать ему проблемы, пытаясь рваться спасать всех подряд от страшных напастей. - Тебе нужно в постель, отдохнуть хорошенько теперь. Давай я помогу тебе добраться до твоей гостиной. Хаффлпаффка наклонилась и подхватила свою сумку и сумку однокурсника, повесив их обе на плечо, а затем протянула Тибу ладошку. - Пойдем, лунный рыцарь.

Tiberius Ogden: -Шрамы украшают мужчину, - со смехом отозвался Тиберий в ответ на просьбу Шанталь не искать опасных приключений на свою голову. - Даже если их не видит никто, кроме лечащей женщины. У тебя хорошо получается. Руки Шанталь действительно были что называется легкими, двигались быстро и умело, лишней боли не причиняли, и в каждом жесте сквозила добрая душа милой хаффлпафки. Года через два-три девушке цены не будет. Тиберий, не долго думая, взял Шанталь за руку, но встал, используя только собственные силы. Бодрящие чары и обезболивающие заклинания вернули прежнюю ловкость и раскованность движений, так что перед Шанталь стояла уже не спотыкающаяся хромоножка, а настоящий ловец команды Рейвенкло по квиддичу. Правда, уже закрепившись на ногах, парень немного покачнулся, но этого следовало ожидать - заклятие-энергетик имеет парочку побочных эффектов. Руки хаффлпафки Тиб, разумеется, не выпустил. -Лечь? Отдохнуть? Нет, Шанталь, прошу тебя, не прогоняй меня сейчас. Пойдем лучше погуляем еще немного. Все равно бодрящие чары не дадут мне сейчас заснуть. Каждый раз, когда рейвенклоец находился подле девушки, он чувствовал себя так, будто пытался удержать в руках воздух. Ещё на мгновение, еще на пару минуток продлить бы эту волшебную сказку, в которой сейчас были только он, она и стремительно темнеющее небо за окнами. А Шанталь постоянно куда-то убегала. Холодная змейка сомнения скользнула в голову молодого человека. -Если, конечно, мое общество не доставляет тебе неудовольствие, - чуть спокойнее, заглядывая в глаза собеседнице, добавил Тиберий и внутренне замер, ожидая ответа.

Chantal Boone: - Бодрящие чары? - чуть нахмурившись, спросила Шанталь, крепче сжав ладонь Тиберия. - Зачем они тебе понадобились? Тебе отдохнуть надо, а не гулять, Тиб. Но "прогнать" она бы и правда его не смогла, хотя идея с прогулкой тоже не казалась ей хорошей. - Глупости. Я всегда рада твоему обществу. Мне приятно с тобой... быть. И это была правда - сын Ровены вызывал у нее искреннюю симпатию - умный, внимательный, заботливый, веселый и красивый - как тут можно устоять? Шанталь вздохнула и... сдалась. Она и сама была непрочь провести сейчас с Тиберием еще немного времени - становилось почти обидно, что они на разных факультетах и не могут, например, сидеть вместе в одной гостиной после девяти вечера. - Гулять мы точно не пойдем. Просто посидим где-нибудь. Правда, скоро надо будет отправляться по гостиным... Но мы-то с тобой известные нарушители школьных правил, да? Шанталь тихо рассмеялась, поправляя ремни сумок на плече и выводя Тиберия из класса. В коридоре Бун остановилась, осматриваясь и пытаясь решить, куда пойти, так, чтобы их не заметили дежурные преподаватели и не отправили спать со снятыми баллами. - Я бы не стала выходить из замка, честно говоря. Там прохладно, и тебе не хватало только простыть. Она подняла руку, касаясь его лба и проверяя, нет ли у лунного рыцаря жара.

Tiberius Ogden: Нет, Тиберий определенно чувствовал себя рядом с Шанталь идиотом. Влюбленным, но все-таки идиотом. Обычно рассудительный, спокойный и тщательнейшим образом оценивающий ситуацию, в присутствии девушки ему хотелось делать и говорить исключительно глупости. Ах, любовь - злодейка! А уж когда Шанталь сказала, что ей приятно быть с молодым человеком, внутри рейвенклойца и вовсе зазвучал гимн Хогвартса. -Хорошо, давай не будем выходить. Пойдем... хм... как насчет астрономической башни? Там сегодня никого быть не должно. А Лунные Рыцари, знаешь ли, быстрее исцеляются под звездами. Как же это все было нелогично! Тиберий и сам понимал, что противоречит желанию девушки, но сердце парня, которому, быть может, впервые за 4 года разрешили биться так, как оно хочет, а не так, как надо, требовало романтики. Разум капитулировал. Заметив сомнение на лице Шанталь, которая сейчас была больше медиком, нежели девушкой, рейвенклоец сильнее сжал ее руку. -Мы не простудимся. Я вызову нам теплые мантии. Насчет "нас могут поймать" Тиберий не сказал ни слова. В конце концов, им действительно не в первой правила нарушать! -А, да, и сумку мне верни, пожалуйста. А то без нагрузок я не устану, и тебе придется гулять со мной всю ночь.

Chantal Boone: Шанталь и правда сомневалась, что стоит подниматься на Астрономическую башню. С другой стороны, туда и правда вряд ли кто-то придёт. Тиберий сжал ее ладошку, и она, вздохнув, согласилась. - Ладно, идём. Но если замерзнем, или тебе станет хуже, сразу вернемся. Шанталь сняла сумку сына Ровены с плеча и отдала ему. - Надеюсь, это стоило такого ранения. Она сама теперь крепче сжала руку Тиберия, пока они шли к лестнице наверх, где она остановилась и еще раз с сомнением посмотрела на сокурсника. - Ты уверен, что это хорошая идея? У тебя ведь нога поранена. Но, видимо, на Рейвенкло учатся не меньшие упрямцы, чем на Хаффлпаффе, так как наверх они все же полезли. На последней ступеньке Шанталь обернулась назад на Тиба, ловя момент, когда их лица были вровень, и, почти не задумываясь, вновь взъерошила ему волосы. - Ты настоящий лунный рыцарь, Тиб. По-рыцарски безголовый. Но я не против сидеть с тобой здесь всю ночь, чтобы не пришлось тебе одному скучать. Она прошла к парапету башни - ветер трепал волосы, заплетенные в косу, и она расплела их, а то потом запутаются намертво. - Сильный ветер. Даже в теплых мантиях мы тут быстро замерзнем. А они были бы кстати.

Tiberius Ogden: Тиберий забрал у Шанталь сумку и водрузил ее себе на плечо, чуть ли не впервые с момента возвращения в замок вспомнив о том, из-за чего он нарвался в лесу на эту несчастную топеройку. Разумеется, дело того стоило, не будь он Рейвенклоец! Когда вокруг вас рушится мир, Гриффиндорцы рвутся спасать друзей, Слизеринцы - себя, Хаффлпафцы - всех подряд, а Рейвенклойцы - науку. Так что парень ни минуты не сомневался в том, что собранная трава с лихвой оправдала все его лишения. К тому же... если бы не это полено, он бы сейчас не находился на Астрономической башне в обществе родной девушки. Молодой человек стоял позади Шанталь, когда та расплетала косу, и искренне любовался каждым ее движением. Когда ветер начал играть с распущенными волосами, Тиб поймал себя на мысли, что ему безумно хочется присоединиться к своевольной стихии. Ночь была прекрасна. Небо было слегка занавешано рваными тучами, сквозь которые величаво выплывала луна и мерцали звезды. Но и правда было прохладно. -Accio зимние мантии. Accio плед, - палочка никогда не покидала юного волшебника. Вот сейчас его сокурсники удивляются, глядя на вылетающие из окна предметы магического быта. Вызванные вещи успешно добрались до своего хозяина, и Тиб сперва сам надел мантию, а потом заботливо укутал во вторую Шанталь, ненароком-таки коснувшись прядки ее волос. -Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? - с улыбкой обратился молодой человек к хаффлпафке. - На пледе можно посидеть. А можно еще сильнее тебя укутать. Сам Тиберий холода как будто и не ощущал. Интересно, чем это вызвано? Бодрящими чарами, помноженными на обезболивающее заклинение, или присутствием Шанталь Бун?

Chantal Boone: Шанталь сейчас хотелось перестать быть серьезной и рассудительной, но получалось из рук вон плохо. Она думала о холоде, о том, что они простынут здесь, о том, что Тиберию станет еще хуже, о том, что, если кто сейчас поднимется на Астрономическую башню - не избежать им наказания… Всеми этими мыслями она словно пыталась скрыть самые яркие и очевидные - вот рядом стоит человек, теплый и знакомый, которому не все равно. Теплая мантия легла ей на плечи, и она запахнула ее поплотнее, усаживаясь на плед. - Нет, уже и так тепло. Правда, от простого сидения Бодрящие чары вряд ли улетучатся. А я и вовсе могу заснуть прямо здесь. Она прикрыла ладошкой рот, зевая. - Ой, прости. Было не поздно, но она встала довольно рано, несмотря на субботу да и первые недели года всегда были непростыми. - Мы посидим немного, а затем все же пойдем в гостиную. Самым длинным путем. Шанталь прикрыла глаза, прислонившись к плечу Тиберия. Интересно, а без всяких неприятностей они могут так время проводить?

Tiberius Ogden: Тиберий присел рядом с девушкой на плед и улыбнулся в темноту, когда Шанталь прислонилась к нему. Очень хотелось ее обнять, но Огден не решался. В конце концов они просто друзья... пока. -Мы посидим еще ровно пять минут, Принцесса Зари, а потом отправимся по комнатам, иначе, чувствую, ты заснешь прямо здесь. Холодный ветер не смел заползти под мантию, но зато чудесно продувал голову, возвращая туда жалкие остатки благоразумия. Забавно. Часов через 12 Тиб Огден снова станет прежним правильным и ответственным старостой, таким, каким его всегда видела школа, а безумие останется на этой площадке самой высокой башни Хогвартса. Но до тех пор... -Помнишь, ты у меня как-то спросила, почему я не отпущу тебя на войну? Я тебе тогда еще не ответил. Если тебе это все еще интересно, могу исполнить свое обещание. Хорошо, что Шанталь не видит лица парня, белая простыня рядом с ним была бы жалкой грязнушкой. Волнение Огдена нельзя было передать словами, но, боггарт всех раздери, этот разговор уже давно должен был состояться!

Chantal Boone: Шанталь помотала головой. - Нет, Принцесса Зари - это уж слишком. "Солнышко" мне тогда нравится куда больше. Она улыбнулась, все еще прижимаясь к плечу сокурсника. Было тепло, хотя ветер все же чувствовался, и она бы не отказалась, если бы он обнял ее, но Тиб не спешил, а самой напрашиваться казалось глупым. Вообще эта зарождающаяся привязанность казалась ей глупой. Нафантазировала сказок про рыцарей… - Помню, - ответила она тихо. - Ты так и не сказал. А я потом еще долго гадала. Да, я хочу. Скажи мне. Шанталь подняла голову, всматриваясь в лицо Тиберия, внезапно такое бледное в полутьме. - Ты в порядке? Ты очень бледен. Тебе плохо, Тиб? Она коснулась его лица пальцами, вновь тронула ладонью лоб, быстро погладила по волосам. Шанталь забеспокоилась, как бы из-за того, что она не настояла на своем разумном, Тиберий еще больше не заболел.

Tiberius Ogden: Где взять слов? Да нет, к черту слова. Где взять смелости? Тиберий никогда не считал себя трусом (благоразумие и трусость - вещи разные), но сейчас он бы с большей охотой прыгнул с Астрономической башни, нежели начал говорить. Скорее всего, если бы рейвенклоец не почувствовал теплые руки Шанталь на своем лице, он бы придумал первую подвернувшуюся ложь и выдал бы ее, немного подсолив иронией. Но жест хаффлпафки заставил парня воспрянуть духом и тихо произнести: -Да, наверное, мне плохо. Вероятно, я даже болен... тобой. И на войну я тебя не пущу, потому что люблю тебя и ни в коем случае не хочу потерять. Ну все, вот теперь точно можно и с крыши!

Chantal Boone: Руки Шанталь опустились сами собой, и она сидела пораженная, первое время не зная даже, что сказать. В любви ей еще никто не признавался, тем более, с подобной серьезностью. - Как будущий колдомедик, - прошептала она, - Я бы диагностировала у тебя простуду… А такие болезни я определять не умею. Ох, Тиб… Она прислонилась вновь лбом к его плечу, пытаясь осмыслить услышанное, и понять, что чувствует сама. Тиберий Огден ей определенно нравился, но она не была уверена, что чувствует уже что-то более серьезное. Они ведь не так много общались… Но он всегда был заботлив и спасал ее, а вот теперь и ее помощь пригодилась, и ей было совсем не все равно, что с ним. - Тиб, я не хочу говорить что-то, просто чтобы сказать это… Ты мне очень-очень нравишься, мне с тобой очень-очень приятно. И я бы тоже тебя на войну не пустила, потому что не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, и я бы тебя больше не увидела. Я хочу тебя видеть, каждый день. Но я не знаю, как это всё называется. Ты дашь мне время определиться? Мне кажется, нам надо видеться чаще. И не только в темных коридорах. Шанталь надеялась, что своими словами не обидела сына Ровены, ведь он, наверное, ожидал ответного признания.

Tiberius Ogden: Признаться в любви - все равно что сдать экзамен. Сперва ты очень долго к нему готовишься, учишь материал, не спишь ночами, разбираешься в сложных моментах, потом пишешь его, а дальше от тебя уже ничего не зависит. Ты ждешь результатов и успокаиваешься. Каков бы не был результат, ты сделал все, что мог, и переиграть уже ничего нельзя. Тиберий чувствовал себя примерно также. Краска вернулась на его лицо, он даже облегченно вздохнул и улыбка, которой он ответил Шанталь, была полна спокойствия. В конце концов, ему не отказали, и надежду у него не отобрали, а все остальное можно пережить. Рейвенклоец ласково погладил девушку по голове, как бы обадривая. Ему было тяжело произнести слова любви, теперь тяжело было ей. -Пока ты сама не вернешься к этому разговору, я тебя больше тревожить не стану. Но от подарков, сама понимаешь, тебе не отвертеться... солнышко, - с истинно тибериевским смешком ответил парень. - Ах да, а еще я всегда буду вертеться где-нибудь поблизости, пока не прогонишь. А сейчас пойдем отсюда, у тебя губы синие. Рейвенклоец поднялся на ноги и протянул девушке руку, помогая подняться. После этого Тиб свернул пледик и первый скользнул с крыши.

Chantal Boone: Шанталь тоже облегченно вздохнула, когда Тиберий принял ее чистосердечное признание. Она твердо решила для себя ту же, что, как только она все поймет, она тут же скажет ему, что думает и чувствует. Ей была очень приятна мысль, что Тиб будет рядом, и она вовсе не собиралась его прогонять. А еще ей теперь стало нравиться, что он называет ее "солнышком". Шанталь встала вслед за сыном Ровены, ухватившись за его руку, а когда он начал спускаться по лестнице, удержала его, оказавшись вновь на ступеньку выше. - Я тебя не прогоню. И ты… будь рядом, пожалуйста. Она не осмелилась ни на что большее, скромно посмотрев под ноги, а потом взяла его за руку, тоже начиная спускаться с лестницы. - Я провожу тебя до гостиной. Хочу знать, что с тобой все в порядке.

Tiberius Ogden: Короче говоря, все сложилось самым наилучшим образом. Тиб не ощущал никаких дырок на месте сердца, да и Шанталь не приходилось чувствовать себя убийцей мужских привязанностей. Возможно, конечно, некое подобие боли еще придет, когда Огден более тщательно обдумает ситуацию, но на данный момент рейвенклоец чувствовал себя очень даже ничего. -Ты что? - в притворном ужасе отозвался Тиберий на предложение Шанталь проводить его до гостинной. - Меня же засмеют потом: девушка провожает парня домой. Давай лучше ты проводишь меня, а потом я тебя. Тихий смех Огдена разнесся далеко по пустым коридорам Хогвартса, но ребята отошли уже далеко от Астрономической Башни, да и время было еще детское, так что наказания можно было не бояться. На очередном пересечении лестниц, одна из которых уходила наверх, а по другой можно было добраться до гостинной Хаффлпафа парника решительно пошел вниз.

Chantal Boone: - И я буду всю ночь думать, добрался ли ты до гостиной Рэйвенкло потом? - спросила Шанталь, вздыхая и видя, что Тиберий вовсе не собирается менять своего решения, спускаясь к гостиной ее факультета. - Тиб, я тебя когда-нибудь переспорю? - спросила она полушутливо-полусерьезно ему в спину, а затем догнала и вновь сжала руку. Они прошли еще немного и дошли до цели, в конце концов, как бы она ни старалась идти медленнее. - Вот и пришли. Я тогда пойду, да? А ты сразу пойдешь в свою гостиную и постараешься все же отдохнуть. Шанталь не хотелось прощаться с лунным рыцарем, но стоять в коридоре вечность тоже не представлялось хорошим вариантом. - Спокойной ночи тебе. Увидимся за завтраком… Она все еще медлила, сама не зная, что сделать.

Tiberius Ogden: -Я не сомневаюсь, что переспоришь, - усмехнулся Тиберий. - Просто есть вещи, в которых любой человек становится полным Гриффиндорцем. Ощутив в своей ладони теплую руку Шанталь, рейвенклоец вновь почувствовал прилив нежности к девушке, которая пока еще не приняла его любви. Захотелось обнять, приласкать и никогда-никогда не отпускать, но вот это сейчас явно было не самым лучшим вариантом, ведь он обещал... но когда-нибудь... когда-нибудь. О другом исходе думать даже не хотелось. Хогвартс - очень большой замок, особенно для тех, кто оказался там впервые. К сожалению, за семь лет он становится настолько родным, что из подвала на самую высокую башню можно подняться на автомате, абсолютно не заметив времени и расстояний. Вот поэтому Шанталь и Тиберий сейчас стояли возле входа в гостинную Хаффлпафа и по крайней мере один из них думал: "Уже?". -Обещаю, что никуда не буду заворачивать по дороге, - сказал Тиберий, видя, что девушка не разворачивается и не уходит. Но надо ведь, что поделаешь. -Увидимся. И не только за завтраком, солнышко, - ласково произнес парень и, в последний раз сжав руку хаффлпафки, развернулся и пошел в башню своего факультета. Он и правда никуда не сворачивал. Чары начинали выветриваться, нога начинала ныть, но сил добраться до кровати вполне хватило, а там он сразу же провалился в сон.



полная версия страницы