Форум » Архив «Lumiere-43» » [Праздничный ужин начала учебного года - 1 сентября 1943 г.] » Ответить

[Праздничный ужин начала учебного года - 1 сентября 1943 г.]

Dietrich Lumier: Время: вечер 1 сентября 1943 г. Место: Большой зал Участники: все студенты, преподаватели и Пивз Все собираются в зале, чтобы обменяться впечатлениями о лете, посмотреть, кто и как после лета вырос, послушать речь директора, поглазеть на первокурсников и, конечно, поесть вкусностей и хорошенько посплетничать.

Ответов - 87, стр: 1 2 3 4 5 All

Walburga Black: Вальбурга только и успела закатить глаза, когда внезапно появившийся Руквуд её приобнял. Левая рука невольно потянулась, чтобы проделатьв коллеге четыре лишних дырки, но Блэк сдержала этот некрасивый порыв. Как ни крути, а Креон был молодцом. Даже Бурж приходилось это признать. Не вслух и не часто, разумеется. Согласно покивав словам юных белокурых прелестниц, Вэл осталась довольно полетом мысли младших слизеринок. Их слова и выражениях лиц показывали, что за кукольными личиками прятался и ум тоже, а не только мясо. Будет, на кого оставить факультет. Не на этих несносных мальчишек же! Староста обвела слизеринцев ироничным взглядом. Больше всего досталось Рэндому. - Эльфы для этого предназначены, а у великанов вообще цели нет, кроме бессмысленных разрушений, - недовольно буркнула девушка, с такой злобой вонзая нож в пирог с требухой, будто это он будет лесником. - Да и вообще, - но что вообще, никто так и не узнал, потому что рядом с громким хлопком появился Пивз. Вэл не раз жалела, что запрет на аппарацию не распространялся на этого негодника. Его было слишком много. Особенно сейчас. Услышав слова полтергейста, девушка покрылась красными пятнами от подбородка до основания шеи. Хорошо хоть Пивза редко воспринимают всерьез. - Пивз, прекрати немедленно! Иначе я позову Кровавого Барона, - угрожающе приподнялась с места Бурж, провожая замкового проказника взглядом, полным бессильной злобы. Он либо не услышал её слов, либо сделал вид, что не услышал. Когда призрак сделал крюк и начал возвращаться, староста на секунду подумала, что он одумался. Но зря - прямо перед ней на стол, недовольно вращая красными глазами и агрессивно топорща гребешок, приземлился черный петух. Блэк даже опешила: кому еще взбрело в голову завести такого дурацкого питомца?! От неожиданности первым заклинанием, что пришло ей в голосу, была "Vingardium Leviosa", подкрепленная аккуратным взмахом палочки. Петух завис в воздухе в полутора метрах над столом, и Бурж поняла, что птица её, похоже, уже ненавидит.

Kaeus Lermont: - Девять вечера, а тут уже бардак и хаос, - вынырнувший из всеобщего переполоха Лермонт был неизменно весел и доволен, - что-то ночью будет. Кошачья погода, беженец, не находишь? - и с этими словами шотландец спихнул со стола чьего-то толстого кота, чтобы опуститься рядом с другом и радостно уставиться в тарелку Лестрейнджа, на которой чья-то упитанная крыса невозмутимо дожевывала кусок кекса, разумно рассудив, что переполох переполохом, а кексы на тебя не каждый день с неба сваливаются. Ну или ты на кексы. - Ба, Нежданчик, да ты наконец перешел на подобающую тебе диету, как я погляжу. О, прости, - в этот момент Лермонт, очевидно, заприметил черного петуха, сидевшего одесную Рэндома, - я не видел, что ты с девушкой. Все-все, не мешаю, милуйтесь. И довольный своим безграничным остроумием шотландец обернулся к Розье. Надо сказать, что к шестому курсу обучения в школе чародейства и волшебства Кая уже сложно было удивить чем-либо, будь то выведенные полувеликанами чудовища или чизпаффлы на подштанниках директора Диппета, а уж однотипные выходки Пивза, сводившиеся к попыткам смешать в кучу коней, людей и прочий мелкий рогатый скот, и подавно перестали впечатлять. Хотя стоит признать, что в этот раз вышло забавно: Кай пару мгновений глядел на крыса в тарелке у Рэндома, а потом фыркнул и отломил еще кусочек кекса, чтобы протянуть его зверьку. Тот с достоинством принял угощение и все так же невозмутимо принялся его поглощать, не обращая внимания ни на людские крики, ни на угрожающее квохтание черного петуха где-то позади. Обменявшись таким образом любезностями с мудрейшим из сидящих за столом существ, Кай как ни в чем не бывало повернулся к Леонарду. - Я как всегда к кульминации? Я, конечно, имею в виду рассказ Диппета о том, на сколько строчек удлиннился школьный устав в этом году. Он должен неловко себя чувствовать, бедолага, ведь еще не все запретили, что можно было запретить... к примеру, мы все еще невозбранно дышим. Хочешь десерт? Вишневый с клубкопухом. Наверное, по ирландскому рецепту.

Tiberius Ogden: Тиберий Огден наелся до счастливого няканья, как выражаются некоторые особо замечательные магглы, а может даже и некоторые хаффлпафки, кто знает, о чем эти девчонки разговаривают между собой и какие слова и выражения выбирают. Речь сейчас вообще не о том. Домовые Хогвартса, как всегда, постарались на славу. Тиберий очень бы хотел сказать, что такой вкусной еды он в жизни своей не ел, но он точно помнил, что подобные восклицания сопровождали каждый его праздничный ужин. Короче говоря, мистер Огден находился в самом благоприятном расположении духа, которое только улучшалось от того, что Аластор любезно предложил им остаться и посидеть с ними. Таким Муди нравился дружелюбному Тибу даже сильнее, чем обычно. Приступы благодушия бывали у гриффиндорца редко, и самые прозорливые уже давно научились их ценить. Но, как говорится, в бочке меда всегда найдется ложка дегтя в лице антропоморфической сущности - школьного полтергейста. Крики Пивза вывели Тиберия из блаженного полусна, навеянного вкусной пищей и дружеской атмосферой, и окатили с головы до ног ледяной водой жестокой реальности. Нож, занесенный над шеей жабы, Тиб успел остановить только благодаря квиддичной реакции. В ответ послышалось нервное "ква", после чего земноводное создание спрыгнуло со стола и помчалось к столу Рейвенкло, откуда тотчас же донеслись душераздирающие крики. Пока Вальпурга (Тиберий же говорил, что даже от ворон в этом мире есть польза) пыталась угомонить Пивза, Тиберий на Accio отозвал несчастную жабу обратно к себе. Крики прекратились, а Тиберий замер с палочкой в одной руке и бедным животным в другой. Оставалось только спросить: -Эм... никто не терял лягушку? И грянул гром! Вернее, и прилетел в Муди джем. Ой, сейчас прольется чья-то кровь, ну или на худой конец цитоплазма. Того кошмара, что творился за другими столами, парень уже и не видел.

Diego de Saavedra: Уединиться с милой сеньоритой не вышло. Кажется, в одном из своих писем Галатея упоминала о курьёзах, связанных со школьным полтергейстом Хогвартса. Очень вовремя этот любопытный сгусток ехидства и злонамеренности решил показаться Сааведра на глаза. Он как раз начал считать, что ничего интересного уже не произойдёт, с забавными традициями "одной из самых старых школ мира" покончено, можно откланяться. Судя по отсутствию серьёзной паники, полтергейст на празднике был такой же неотъемлемой частью, как и Распределяющая Шляпа. За шалостью главного катаклизма Хогвартса профессор следил с отстранённым интересом, пока его очередной пируэт не огласился очень знакомым кудахтаньем. Кальдо ненавидел всех. Обычно он ненавидел всех поодиночке, в доме Диего на его глазах редко бывало много гостей. И ненависть его заключалась в таком высокомерном виде, что позавидовал бы любой король. Здесь же всех было столько, что воинственная птица едва ли не взрывалась от желания порвать всех и каждого. А сохранять величественность не позволяла дурацкая поза. - Мне кажется, вы обещали, что багаж останется в неприкосновенности? - вежливо осведомился Диего у Директора, когда, извинившись перед собеседницами, обходил преподавательский стол и направлялся в сторону переполоха, устроенного его петухом. Птица отчаянно била крыльями по воздуху, изнывая от унижения. Диего вроде бы не торопился, но умереть своему питомцу от стыда всё-таки не позволил, оказавшись за спиной Вальбурги довольно быстро. Уделив внимание уже второй девице за сегодня, на агрессию петуха отвечающей вполне удачным заклинанием, Диего сказал, игнорируя летящий вокруг десерт. Кажется, один из них ударился о воздух напротив его спины и безвредно шлёпнулся на пол. - Благодарю, сеньорита. Caldo! Cierra la boca. Петух, пролеветировав к Диего, встрепенулся и затих. Диего усадил пострадавшего на предплечье как странную пародию на сову и ещё раз вежливо кивнул ученице. - Ещё раз приношу благодарность. Кальдо сделал вид, что никакого подвешивания, и уж тем более никакого мешка не было. Напыщенный петух грозно посмотрел на скачущего по тарелкам кота, явно прикидывая как ловчее ему наподдать, чтобы шерсть полетела, но хозяин уже налюбовался на высший пилотаж полтергейста и отправился в обратный путь. Традиции такие... традиции. Так сложно видеть в них хоть каплю смысла при взгляде со стороны. Кальдо повернул голову и ещё долго со значением смотрел на Вальбургу, пока ему позволяли глаза.

Leonard Rosier: - В кои-то веки, Лестранж прав, - зубасто заулыбался Розье, - к боггартам Хагрида, пусть сидит в лесу, ему там самое место, кто мы с вами такие, чтобы запрещать Диппету заводить домашних животных? А профессор-маггл... да вы с ума посходили ворчать, я в жизни ничего веселее не видел! Надо будет потом поспрашивать маленькую Лермонт, она нам охотно поведает о новых порядках у Барсуков, и... И тут начался Апокалипсис, правда, Пивз один отдувался за Четырех Всадников, но у него это выходило талантливо, артистично и, главное, с огоньком. - Элль! Друэлла! Гляди, там твоя кошка! - с восторгом первокурсника заорал любящий старший брат и защитник животных, неаристократично тыча пальцем в сторону гриффиндорского стола. Ну, а одновременно с хаосом появился Лермонт. У него это всегда отлично выходило, а если не выходило, они вдвоем обычно обеспечивали себе подобающий антураж: как истинный будущий лорд и пэр Королевства, Кай был человек не гордый и не гнушался все сделать своими руками, если мир был к нему жесток. А что Розье? Розье просто любил цирк и устраивал его везде, где только мог, исключительно из неземной любви к оному. Шотландец и француз пронаблюдали, как Вальбурга поднимает в воздух черного петуха, и как его забирает новый профессор. Леонард даже успел удивленно поинтересоваться, какого боггарта она делает, и не собирается ли принести птичку в жертву прямо здесь, как в лицо ему влетел кусок фруктового желе. - Эй, Пивз, - слизеринец возмущенно швырнул "подношение" обратно, - я еще не начал ужинать, а ты уже десерт подаешь! Иди к дементорам с такими манерами! И ты, Лермонт, туда же... по тому же поводу. Несколько успокоившись, Леонард вынул клубкопуха из розетки с вишневым муссом (который клубкопух деятельно доедал) и устроил рядом с крысом. - Нет, ты не к кульминации. Ты все пропустил. У нас теперь тут окончательно установился филиал Бедлама. Хагрид - егерь, маггл - профессор, мир - погибает, потому что весь Слизерин кусает стол, и яд течет по полу, захлестывая колени.

Margery McKinnon: Марджери вздохнула и с тоской посмотрела на рейвенкловский стол. Как-то всё-таки это негоже, оставлять своих, но Тиберий был настойчив, да ещё и Аластор попросил остаться, поэтому девушка, не долго думая, принялась заполнять свою тарелку всяческими вкусностями, которых на столе было в избытке. Наложив всего, да побольше (удивительно как в эту рыжую девушку всё поместится), МакКиннон взялась за столовые приборы. - Мне было очень жалко Хагрида. Не в обиду ему, но я была уверена, что он не способен на что-то подобное. И дело не только в качествах характера и отсутствию склонности к насилию, у него бы просто не хватило способностей. Так что истинный виновник ещё ходит на свободе. - мрачно заметила МакКиннон. - Думаю да. Ритуальная магия это очень древняя и непредсказуемая магическая практика, я бы даже сказала опасная. Меня удивило, что попечительский совет согласился на введение подобного предмета в программу этого года. - задумчиво продолжила рыжая. - Я читала, что некоторые друиды могли колдовать, не используя волшебной палочки, лишь при помощи ритуалов. Не знаю несколько это правда. - Мардж вздохнула и принялась сосредоточенно резать мясной пирог. - А вот на маггловедение я не запишусь. Конечно, занятная вещь, но мне кажется абсолютно ненужная. Зачем нам изучать магглов в обязательном порядке? - рыжая потянулась к кубку, чтобы глотнуть тыквенного сока. Как раз в это самое время и состоялось феерическое появление Пивза, сопровождающееся качественными спецэффектами, один из которых благополучно приземлился на гриффиндорский стол. Кошка Друэллы (ох, как не любила их Мардж) имела наглость перевернуть чашу с пудингом прямо на колени рейвенкловки. Рыжая с криком вскочила. - Дементор тебя поддери, Пивз! - обычно спокойная и сдержанная МакКиннон впервые в присутствии молодых людей позволила себе столь "крепкое" выражение. Но тут всю её злость как рукой сняло, когда в Муди полетел фруктовое желе. Гриффиндорец так смешно выглядел, что Марджери не выдержала и звонко рассмеялась.

Laura Kramer: Желе вызвало взрыв сладости во рту, и Ната на пару секунд прикрыла глаза, наслаждаясь такой вкуснятиной. Фиг с ней, с магией, если бы магглы узнали, какие вкусности бывают в Хогвартсе, они все бы хотели тут жить. Контраст, контраст, после трех месяцев скучной жизни дома, он ощущался особенно сильно. От такой закуски аппетит только повысился, так что Лаура, вооружившись тарелкой и вилкой, начала набирать себе побольше самой разнообразной еды. - Муди, ты аккуратней. Те пирожки наверняка отравлены, - съязвила блондинка, с ухмылкой взглянув на гриффиндорца. Сидеть рядом с ним было одно удовольствие. Все эти косые, угрюмые взгляды… Парень вел себя так, словно вся еда на столе кусалась. Лау казалось такое поведение забавным, и она даже не пыталась такого отношение скрыть. Наоборот, день за днем нарывалась на то, чтобы ей дали по лбу. Фразу Мардж на счет маггловедения Лаура решила проигнорировать, сделав вид, что очень сосредоточена на еде. По поводу чистоты крови у блондинки мысли были самые разные. С одной стороны, подобные высказывания были оскорбительны. То есть, травы и магических животных изучать – это нормально, а других людей, с удивительной историей и изумительными открытиями – это не обязательно? С другой стороны, англичанка отчаянно мечтала, чтобы её как-нибудь очистокровили и отправили на Слизерин. Честно? Лау была уверена в том, что попала на Гриффиндор из-за того, что её родители магглы. Хоть один был бы волшебником, отправили бы на Слизерин. Ах, мечты-мечты… В общем, когда речь заходила о магглах и чистокровнах, девушка предпочитала притворяться глухонемой. Так проще и привычнее. Если бы она злилась всякий раз, как её называли грязнокровкой (а называли частенько, она ведь вечно лезла к слизеринцам), уже бы с ума сошла. Появление Пивза вызвало у Лауры улыбку. Кто бы что не говорил, а полтергейста она любила. Он всегда привносил в жизнь какое-то разнообразие, шум, суматоху – в общем, всё то, что так любила блондинка. Порой казалось, что, если бы не Пивз, все бы просто померли от скуки и однообразия. Когда раздался визг первокурсников. Да-да, были здесь такие, кому не повезло так же, как Лау, и появление летающего человека их удивило и испугало, на лице Лауры почему-то появилась злая ухмылка. И, хоть она и была старостой, даже не подумала подняться и угомонить малышню. То ли не хотела, то ли просто забыла о своей должности. Могло и такое случится, в конце концов, она староста пока только один день. Дальше полетели петухи, жабы и кошки. Тут англичанка напряглась, ожидая пикирования на какой-нибудь стол своей Люси, однако этого не произошло, так что можно было просто понаблюдать за происходящим. В довершении сего прекрасного действия, в Аластора полетело лимонное желе. И вот тут вот Лаура уже не удержалась: прикрыла рот ладошкой и начала тихо хихикать. Всё происходящее её веселило так, что уже даже получить от Муди было не страшно. Возмущенные восклицания Лаура тоже не понимала.

Ian Diggory: Студенты спрыгивали с подножек подъезжающих карет и спешили один за другим в сторону замка, кто в нетерпеливом предвкушении новых приключений и чудес, кто с опаской за неопределенность будущего, а Йен просто возвращался домой. У него был уже один дом на юге Англии, родной, любимый, но кто сказал, что их не может быть целых два. И пока ученики и их наставники стекались в Большой Зал, каждый ожидая от нового года чего-то своего, Кэдоган, извинившись перед сестрой и братом, направился в другое место – пока еще тихую и пустую гостинную Хаффлпаффа, где должен был встретиться с остальными старостами и новым деканом чтобы получить инструкции на сегодняшний вечер. Потом же он заболтался с однокурсницей и в результате конечно же чуть не опоздал, вбежав в зал лишь за минуты до начала торжества. Времени перекинуться парой слов с друзьями и знакомыми уже не оставалось, двери открылись и по проходу между столами засеменили будущие первокурсники. Кажется сам он был на их месте целую вечность назад. Началось распределение и Диггори вместе с остальными выкрикивал имя своего факультета и пристально вглядывался в лица детишек - добрые, приветливые, немного растерянные и испуганные – хорошие такие лица. Смеялся, шутил, одобряюще похлопывал «пополнение» по плечам и нет-нет да дотрагивался до значка на груди словно проверяя все ли он еще там. Со стороны это должно быть выглядело смешно, но сохранять невозмутимое достоинство никак не получалось, Йен был невероятно горд своей новой должностью. Потом директор произносил речь, а шестикурсник изучающе разглядывал нового декана. Удивительно откуда берутся и как быстро распространяются слухи, но уже в первые десять минут в Хогвартс-экспрессе он не только знал имя – Патрик Браннон, но еще и получил краткую, но весьма исчерпывающую справку о его биографии, и как к этой биографии относиться пока совершенно не понимал. Декан производил приятное впечатление и человеком, очевидно, был неплохим и небесталанным, но был у него весьма существенный недостаток – он был маглорожденным. Не то чтобы Йена сильно волновал этот факт, отношения с окружающими он выстраивал совсем на других основах, но вот за будущее факультета опасался. К Хаффлпаффу и так издавна относились с снисходительностью и некоторой порцией насмешки. Простачки-дурачки. Они не выигрывали кубок Хогвартса вот уже шестнадцать лет, выигрывали ли кубок по квиддичу уже и не могли вспомнить за давностью лет, а в прошлом раз и вовсе заняли последнее место. Их сила была в других вещах и Кэд свой факультет любил и гордился им и так, но год он предчувствовал для них особенно непростой. Но окружающим о его невеселых мыслях знать не следовало и Йен продолжал улыбаться. Проблемы и трудности они будут решать по мере поступления и никогда не сдадутся, никогда не опустят руки, не оставят друг друга, в этом и был весь Хаффлпафф. Когда первокурсники немного освоились и бросились в атаку на наполнившиеся всевозможными явствами тарелки, Диггори наконец-то обвел зал взглядом, стараясь найти знакомые-родные лица, которые по странному стечению обстоятельств скучковались у гриффиндорского стола. Он было уже собрался к ним присоединиться, но тут под потолком появился главный любимец школы – Пивз и пришлось успокаивать перепуганных детишек, части из которых еще и досталось получить лимонным желе в их первый же день. А ведь некоторым бедным ребятишкам еще предстояло узнать, что привидения живут не только в сказках. Самому Кэду сегодня тоже повезло, желе плюхнулось ему прямо на макушку и мягко сползло на правое плечо. Если сначала появление главного вредител всея школы заставило его тихо ругнуться себе под нос, то сейчас он только смущенно расхохотался, вертя головой в поисках свидетелей своего позора. Замечательно год начинается, просто замечательно!

Patrick Brannon: Патрик улыбнулся своей бывшей учительнице, а теперь коллеге - жизнь странная штука воистину. Теперь он, похоже, узнает все еще неузнанные тайны и секреты Хогвартса. - А я-то раньше думал, что преподаватели готовы посвящать студентам любую свободную минуту. Надо будет нам посидеть как-нибудь за бокалом... чая, думаю, я бы много полезного смог бы перенять от Вас, профессор. Улыбка Патрика была само очарование, и досталась она и девушке-библиотекарю, с ходу перешедшей к делу и успевшей Браннона заинтриговать подобной таинственностью. Правда, он понимал, что за этим кроется, скорее всего, разговор об экземплярах какого-нибудь учебника или Запретной секции, например. Кстати! Теперь секция казалась не такой уж и запретной. - Очень приятно, мисс Треверс, и я в полном Вашем распоряжении, разве что уступлю возможность первым пообщаться с Вами коллеге. Патрик кивнул иностранцу, кожей ощущая, насколько тому неприятен. Впрочем, и это не избавило его от улыбки. Зато это с успехом сделала речь директора и последовавший за этом гул, прошедший по залу. Что ж, весьма "теплый" прием от студентов, хотя Браннон и не строил на этот счет каких-либо иллюзий. Он бы еще порефлексировал на эту тему, если бы в Зал не ворвался Пивз, а с ним, как обычно, безумный хаос. Патрик с удовольствием бы понаблюдал за происходящим со стороны, не вспомни он, что является теперь еще и деканом. Поднявшись со своего места и обогнув стол преподавателей, а также прихватив по пути пустой поднос, он вышел к центру Зала и помахал Пивзу. - Эй, старина! Рад тебя снова видеть, я соскучился. Тебя, как всегда, не пригласили на праздник, и ты решил пригласить себя сам? А ты знаешь, что делают с незваными гостями? Exortio!* И пусть он и магглорожденный, но все же волшебник. ________________ *отправить Пивза из Зала, соответственно

Alastor Moody: Аластор лишь рыкнул в сторону Лауры. Принцип «на зло» у бедного гриффиндорца не сработал. Он вместо того, чтобы опровергнуть все факты о свой паранойе и взять те самые булочки, посмотрел на них с еще большим подозрением и окончательно уронил свое настроение ниже плинтуса. Теперь он подозревал не только шкодливых детей, но и новоявленную старосту, которая хоть и была с виду очаровательным человеком – на деле могла оказаться тем еще подарком Судьбы. Пришлось довольствоваться малым – подтянуть к себе жареной картошки, что была прямо вот под рукой. Мардж говорила, видимо обращаясь к блондинке, но Аластор все равно слушал и запоминал. Вряд ли ему могли понадобиться данные факты, но хотя бы простое отношение рейвенкловки он запомнит и потом как-нибудь использует. Хотя бы для того, чтобы понять какие-то ее мысли и поступки. Ткнув вилкой в один кругляш картошки, Муди с подозрением на нее воззрился и уже было отправил в рот, как тут…Что-то сладкое, липкое и совершенно не подходящее под описание «вкусное» (рассмотрим ситуацию от лица Аластора) впечаталось в лицо. Левый глаз скрыло полностью, ошметки прилипли к волосам и часть стекла вниз по шее. Муди вздохнул. Вот Мардж и Лаура хихикали. Им-то конечно было нормально тут посидеть поржать над ним, у них лица были в порядке. А вот Муди огорчился. Ох как же Муди огорчился…Вообще было в пору кинуть вилку, подняться из-за стола и с возгласом «ну я так не игра-аю!» утопать из зала, попутно заливая пол своими горючими слезами. А потом еще для полноты картины удавиться где-нибудь в проходе, чтобы раскачиваться и мешать людям нормально ходить. Но мы же прекрасно понимаем, что это – лишь мечты и приятные думы некоторых людей. Увы, но этот субъект такое удовольствие людям вряд ли доставит. Народ визжал, кричал и шумел. Мелкий, стоит добавить. Они-то Пивза не видели, не знали, привыкнуть не успели. В прочем, часть из них заливала просто за компанию. Да, гриффиндорец и так был уже как динамит, что только что подожгли, но это выводило его из себя и того больше, хотя даже странно – куда еще-то? Но поверьте, нет предела совершенству. Достать деревянную подругу из рукава, ткнуть кончиком в одного из малышни напротив, взмахнуть. - Silencio! - Все-таки приятно знать психологию людей. Так один мальчишка, бессмысленно напрягающий связки, заставил замолчать еще нескольких соседей одного с собой возраста. Видимо, чувство коллективизма не только на шум работает. Осталось обернуться и проделать подобный же трюк с еще одной вопящей малышней. Прекрасно и спокойно жить, если в руке палочка и слово «мораль» ты лишь пару раз в книге видел. - А теперь ты, гаденыш, - рыкнул Аластор, направляя палочку уже на виновника сего торжества. Мало чем это могло усмирить зал, но зато мстительность была бы удовлетворена, - Ex…- Но не только Муди оказался умным человеком. Аластор ухмыльнулся, с куда большим уважением взглянув на Патрика. Чтож, стоит, пожалуй, присмотреться к нему более внимательно.

Tiberius Ogden: Спустя секунд двадцать, которые Тиберий провел, глядя на действия Аластора, который уже бушевал вовсю, отправляя малышню на тот св... на иной звуковой диапазон, а Лаура и Мардж хихикали над бедным гриффиндорцом, к парню подошла какая-то девочка с двумя веселыми высокоими хвостиками и, робко взглянув на него, молча протянула руку. Тиберий аккуратно передал девочке жабу и та, смущенно улыбнувшись, убежала обратно за стол Хаффлпафа. Кажется, у Тиберия появилась еще одна маленькая фанатка. Теперь разберемся с малышней, на которой сорвался, впрочем довольно успешно с точки зрения пользы общества, Муди. Тиберий, как староста школа, не мог одобрить подобных методов воспитания, но a la guerre comme à la guerre. Рейвенклоец строго посмотрел на ребятишек: -Кричать больше не будем? Малышня в ответ активно замотала головой. Так активно, что Тиб даже решил, что эта самая часть туловища сейчас у них отвалится. -Вот и славно, это всего лишь наш милый, добрый, бесконечно родной полтергейст Пивз, с ним вы будете сталкиваться постоянно. В основном тогда, когда меньше всего будете этого ожидать. Не стоит его бояться, это его лишь веселит. Припугните его Кровавым Бароном (приведение дома Слизерин), и он утихомирится, либо запомните заклинание, которое сейчас продемонстрировал нам новый декан Хаффлпафа и по совместительству профессор маггловедения, мистер Браннон. Все ясно? Малыши закивали, причем еще активнее, чем до этого мотали головой. -Приятно иметь дело с понимающими детьми. Они - такая редкость в наше время. Finite Incantatem! - закончив свою лекцию о правилах выживания в стенах Хогвартса, Тиберий взмахнул палочкой и снял с несчастных детишек заклинание немоты. Какой-то мальчишка не выдержал и со слезами выбежал из зала. Зря он так. Если заблудится в коридорах Хогвартса, а он точно заблудится, ждет его веселая ночь, полная удивительных открытий. Размышляя об этом, Тиберий подошел поближе к Муди, наклонился к его уху и тихонечко шепнул: -Ал, за использование магии на студентах мне тебя придется к Дамблдору вести. И что-то я сомневаюсь, что есть шансы, что профессора не заметили твоих воспитательных мероприятий. И вот не надо говорить, что рейвенклоец ведет себя несправедливо. Он и так проявил вверх гуманизима, не озвучив наказание вслух. Аластору итак живется в Хогвартсе несладко из-за козней малышей (которые он в большинстве своем придумывает сам), но спускать ему его выходки не стоит. Эдак, из школы все ученики разбегутся.

Druella Rosier: Определенно, учебный год начинался весьма мило. Для начала шокирующая новость о великане Хагриде, а теперь вот шалости Пивза. Девчонка вдоволь посмеялась бы над неудачами тех, кто попал под раздачу полтергейста, если бы не оказалась среди "пострадавших". Вокруг творилось черте что, все галдели, кто-то откровенно ржал над соседом, петух, доставшийся слизеринцам, то и дело норовил выклевать старостам глаза, а Друэлла была озабочена своим питомцем. Довершал картину любимый братец, который вместо того, чтобы помочь сестре, принялся громко орать и тыкать пальцем в направлении кошки. Блондинка подавила в себе дикое желание отвесить брату подзатыльник, за все хорошее, так сказать, и от души. Однако ее опередил Пивз, который, видимо, перешел к следующему этапу своих шалостей. Глядя на физиономию Леонарда, по которой стекало свежее желе, Друэлла злорадно ухмыльнулась, и пошла за своей кошкой, которая устраивала погром где-то в районе гриффиндорского стола. - Жюли, ma belle, иди ко мне! - Приказала Розье, подходя к столу львят. - Немедленно! - Нетерпеливо притопнув ножкой, она принялась осматривать ущерб, нанесенный ее питомцем не без помощи злосчастного полтергейста: - Муди, это желе тебе очень идет. - Хихикнув, Друэла подхватила кошку и понесла ее к столу своего факультета, на ходу коря Пивза на чем свет стоит. - С каждым годом Пивз становится все невыносимее, и невыносимее. - Вздохнув, она усадила Жюли к себе на колени, и принялась неторопливо поглощать свой ужин, мечтая только об одном - мягкой кровати и теплой перине.

Peeves: О, сколько прекрасных маленьких детишек визжали, кричали и с криками разбегались по Залу от Пивза! Полтергейсту же оно словно бы только добавляло ещё больше азарта: он гонялся за ними, горланя что-то вроде ‒ “Без десерта не уйдёшь, наверху его найдёшь”. А потому доставалось не только первокурсникам, вслед за Леонардом и Аластором свою порцию малинового желе в волосы получили развеселившиеся Марджери и Лаура. А потом профессор Браннон всё испортил! - Старина Пэдди! Пэдди-Пэдди – хулиган! Хулиган теперь декааааааан!! Заклинание преподавателя подействовало и, уронив последнюю порцию желе на “хулигана Пэдди”, полтергейст умчался прочь из Большого Зала со скоростью “Кометы” последней модели. - Старосты! – Звучно провозгласил директор Диппет, вновь привлекая к себе внимание. – Старосты, позаботьтесь о первокурсниках!

Abraxas Malfoy: Разлив девушкам сок, Абраксас ещё успел поздороваться со вторым кузеном, улыбнуться сестре, положить еды в свою тарелку и... и потом в Большом Зале возник полтергейст. Если и было во всём замке хоть одно существо, способное вывести Малфоя из себя за считанные мгновения, то этим существом, несомненно, являлся Пивз. Аккуратный до занудства юноша неизменно бесился каждый раз, когда неугомонный дух хаоса ломал мебель, швырялся предметами, пачкал одежду и вёл себя в лучших традициях буйнопомешанных. Даже Гриффиндорцы – и те вели себя приличней! Нецензурно выругаться Малфою не позволило лишь воспитание, крыса в тарелке кузена и Лермонт, всё-таки почтивший пир своим присутствием. - Шотландец, бардак и хаос здесь всегда. Уж за пять-то лет мог бы привыкнуть. Ненавижу бардак. И ненавижу Пивза. Великие маги, сколько их было! И ни один не придумал, как вышвырнуть из школы это недоразумение! Надеюсь, профессор Сааведра знает толк в избавлении мира от полтергейстов, иначе его птичке не протянуть дольше недели. Последнюю фразу Абраксас произнёс, провожая взглядом вышеупомянутого профессора с петухом на плече. - А ты, француз, вытри остатки желе с лица. А то с такой рожей ты похож... вон, на Муди похож. И на клубкопуха вишнёвого. Хмыкнув, Малфой сунул Розье салфетку и лениво потянулся за кубком. - Неужели они думают, что это смешно? Тёплый приём для гостей с континента? Цирк с котами и петухами. Только Хагрида с паучками не хватает. Вы оба ужинать будете, или пойдём отсюда?

Lucretia Black: Внешний вид: школьная форма, волосы собраны на затылке в аккуратный пучок. С собой: волшебная палочка. Лукреция давно не испытывала той детской, сентиментальной привязанности к школе, когда каждое первое сентября ожидалось с большим нетерпением и любопытством. Из года в год оно проходило по одному и тому же сценарию, весьма монотонному и порядком набившему оскомину. Вокруг были привычные лица, с частью которых девушка нередко виделась летом на всевозможных выходах в свет, вереница рассеянных первокурсников проходила церемонию распределения по факультетам, которым надлежало стать для детей новым Домом, а речь директора Диппета дополнялась свежими пунктами в школьном уставе и традиционным напоминанием о списке запретов, вывешенном на двери кабинета мистера Прингла, что чаще всего обходился студентами стороной, как, впрочем, и сам его хозяин. На этот раз сценарий повторился с незначительными изменениями касаемо обновлений в преподавательском составе школы, вызвавших немалый резонанс среди учащихся, очередным пополнением с континента и неожиданным назначением на должность лесничего. Неожиданным не для Лукреции с Орионом, чей отец не скрывал своего недовольства этим летом на площади Гриммо. Несмотря на отсутствие праздничного настроения и желания участвовать в беседах, проводимых за столом Слизерина, в это первое сентября семикурсница была, действительно, рада вернуться в школу. Нейтральная позиция Хогвартса и готовность взять под своё крыло нуждающихся в его защите, делала замок оплотом спокойствия и надёжности. Лондон, то и дело обстреливаемый маггловскими бомбами, остался позади, а война в Европе отсюда казалась ещё более далёкой, хотя отнюдь не эфемерной. Пивз привнёс своим появлением толику разнообразия в размеренный ужин и на какое-то время отвлёк девушку от её мыслей. Вот уж кто был мастак творить хаос из ничего и раздражать любителей порядка. Стоило проникнуться, как минимум, уважением к новому профессору, выдворившему это недоразумение природы из Большого зала, хотя Лукреция и сильно сомневалась в целесообразности введения такого предмета, как маггловедение, в школе чародейства и волшебства. В то время как второго профессора, занятого птицей, девушка провожала из зала весьма заинтересованным взглядом, потому что ритуальная магия - это уже совсем другое дело. Вернувшись к ужину, Лукреция думала, что завтра запишется на новый курс, а пока у неё есть этот последний первосентябрьский вечер в школе и ощущение, что наступивший учебный год принесёт куда большие перемены.

Creon Rookwood: Руквуд уже давно привык, что в этой школе ничего не обходится без происшествий. Казалось бы, ничто не предвещало скорой кульминации – и, пожалуйста, Пивз собственной персоной. – Я тоже хотел бы сказать, что соскучился по тебе, да это будет неправда. – Недовольно пробурчал Креон, потирая ухо. Полтергейст явно намеревался продемонстрировать себя новичкам во всем своем потустороннем великолепии. Что ж, нельзя не признать, что это ему удалось – малышня верещала так, будто ее резали ножами, а не обстреливали безобидным желе. Правда, внимание слизеринца куда больше привлек их новый преподаватель Ритуалистики, которого удалось рассмотреть поближе. Мысленно, юноша поаплодировал Вальбурге – вот уж кого точно невозможно смутить ни свалившейся в тарелку птицей, ни появлением преподавателя. Однако, пора было вспомнить о своих непосредственных обязанностях, оставив роль наблюдателя, о чем любезно напомнил директор, пытаясь перекричать общий шум. – Господа, вынужден вас оставить. – Руквуд шутливо кивнул, сделав рукой какой-то витиеватый жест, призванный спародировать какого-нибудь мелкого средневекового дворянина, после чего нацелился на дальний конец стола. – Первокурсники, все ко мне! – Его повышенный тон явно указывал на то, что лучше послушаться. – Первокурсники! А это что такое? – Замешкавшись, слизеринец не отойдя от прежнего места и нескольких шагов, наткнулся на размазывающую по щекам слезы девочку, явно фрустрированную происходящим. – Что за слезы? Испугалась полтергейста? – Ребенок закивал в ответ, продолжая разводить сырость, и с надеждой воззрился на старосту. Но становиться спасителем, не собрав всю паству, было бы опрометчиво. Поэтому взяв девочку за руку, Креон подвел ее к тому месту, где только что стоял сам. – Не бойся, он больше не вернется. А если ты еще и перестанешь плакать, то наша добрая староста Вальбурга расскажет тебе, почему не надо бояться Пивза. – Отбуксировав таким образом испуганную девчушку к напарнице, Руквуд за ее спиной выразительно посмотрел на Блэк. Видимо, пытался одновременно и не рассмеяться, и передать ей немую просьбу постараться хотя бы не заставить ребенка рыдать еще сильнее. – А я пока поищу твоих сотоварищей. Первокурсники! – Развернувшись, юноша двинулся вдоль стола. – Без паники! Слизерин, первокурсники, все сюда!

Kaeus Lermont: Подперев кулаком щеку, Лермонт печально наблюдал за творящейся вокруг вакханалией и, кажется, испытывал какие-то противоречивые чувства, сродни эмоциям путешественника, которого обокрали в порту родного города. С одной стороны, вещей жалко, но с другой - ах, эта милая сердцу неисправимо вороватая родина, где люди готовы на все, лишь бы не работать честно! Такое упорство достойно восхищения и ностальгии: как виртуозно в первый раз у тебя увели бумажник, и как элегантно Пивз обрушил книжные полки на голову Слагхорну... Запутавшись в собственных метафорах, Кай тряхнул головой, и не отводя печального взора от директора задумчиво произнес: - Попытки Диппета сделать вид, что у нас тут приличное заведение, не выглядели бы такими жалкими, не будь они такими бесполезными. Ему сейчас хочется дать горсть кнатов, чтобы он мог наконец уволиться и зажить в свое удовольствие. Надо, кстати, подкинуть идею папе... Серьезно, единственное, что может держать его на этой должности, это материальные трудности... потому что иначе нам придется с прискорбием признать, что он просто идиот. Лермонт перевел печальный взгляд на Абраксаса; скосил глаза в другую сторону, чтобы оценить модные малиновые потеки на лице француза и перехватил салфетку из руки Малфоя. - Дай я тебе носичек вытру, дитятко... - приговаривал Кай скорее размазывая желе по лицу друга, чем вытирая его, - шестнадцать лет, а все вилочку держать не научишься. Хоть зубки научился чистить, теперь бы еще шнурки освоить... От последовавшего удара Кай каким-то чудом успел уклониться и, посмеиваясь, поднялся на ноги, бросая скомканную салфетку на стол. - Эх, не пробовать мне ирландской кухни... То есть мы можем остаться и понаблюдать за тем, как Руквуд выпрыгивает из форменных штанов, изображая хорошего старосту, но я не уверен, что хочу знать расцветку его подштанников. Беженец, да утрись уже хоть скатертью что ли и пойдем! Блондинка, ты с нами? Ваше крысейшество, - важному зверьку в тарелке Рэндома Кай отвесил учитвый поклон, в который раз признавая превосходство крыс над многими людьми. - Ну?

Laura Kramer: - Муди! Да что ты за изверг такой! – только и успела взвизгнуть девушка, когда гриффиндорец весьма грубо заклинанием «выключил» звук у нескольких малышей. Это было просто… просто… Да блондинка даже слова не могла подходящего подобрать, чтобы как следует описать весь ужас его поступка. Ладно, фиг с ними, орут, но зачем так пугать? Чтобы хоть как-то показать Муди степень своего возмущения, девушка шлепнула его ладонью по плечу. Не больно, больно у неё бы просто не получилось. Как только акт правосудия был совершен, блондинка шмыгнула в сторону, дабы не получить по головушке. А то заклинаний Муди знал побольше, чем Лаура. Мог чем-нибудь шарахнуть. Больно. Жаль, что возмездие всё равно настигло девушку. В виде малинового желе, повисшего на прядках кудрявых волос. Вот тут уже было не смешно, так что Лау поморщилась и с выражением величайшего отвращения на лице, начала соскребать с волос желе. Но знаете, гриффиндорка всегда была оптимисткой. В голову вдруг пришла мысль, что желе в волосах – лишний повод наведаться в ванную комнату старост. Блондинка ни разу там не была, но слышала, что там огромная ванна и куча всевозможных наворотов. Не терпелось все их опробовать. Пароль от ванной девушка уже знала. Увы и ах, веселье быстро закончилось. Не все в этом зале находили ор и хаос забавным, так что новый преподаватель произнес заклинание практически одновременно с Аластором и еще несколькими взрослыми учениками. К своему стыду, Лаура даже примерно не помнила, какое заклинание изгоняет Пивза. На глаза вдруг попался мальчик с испуганными глазами, которых хватался руками за горло и постоянно открывал рот. Больше всего он был похож на рыбу, которую выбросили на берег. Словно кричал, но ни единого звука не было слышно. Ох уж этот Муди… - Finite Incantatem! – произнесла Лау, направив свою волшебную палочку на мальчика. Глаза его не стали менее испуганными, однако теперь он мог хоть звук издать. Кстати, в этот момент директор напомнил старостам об их полномочиях. Представьте себе, Лаура помнила о ванне старост, но так не к месту забыла про свои обязанности. В качестве наказания гриффиндорка хлопнула себя ладонью по лбу, а затем пошла вдоль столов, усаживая малышню на свои места. - Тихо, тихо всё, садитесь на свои места, незачем кричать. Пивз уже улетел, и он совсем не опасен. Не бойтесь, садитесь и ешьте дальше, - блондинка усаживала младшекурсников, повторяя одни и те же фразы, а еще касаясь их плечей. Было забавно ощущать на себе взгляд множество маленьких блестящих глаз. За столом сидели и совсем незнакомые дети, первокурсники. Гриффиндор всегда пользовался популярностью.

Leonard Rosier: - Да идите к дементорам, - с трудом отбившись от заботы Лермонта, насильственной, как все добро, которое шотландец кому-либо когда-либо пытался причинить, Леонард с неким сожалением поглядел на крыса и констатировал, что таки да: крысы куда симпатичнее людей. И почему он себе крысу не завел? Они так забавно едят... - А ты всю жизнь на мороженое похож, блондинка, - вяло огрызнулся Розье в ответ на попытку Малфоя сравнить его с десертом, - или, вон, на меренгу. Фф... у меня пропал аппетит. Вынув палочку, француз очистил лицо и одежду от остатков сладостей и отодвинул в сторону тарелку. - "И лучше голодать, чем что попало есть"... Отбивные с вишневым желе и клубкопухами - это что-то излишне восточное на мой вкус. Да и шоу сегодня не удалось, у Директора хромает декламация, у Шляпы нет голоса, а клоун, прогоняющий Пивза - это вообще за гранью уныния. Идемте, братья, я расположен повеселиться. И направился к выходу, подлец.

Patrick Brannon: Поднос Браннону очень даже пригодился, ибо он как щит отразил выстрел малинового желе прямо в голову, и на секунду профессор маггловедения и декан Хаффлпаффа почувствовал себя на поле боя, с палочкой в виде меча и подносом в виде действительного щита. Что ж, битва только началась, пусть и начало ее было удачным – Пивз таки убрался из Зала, а Браннон зашагал к столу своего Дома под крики директора. Смешно, раньше его домом всегда был дом Годрика, а теперь он с детьми Хельги. - Старосты Хаффлпаффа, берите младшие курсы и выводите из зала. Кто успел поесть – тот успел, кто не успел – завтра спокойно позавтракает. Все в гостиную, живее. И постарайтесь не затоптать друг друга и не оттоптать змеям хвосты. После этого он вернулся к столу преподавателей, наклонился к школьному библиотекарю, говоря: - Если наш разговор не очень срочен, я бы отложил его до завтра, мисс Трэверс. Но если это вопрос важный – давайте поговорим сейчас, а то меня еще ждут мои деканские обязанности, я подозреваю.



полная версия страницы