Форум » Архив «Lumiere-43» » Прятаться страшнее - весна 1943 г. » Ответить

Прятаться страшнее - весна 1943 г.

Chantal Boone: Время: весна 1943, время открытия Тайной Комнаты, поздний вечер Место: дальний коридор замка Участники: Tiberius Ogden, Chantal Boone Описание: Шанталь идёт сражаться с неизвестным, и только Тиберий сможет остановить ее в этом безумии. Точнее, он именно тот, кто встретится ей на пути.

Ответов - 24, стр: 1 2 All

Chantal Boone: У Шанталь откровенно сдавали нервы в последние дни. Все эти разговоры о твари, что убивает грязнокровок... Она не могла отделаться от мыслях о тете Ирэн, о Гриндевальде, о дяде, о родителях, и о том, что их всех ведь убьют так. И когда она шла по одному из дальних коридоров поздно вечером, когда все уже были в гостиных, крепко сжимая палочку, Шанталь сама не понимала, что собирается делать. "Мы должны что-то сделать", - твердила она про себя. - "Я должна что-то сделать. Ведь это можно остановить". Она пыталась убедить себя, что ей не страшно, и постепенно ей действительно становилось не страшно совсем. Она шла по коридору твердым шагом и, казалось, не остановилась бы, пока не нашла то, что искала. Смерти, вероятнее всего. Прятаться было страшнее. Сидеть и знать, что там, совсем близко бродит кто-то, кто убьет тебя, если встретит. Он идёт, идёт, приближается... Шанталь и правда услышала шаги, и рука сжалась до боли, ногти впились в ладонь, и она подняла палочку, указывая вперед, в неизвестность, готовая отразить то, что придет за ней. Нет, было страшно, было так страшно, что ей казалось, что она уже умерла, потому что внутри все так холодно и пусто, но разум заставлял ноги идти, запрещал поворачиваться и бежать. Нельзя бежать, нельзя поворачиваться к нему спиной, нельзя. Он догонит, он догонит и убьет ее. Кто он? Почему он? Шаги были все ближе, отдавались гулким эхом в пустом и полутемном коридоре. Вот сейчас, сейчас... Рука дрогнула, и Шанталь даже не сказала вслух заклинания, только подумала, очень явно подумала. - Expulso.

Tiberius Ogden: Капитаны квиддичных команд совершенно не заботятся о здоровье и благополучии своих игроков. В школе ужас и паника, Тайная комната открыта, вечером дети боятся гулять в одиночку по коридорам замка, а эти изверги гоняют Тиберия по полю до темноты и требуют от него быть быстрее, выше, сильнее. Не вопрос, но в борьбе с монстром наследника Слизерина это как-то поможет? Вряд ли, в школе на метле особо не полетаешь. Короче говоря, рейвенклоец шел по Хогвартсу с метлой наперевес и в самом дурном расположении духа. Настроение портило еще и то, что ему пришлось задержаться в раздевалке, чтобы объяснить какому-то новичку смысл жиз... игры. Юное дарование, хоть и училось на факультете синих, смысл жизни понимать отказывалось. На повороте Тиберий на мгновение замер, чтобы выдохнуть и вернуть себе обычное уравновешенное состояние. Выдохнул. Не помогло. Вздохнул и пошел дальше, и тут... -Твою ж... - на большее воздуха в легких не осталось, а сам Тиберий полетел обратно по коридору на расстоянии метра над землей. Чудом успев сгруппироваться (а вы знаете, возможно, квиддич и поможет при встрече с монстром из Тайной Комнаты), молодой человек приземлился на бок, не ударившись ни головой, ни позвоночником, метла приземлилась рядом и жалобно простонала что-то на своем деревянном языке. Руки прочертили по камням, стараясь замедлить падение и в надбавку к боли, Тиб получил себе в коллекцию горящие и содранные ладони. Очень хотелось вырубиться, но разум упорно толкал рейва на ноги и настойчиво советовал взять в руки волшебную палочку. Встать не вышло, но палочка уже скользнула в ладонь, а ее кончик уставился туда, откуда должен был выйти обидчик. Обидчик не вышел, он едва выглянул, но этого хватило, чтобы... -Шанталь?! Какого гиппогрифа ты делаешь?! - обычно спокойный голос Тиберия сейчас дрожал от гнева, который парень даже не пытался подавить.

Chantal Boone: Шанталь услышала грохот и падение, а затем ругательства. Монстры не ругаются, по ее представлению, а тем более не делают это такими юными голосами. Хотя кто их знает, этих тварей... Раньше Шанталь с подобными не встречалась. Она высунулась из-за поворота, чтобы разглядеть чудовище, но у того была подозрительно знакомая квиддитчная форма факультета Рэйвенкло. А окрик заставил ее вздрогнуть, словно ее поймали на чем-то неправильном. Хотя нападение на сокурсников правильным ведь не назовешь... Она выскочила из-за угла, подбегая к лежащей жертве своей поспешности. - Тиберий! Я... Шанталь опустилась на пол рядом с Огденом, выглядя теперь весьма виноватой. - Я не специально, я просто думала, что это... Ну... Та тварь. Прости. Ты сильно ушибся? Это все рефлекс, я испугалась, что ты нападешь первым. Нет, не ты, а... Оно. Теперь Тиб сочтет ее трусихой и параноидальной сумасшедшей. Шанталь все еще держала палочку в руках, и теперь, видимо, самое время было применять заживляющие заклинания.


Tiberius Ogden: Когда Шанталь подбежала, Тиберий смог рассмотреть выражение ее лица, на "Вот так-то тебе, гаденыш!" оно было явно не похоже, напротив, оно пестрило всеми возможными оттенками "Я нечаянно" и еще большим количеством оттенков "Мне очень жаль". Рейв на секунду опустил глаза и почувствовал, как праведная ярость, подпитываемая десятком ушибов, понемногу утихает. Невозможно злиться на человека, когда он смотрит на тебя такими глазами. Рука с волшебной палочкой расслаблено упала на колено, а сам парень попытался принять более достойную позу, сменив свою "я прикидываюсь корягой" на "да я просто присел отдохнуть". Как только угроза миновала, сразу же стал... так, стоп, еще не миновала. -Шанталь, солнышко, опусти, пожалуйста, волшебную палочку, - бархотным голосом, в котором сквозили нотки успокоительного, пропел молодой человек. Нет, он не боялся, чтобы нервная хаффлпафка пальнет по нему еще одним заклинанием, это скорее к нему возвращалось его иронизированное чувство юмора. Потихоньку, перепрыгивая через ноющие кости и содранные руки, но возвращалось. -Если ты так боишься той твари, что ты тут делаешь в такой час одна? - неожиданно спросил молодой человек, удивленно глядя на девушку, личико той не было напуганным, скорее напуганно-решительным. Тиберий, конечно, знал, что дочь Хельги очень переживает из-за того, что творится в школе, но никак не предполагал, что станет жертвой ее переживаний.

Chantal Boone: Шанталь все еще силилась вспомнить подходящее заклинание, как Тиберий попросил ее палочку убрать. - Я не солнышко, - возразила она тут же. - И я хотела тебя полечить, но лучше, наверное, в Больничное Крыло тебе отправиться, Тиб. Она опустила палочку, но не стала убирать далеко - ее миссия еще не закончена. Она даже еще не начата, по сути. Надо было идти другим путем, другим коридором и другим часом. - Я не боюсь. И я… хочу найти ее первее. Прозвучало это так просто вдруг, будто Шанталь говорила вовсе не о том, чтобы сразиться с неизвестным ужасом. И сейчас, в планах, это и правда казалось простым - встретить тварь и... Убить? Разве она сможет? А разве у нее будет выбор? Она чувствовала себя будто в дурмане, совершенно не понимая, что собирается делать и о чем думает. Почему именно она вдруг справится с тем, с чем не могли справиться до нее, с чем, похоже, и преподаватели не могли справиться? Может, они и не пытались? Все ведь сидят и прячутся по гостиным, пока там не окажется случайно кто-то один и станет следующей жертвой. Этой ночью это станет Шанталь Бун, по всей видимости. - Так что ты иди в Больничное Крыло… Ты ведь сможешь идти? Бун резко поднялась с колен, вновь крепко сжимая палочку, протянув ему руку, чтобы помочь подняться, хотя ее тонкая рука не казалась достойной опорой. - Так вот, иди, а я пойду дальше. И она правда все еще собиралась пойти и совершить задуманное.

Tiberius Ogden: Тиберий скептически посмотрел на протянутую руку хаффлпафки и вместо того, чтобы встать, отполз к стенке и прислонился к ней спиной. Движения все еще вызывали боль: заклинание было мастерским, это невозможно было не признать. Одно но: монстра им вряд ли так просто пробить. -Ты собираешься найти тварь из Комнаты сама? - недоверчиво протянул рейвенклоец. Фразу про Больничное крыло он пропустил мимо ушей. Как же будешь думать о лечении, когда тут такое происходит. Одновременно парень осмотрелся и нашарил взглядом свою несчастную метлу. -Accio чистомет, - палочка на мгновение взвилась в воздух, притягивая к Тиберию деревянную страдалецу. Молодой человек перехватил ее рукой и внимательно оглядел. Видимых повреждений не было. Рейв облегченно выдохнул и снова посмотрел на Шанталь. -Слушай, я не в курсе, с монстрами раньше не встречался, но разве заклинанием Expulso его проймешь? Нет, определенно в Больничное крыло Тиберий не собирается. Как он может оставить здесь это луковое горе? В этом была вся Шанталь. Они не очень много общались до сих пор, но это качество дочери Хельги парень узнать успел. Если ей в голову что взбредет, то так просто от своего решения она не откажется. Бун вроде не была грязнокровкой, бояться твари ей не было нужды (если верить, что она атакует только магглорожденных ребят), но бросать ее наедине со своими тараканами было негуманно... хотя бы по отношению к тем бедолагам, которых Шанталь еще встретит на своем пути.

Chantal Boone: Шанталь тоже посмотрела на свою руку, раздумывая, чем она не понравилась Тиберию, но потом поняла, что, видимо, он еще не готов встать. Она помолчала в ответ на его вопрос, прежде чем утвердительно кивнуть. Ей не хотелось растерять решительность, пока она болтала тут с сыном Ровены. - С чего ты взял, что у меня в запасе одно Expulso? Это было первое, что пришло в голову. Я не стану тебе показывать, что еще умею, но поверь, Тиб, я умею. Сейчас это уже не была Шанталь - "мы все умрем", она уже определенно перешла в стадию "сейчас я пойду и умру первая, и тогда, возможно, больше никто не умрет". Она вовсе не считала себя спасительницей и героем, скорее уж слишком была нетерпелива. - Прятаться страшнее. Я не могу сидеть в своей гостиной сложа руки. Не могу. Бун больше не собиралась тратить слова, но и оставлять Тиберия в коридоре было странно. Она поколебалась несколько секунд. - Ты сможешь идти? - еще раз уточнила она. - Давай вставай, нет смысла тут сидеть. Хотя... Тебя ведь оно не тронет. Ее желание провожать его до гостиной Рэйвенкло резко пропало. - Ты в безопасности, да. Ты дойдешь сам до гостиной ведь? А мне надо... Шанталь отступила на два шага назад. Стоило быть здесь, хотя бы потому что она не чувствовала сейчас противной и липкой беспомощности, вдруг осознала она. - До встречи, Тиберий.

Tiberius Ogden: -Да верю я, верю, - миролюбиво заметил Тиберий, и, опираясь на камни, поднялся на ноги. Поморщился. Но скорее уже по привычке. Боль понемножку отступала, задавленная более интересными событиями, которые крутились сейчас вокруг рейвенклойца. -Вверх! - приказал парень, вытягивая руку над своей метлой, и та послушно прыгнула ему в ладонь. - До своей башни я, конечно, доковыляю, вот только туда я не пойду. Я пойду с тобой. Моя совесть не выдержит, если при встрече с монстром, некому будет отдать свою жизнь за такую прекрасную девушку. Кажется, Тиберий немного переиграл, ну и ладно, ситуация к тому вполне располагала. А расчет парня был прост: во-первых, если они пойдут вдвоем, то, вероятнее всего, монстр даже не появится, ведь поговаривают, что он нападает только на одиночек. Тиб искренне надеялся, что, побродив по школе, Шанталь успокоится, и он сможет проводить ее до гостинной в целости и сохранности. Во-вторых, еще не хватало, чтобы следующее Expulso угодило в какого-нибудь младшекурсника. За нападение на студента вполне можно было заработать себе исключение. Ну а в-третьих, рейву очень нравилось наблюдаться за решительной Шанталь. Такой он видел ее не часто, и нельзя сказать, что девушка ему сейчас не нравилась. -И даже не надейся, что тебе удастся меня отговорить. Дополнительная палочка в борьбе с монстром наследника Слизерина тебе понадобится.

Chantal Boone: Шанталь осмотрела сына Ровены очень скептически. - Я сама же чуть не покалечила собственного рыцаря, вот ужас-то, - улыбаться, впрочем, у нее сейчас не получалось, при всем желании. Она была вся натянута как струна от напряжения и внутреннего усилия собрать себя в кулак перед грядущим. - Я не буду тебя отговаривать, ты сам передумаешь по пути. Решительность ее рождала почти жестокость, которой в Шанталь раньше никогда не было. Не жестокость, скорее, жесткость, но и в жесткость со стороны этой травинки полевой было сложно поверить. Она продолжала идти по коридору, не задерживаясь ни на шаг, чтобы дождаться Огдена. - И я сомневаюсь, на самом деле, что нам вообще понадобится палочка. Что-то подсказывает мне, что, если бы его просто было остановить палочкой, его бы уже остановили. И да, пожалуй, я предупрежу тебя на всякий случай, Тиберий. Если пойдешь со мной, твой шанс умереть именно сегодня, а не в старости в своей постели заметно повысится. И это было произнесено ненормально спокойным тоном. В пору было заподозрить у Шанталь проблемы с рассудком… Но нет, она рассудок ее как никогда был ясен. Отчаяние порой толкает даже самых здравомыслящих на самые безумные поступки.

Tiberius Ogden: -Ну против тебя-то я не мог защищаться, - усмехнулся Тиберий, пытаясь понять, страшно ему или нет. По всем параметрам выходило что не очень. Бояться можно неизвестности, процент которой в данной ситуации зашкаливал, но статистика нападений успокаивала парня и он мог позволить себе быть даже немного расслабленным. Палочку, тем не менее, рейв не убирал: и ему так спокойнее, и, как надеялся молодой человек, Шанталь. Девушка быстро шла по коридорам, Тиберий, несмотря на боль, не отставал и все диву давался, как в такой хрупкой и ранимой, на первый взгляд, девушке может скрываться такой стальной стержень. Она сейчас очень напоминала Тиберию березку: под ураганом деревце согнется, но в отличие от дубов, кедров и кленов выстоит. -Солнышко, - кажется Тиберий слышал, что дочь Хельги отказалась от такого ласкового обращения, но парень никогда не был идеально послушным, да и как еще обращаться к такой милой хаффлпафке. - Я собираюсь стать мракоборцем, мне все равно умирать молодым. В этом есть свои плюсы. Меня запомнят красивым и в самом расцвете сил. Я вот только не понимаю тебя, если палочки нам не помогут, то как ты надеешься убить монстра? Красивыми глазами? Опа, кажется тут можно даже сократить время бесцельного блуждания по коридорам. Только бы удалось посеять в этой буйной голове зернышко сомнения. Самое время проявить свои дипломатические способности.

Chantal Boone: Хуже нет, когда ты решился на что-то опасное и уже идешь, а тут заботливые спутники начинаю забрасывать тебя тысячами вопросов о деталях твоего плана, даже не подозревая, что плана, по сути, и нет. Есть решимость, и все. И тут в пору развернуться и пойти обратно. Шанталь действительно развернулась, но лишь за тем, чтобы ткнув пальцем в грудь идущего за ней Тиберия и чуть запрокинув голову, чтобы было лучше его видно, заявить: - Так, милый мой, - это прозвучало весьма в тон к "солнышку", - давай, ты не будешь мне мешать, хорошо? Иди и молчи. Для начала нужно найти эту тварь и понять, что это такое. У меня с собой еще несколько зелий. Тебе вообще не о чем беспокоиться, оно ведь убивать будет только меня. Хаффлпаффка двинулась дальше по коридору, игнорируя теперь мысли в голове о действительном отсутствии хорошего плана. Боггарты бы его побрали, этого Огдена. И что он за ней увязался? Надо было идти другими коридорами, точно. Она шла сейчас туда, где, как говорили, произошло одно из нападений - один из верхних коридоров, недалеко от ванной комнаты. - И с чего ты взял, что запомнят тебя красивым? Может, тебя найдут с перерезанным горлом? Или со шрамом во все лицо? Или вовсе без головы? Настрой Шанталь становился все более мрачным, пока она боролась со всеми своими внутренними советчиками и внешними теперь тоже. Впереди был очередной поворот. - Ш-ш-ш, - она приложила палец к губам, притягивая неожиданно к себе Тиберия и прижимая его к стене, к которой уже прижалась сама, выглядывая осторожно из-за угла. Коридор был пуст. - Вроде никого. Хорошо бы еще не попасться преподавателям.

Tiberius Ogden: -Зелья? Зелья - это хорошо. Какие? - Тиберий молчать не собирался. Не сейчас. Судя по словам Хаффлпафки, чистотой крови она похвастаться не могла, поэтому опасность из призрачной становилась вполне реальной. По крайней мере для Шанталь. А если зверь решит напасть, то присутствие рядом волшебника-полукровки вряд ли его остановит. Вот и думай после этого, за чью шкуру трястись? За свою собственную или за шкуру этой сумасшедшей девушки. Ей бы такую решимость на поле для квиддича, на занятиях у Меритот, в спорах с Муди (ох, и посмеется он, когда узнает, что его уложила на обе лопатки девушка), но явно не здесь. Не тот магический уровень и не самая подходящая ситуация. Нет, надо было срочно выбираться отсюда, и мисс Бун вытаскивать. Рейву очень не хотелось, чтобы она пострадала. Поэтому тон, которым парень спрашивал про зелья, был скорее близок к тону профессионала. Необходимо было дать понять Шанталь, что в положении дел он сейчас разбирается гораздо лучше и чувствует себя намного увереннее. -На горло смотреть никто не будет, все будут смотреть на старые снимки. А там у меня все впорядке с вне... - и снова Тиберий договорить не успел, прижатый к стене маленькой Шанталь. И откуда у нее только силы берутся? Монстры из Тайной Комнаты, бегите, эта девушка действительно умеет убивать, и не только взглядом! -Когда ты пульнула в меня заклинанием, мысль о том, что сперва неплохо бы посмотреть на того, кого собралась атаковать, не пришла тебе в голову. Растешь. - хмыкнул Тиберий, оправляля помятую мантию и продолжая следовать за Хаффлпафкой. - Ты идешь на встречу с шестиметровым монстром, в схватке с которым ты вряд ли останешься в живых, и тебя беспокоят преподаватели? Геройские мысли, нечего сказать!

Chantal Boone: В ответ на саркастическую реплику Тиберия Шанталь вновь резко развернулась к нему и недобро свела брови и поджала губы строго, но не произнесла ни слова. Да, он был прав, тогда тоже надо было посмотреть, но тогда она испугалась, а сейчас он был рядом, и из-за этого она боялась меньше. Но признавать полезность Огдена рядом вслух хаффлпаффка вовсе не собиралась - зазнается еще этот квиддитчист. - Это разумные мысли, Тиберий, - произнесла Бун поучительно в тон. - Преподаватели сразу же отправят нас по гостиным, и я тогда не исполню задуманное. Шанталь еще раз нахмурилась, проверила наличие пузырьков в кармане мантии, а затем стала перечислять, загибая пальцы: - У меня есть кислотное зелье, которое прожжет дыру в чем угодно, уменьшающее зелье, взрывающее зелье, доксицид, напиток живой смерти, - тут у нее закончились пальцы на свободной руке, а у Тиберия и вовсе обе руки были заняты, потому она вздохнула, и договорила просто так, - усыпляющее зелье, и перуанский порошок Мгновенной тьмы на крайний случай, чтобы бежать. Я достаточно хорошо подготовилась, профессор Огден? Взгляд ее сейчас был способен выжигать дыры не хуже первого зелья из списка. А еще она решительно продолжала двигаться по коридору и старалась убедить себя, что все делает правильно. Пока в другом конце коридора, дальнем и темном не послышался шорох... Шанталь вдохнула и задержала дыхание, зубы сжались сами собой, палочка уже была выставлена вперед, и она шагнула, закрывая собой сына Ровены. При всем желании она не могла выговорить ни слова, горло словно сковало чем-то ледяным и крепким, до боли. Вторая рука скользнула в карман и сжала одну из бутылочек, не было времени проверять, какую именно, лишь перуанский порошок был в пакетике, так что его спутать было невозможно, а все остальное пригодилось бы в любом случае, чтобы она не выбрала сейчас наугад. Кто бы там ни был, он не спешил выходить на неровный и слабый свет факелов. А Шанталь Бун перестала дышать вовсе.

Tiberius Ogden: -Вы достаточно хорошо подготовились, мисс Бун, я преклоняюсь перед вашими способностями зельевара, но прошу вас подумать вот о чем: Салазар Слизерин владел магией, в разы превышающей уровень СОВ или даже ЖАБА. Ты можешь похвастаться чем-то подобным? Так каковы шансы на то, что твои пузырьки нанесут монстру хоть какой-либо значимый урон? Тон молодого человека менялся по мере того, как Тиберий приближался к концу своей тирады. Если сначала его интонации были на самом деле полны уважения (парень умел по достоинству оценить таланты других людей), то в завершении в нем вновь засквозили скептические нотки. Брови рейвенклойца начали плясать не хуже, чем у Хаффлпафки. Тем временем они уже снова шагали по коридору. Парень не выпускал из рук волшебную палочку и, как оказалось, правильно. Шорох они услышали одновременно, только прежде чем Тиберий успел что-либо сделать, перед ним вылезла Шанталь и встала по стойке "я сейчас кого-нибудь убью". Ну замечательно! Его будут защищать от монстра из Тайной Комнаты? И еще кто? Девочка, чья чистота крови несколько далека от идеала. Рейва не волновали вопросы крови, просто умереть у Шанталь было больше шансов. Правда, парень сильно сомневался, что от обычного шороха в углу они умрут. Если бы монстр хотел их убить, то напал бы сразу. Тем не менее Тиберий осторожно, стараясь не шуметь, отстранил Шанталь и выступил вперед, выбросив волшебную палочку. -Lumos Solem! - хоть видно будет, в кого Бун собирается кидать пузырек с кислотным зельем. А если повезет, то еще и противника ослепит, при условии, что у него есть глаза. Глаза у монстра были. Милые. Маленькие. Круглые. В первом случае жертвой желания избавить школу от твари стал сам Тиберий, теперь чья-то заблудившаяся кошка. Превосходно!

Chantal Boone: - Главное, что хоть какой-то урон да нанесут. А перуанский порошок поможет скрыться, если мы поймем, что не справимся. Шанталь говорила так просто и буднично, будто бы они обсуждали очередной урок, а не попытку группового суицида в школьных коридорах в битве один на двое против невероятного монстра, от которого все каменеют. Все это она успела сказать до того, как раздался тот самый шорох, от которого она, казалось, уже успела окаменеть. Тиберий легко отодвинул ее в сторону, выступая вперед, и она посмотрела даже недовольно, мол "что это ты мне мешаешь геройствовать?" Вспышка заклинания чуть не ослепила ее саму, но, когда Шанталь увидела их противника, ей захотелось взвыть от досады. Воображение рисовало самые кровавые картины, а это оказалась всего лишь кошка, которая, мяукнув отчаянно, тут же поспешила скрыться. Шанталь опустила палочку и вынула руку из кармана. - Это просто какой-то трагифарс... - проговорила она раздосадованно, покачав головой, но затем вновь не менее решительно зашагала вперед. - Мы уже близко к тому месту, где было совершенно одно из последних нападений. Должна же там быть хоть какая-то подсказка. Говорят, убийца обычно возвращается на место преступления снова. Возможно, подсознательно Шанталь рассчитывала именно на это.

Tiberius Ogden: Когда Шанталь прошла мимо него, Тиберий на мгновение замер, чтобы возвести глаза к небу и тихонечко прошептать: "Ну что с ней будешь делать!" После этого молодой человек, однако, с прежней решимостью направился следом. Палочку Рейв не убирал, а метла уже порядком отбила все ноги. Они приближались к месту последнего преступления, как Титаник приближался к айсбергу. Еще один поворот, и они вошли в коридор, где нашли холодное окаменевшее тело студента третьего курса Тима Колсона. Бедному мальчику очень не повезло родиться в семье неволшебников, за что он и пострадал. Тиберий прекрасно знал, что они сейчас увидят: ни-че-го. Он сам не раз приходил сюда, чтобы найти разгадку страшной тайны, пару раз он вылавливал здесь Аластора Муди, а если говорить откровенно, то пару десятков раз он вылавливал здесь Аластора Муди, который ходил кругами по коридору и смотрел, ходил и смотрел. Но даже Шерлоку Холмсу Хогвартса не удалось докопаться до истины. Да к дементору Муди! Он талантливый, но жизненного опыта ему явно не хватает. Даже Дамблдор и Диппет разбились о подобный камушек. Правда, глядя на задумчивое лицо профессора трансфигурации в тот вечер, когда напали на Тима, Тиберию показалось, что преподаватель что-то подозревает, что-то знает, но время шло, а виновника преступлений так и не нашли. Поэтому сейчас Огден предоставил Шанталь право походить и поискать зацепки в свое удовольствие, а сам облокатился на стену и стал внимательно за ней наблюдать.

Chantal Boone: Шанталь выглядела довольной, что Тиберий больше не мешает ей и не пытается вразумить. Впрочем, помогать он, похоже, тоже не собирался. Она прошла от стены до стены, внимательно всматриваясь в пол, присела и провела ладонью по камням, пытаясь что-то нащупать. Пол был влажным, очень влажным, но больше ничего подозрительного вокруг не было. Разве что, камни были мокрыми только у одной стены, и Шанталь пошла вдоль этой стены дальше по коридору, внимательно смотря под ноги и периодически проверяя степень влажности. - Странно это. Словно откуда-то вода течет... Или кто-то тут так странно пол мыл... Она отошла от сына Ровены на приличное расстояние в поисках своих зацепок, а там уже вдоволь злилась на себя. Ничего у нее не получалось, не найти ей тварь и не выполнить задуманное. И придется и дальше сидеть и чувствовать себя беспомощной, также как беспомощными они чувствуют себя с родителями, не зная, что с тетей Ирэн, где она и жива ли еще. Она может, конечно, выходить на поиски кажду ночь... - Где же ты? Вот же я стою, во мне лишь наполовину магической крови... Почему бы тебе не выползти и не убить меня? За стеной послышался отчетливый шорох и плеск воды, и Шанталь отпрянула в сторону. За стеной ничего не должно было быть, в этом коридоре не было классов. - Там что-то есть. Мне кажется, там что-то есть.

Tiberius Ogden: Глядя на то, как Шанталь строит из себя детектива, Тиб на мгновение отвлекся, и этого хватило, чтобы предприимчивая девушка успела забежать вперед по коридору. Теперь она дотрагивалась рукой до камней. Рейвенклоец не понял этих махинаций, но подошел к студентке Хаффлпафа именно в тот момент, когда она настороженно уставилась на очередной поворот бесчисленных школьных извилин. Шороха Тиб не услышал, а потому решил, что нервы Шанталь от всех этих треволнений сдают окончательно. Если он сейчас же не отведет (в крайнем случае, не оттащит) ее в гостинную желтого дома, ее придется тащить в медпункт и там отпаивать успокоительными настойками. Все вразумительные меры мягкого воздействия были истрачены, надо было переходить к суровому моральному давлению. Рейвенклоец бесцеремонно, но стараясь не сделать девушке больно, взял ее за плечи и развернул к себе. Одной рукой не давая Шанталь вырваться, второй молодой человек, мягко, но уверенно коснувшись подбородка хаффлпафки, заставил ее посмотреть на себя. Метла была вновь брошена на пол - не везет ей сегодня. -Шанталь Бун, пусть я пока не староста школы, но я уже не прошу, я требую, чтобы ты немедленно вернулась к себе в гостинную. В противном случае я отведу тебя туда силой. Эта тварь из Тайной Комнаты оказалась не по зубам даже лучшим студентам 7 курса, я уже молчу о выдающихся магах из числа наших профессоров. У тебя, даже у нас двоих, против нее нет ровно никаких шансов! Мы только погибнем зазря, либо нас исключат из Хогвартса, потому что за один сегодняшний вечер мы нарушили десяток школьных правил, - голос Тиберия был серьезным, но складывалось такое ощущение, что мольбы, воззванию к благоразумию Шанталь, там было гораздо больше.

Chantal Boone: Шанталь не пыталась вырваться, потому что было бы больно, и остались бы синяки. Она только попыталась помотать головой, что, впрочем не вышло, а затем накрыла руку Тиберия своими, все еще сжимая в одной из них палочку. - Как же я уйду сейчас? - она смотрела сыну Ровены сейчас в глаза, и в ее собственных глазах тоже была мольба, правда, непонятно, о чем именно она молила - отпустить ее или увести силой. - Как я уйду, если знаю, что оно близко, что я могла бы попытаться? Снова идти, сидеть в гостиной и бояться? Успокаивать младших и молиться, что на следующее утро мы будем живы? Кто выпустил эту тварь и зачем? Шанталь снова послышался шорох, может, вправду, а может, лишь в ее воображении, которое разыгралось не на шутку теперь. Она инстинктивно прижалась к сокурснику и через секунду прикрыла глаза, словно делая вид, что это вовсе не она говорит и делает. - Уводи меня. Если хочешь, чтобы я ушла, Тиб, уведи силой. Я не уйду сама, я не могу просто. И тебя не уговорю уйти, а я не хочу, чтобы ты пострадал. Сама она и правда не сделала ни шага, все еще прислушиваясь ко звукам за стеной. Кто тогда поймает его, если никто не может? Кто остановит Геллерта Гриндевальда, если любой, кто пытается, прощается с жизнью? Мы все умрем? Или всё же всё изменится?

Tiberius Ogden: От прикосновения на удивление теплых ладошек, по телу Тиберия разлилось какое-то странное чувство, которое парень с трудом смог классифицировать либо как радость от того, что Шанталь все-таки поддается на его уговоры, либо как восхищение стойкостью этой хрупкой на вид девушкой. А может, Огден и ошибся, может, это было что-то более серьезное и более глубокое, но сейчас было не время и не место об этом думать. -Самое темное время - перед рассветом,- зачем-то сказал рейвенклоец, выразительно глядя на хаффлпафку, после чего мягко высвободил свои руки, и подхватил ее одной рукой под колени, а другой - придержал за плечи: таким образом легкая Шанталь Бун оказалась на руках у Тиберия Огдена. И это еще девушке повезло, что она несильно сопротивлялась, иначе до своей гостинной ей пришлось бы ехать в менее комфортабельном положении - на плече у парня. Глаза Тиба при этом метали веселые искорки, все угрозы, как мнимые, так и реальные отступили на второй план. И именно в этот момент рейвенклоец совершенно ясно и отчетливо услышал шорох, доносящийся из-за угла. Понимая, насколько он может встревожить Шанталь, Тиберий уже почти был готов развернуться и понести девушку к портрету, скрывающему ход в гостинную Хаффлпафа. Мешало только одно: -Locomotor! - приказал парень. Знаете, как трудно удерживать в руках девушку и палочку, да еще и колдовать этой палочкой! Так что можно сказать, что Тиб вышел из этого испытания с честью. Чистомет Огдена поднялся в воздух и приготовился плыть за своим хозяином, да и сам рейв наконец-то сдвинулся с места.



полная версия страницы