Форум » Архив «Lumiere-77» » И жили они долго и счастливо... » Ответить

И жили они долго и счастливо...

Fiann Lermont: Напишите здесь, что было дальше с вашими персонажами. В какой угодно форме. Для других и для себя. И еще - чтобы помнили.

Ответов - 44, стр: 1 2 3 All

Yael Ronen: Айви Томпсон Айви достигла своей жизненной цели, и ее единственная книга была издана хорошими тиражами. Самыми преданными ее читателями всегда оставались ее муж Джейк и их замечательные дети. А больше она ничего не написала, потому что занималась поисками своего пропавшего мужа-хит-визарда, пока не нашла его в Италии и не обнаружила, что тот ее совсем не помнит. Несмотря на это, Айви осталась рядом с Джейком, и, помня о том, как он когда-то помог начать ей жизнь сначала, не пыталась вернуть ему прошлое, а просто жила настоящим, и настоящее это вновь оказалось весьма приятным. Бэнджамин Нэйман Осознав, что так и не сможет никогда увидеть своих родителей, так как они погибли, Бэнджи решил помогать другим потерянным детям и открыл что-то вроде детективного бюро, занимаясь делами в свободное время от службы. С братом Чарльзом, не желая навязываться, особо после окончания тем Хогвартса не общался. Женился на Эми Фэйрфакс и воспитал двоих замечательных детей, стараясь, чтобы те ни в чем никогда не нуждались. До самого конца сохранил самые дружеские отношения с Юфи Булстроуд. Не один раз оказывался на пути Пожирателей Смерти, помогая их жертвам, и был, в конце концов, ими убит под конец Второй Магической войны. Олвен Бенбоу Отказавшись вернуться к родителям в Кардифф, Олли прожила яркую и самостоятельную, но короткую жизнь в Лондоне. Погибла в автокатастрофе по вине пьяного водителя. Колин Джагсон После окончания школы по настоянию отца пошел работать в Министерство Магии, где его отец тоже занял на тот момент высокую должность, пил, кутил, хамил и совершенно не задумывался о последствиях своих действий. Отец же его успел наделать много незаконных дел, поддерживал Лорда и его Пожирателей в их взглядах на будущее магического общества идеологически и материально и не всегда за свой счет. За махинации и злоупотребление служебным положением оба Джагсона попали в Азкабан (сын, скорее, в качестве соучастника и укрывателя, к тому же ему тут же припомнили множество его мелких грехов). Джагсон-старший умер в тюрьме, а Колин через некоторое время после освобождения уехал в США, и больше о нем ничего не было слышно. Яэль Ронэн Родив двоих детей, Элфина и Ноа Ронэн-Яксли, Яэль вышла замуж за их отца Финеаса Яксли, с которого были сняты все обвинения. После падения Лорда на некоторое время она вернулась на работу в Аврорат, а через пару лет у четы Яксли родилась еще одна дочь Бэлль. Всех детей они благополучно отправили в Хогвартс. Лиам Флэнеган Оставив в 1978 году пост преподавателя в Хогвартсе, Флэн уехал вслед за Эмбер Линд в США, где довольно успешно работал фотографом, а также довольно успешно был отцом детям Эмбер, собственной дочери и приемным, путешествуя вслед за ними и всегда догоняя Линд. В конце концов, они даже поженились и были самыми веселыми и безумными стариками в округе. Доркас Медоуз То, что искала, она нашла. Была убита самим Лордом в 1980 году, перед этим отправив к дементорам и предкам много Пожирателей Смерти, среди которых были и убийцы ее родителей, брата, мужа и сына, о чем она, правда, так никогда и не узнала. Карадок Дирборн Болезнь Карадока, связанная с бесконтрольной аппарацией, прогрессировала со временем, и он пропадал все чаще и на более долгий срок. Пропал без вести в 1980 году, аппарировав в неизвестном направлении, и так никогда и не вернулся. Лэнгворд Мелифлуа Счастье этого безумца составила его прелестная жена София Резерфорд, заменившая ему собой семью в самом буквальном смысле, потому что после их свадьбы любые отношения с семейством Мелифлуа и Лэнгвордом прекратились. С рождением детей, которых Мелифлуа с их первой секунды появления на свет считал самыми что ни на есть своими сыновьями, хотя и догадывался, кто на самом деле мог быть их отцом, трудоголизм его несколько поутих, а заодно появилось, кому передавать дела и тела — в отделении появился толковый парень Джек Лантерн. После войны им досталось довольно много счастливых лет. После смерти Барти Крауча Лэнгворд старался как мог поддержать жену, предчувствуя, что что-то должно случиться, но все же не углядел за ней. После пропажи Софии Мелифлуа понял, что остался не только без нее, но и отцом-одиночкой, вспомнил наконец о том, что такое стандартный график колдомедика, и посвящал работе лишь время, свободное от воспитания детей. До самой смерти он в ночь полнолуния выбирался в лес, сам не понимая, на что надеется, и не согласился признать Софию погибшей. Джоэль Пламмет Джоэль, после всех своих несчастий, явно вытянула лотерейный билет. Ее брата отправили в Азкабан за попытку ее убийства, которая была неудачной благодаря помощи аврора Ангуса О'Тира, за которого она впоследствии вышла замуж. Не имея возможности иметь своих детей, она воспитывала вместе с мужем детей погибшего Генри Гудвина, Эллен и Тимоти. Они жили долго и счастливо, честное слово. Оуэн Лантерн Дедушка Оуэн под старость окончательно ушел в психологию, оставив отделение чаротравматологии. Также вместе с женой исполнил свою давнюю мечту и отправился путешествовать по миру, когда внуки подросли. Алан Грант Покинул пост преподавателя нумерологии в Хогвартсе и отправился в кругосветное путешествие на мотоцикле. Говорят, его много где видели, но сейчас его местонахождение неизвестно, хотя периодически в журналах появляются его статьи. Энджел Мортон И правда, нашел после окончания отличную работу и замечательную девушку – все как Джек Лантерн и предсказывал. Перекупил обратно книжный магазин отца и смог сделать его прибыльным предприятием. Индиа Ингрэм Жизнь Индии сложилась неожиданно для всех, включая ее саму, а слова Альдо касательно ее судьбы оказались в какой-то мере пророческими. В день выпускного она получила известие от матери о том, что во время экзаменов умер ее дед Джаред. Разозлившись на мать за то, что та не сообщила ей сразу же и горюя о смерти деда, Инди решила не возвращаться домой и стала снимать маленькую квартирку в Лондоне пополам с Чарли Гардарссоном. Также она решила работать в Департаменте Международного сотрудничества и через пару месяцев вновь столкнулась с судьей Визенгамота Хальвданом Лагенкранцем. На сей раз их общение продолжилось, и вскоре они начали встречаться. Правда, не прошло и года, как она сбежала, испугавшись серьезности отношений, а затем обнаружила, что беременна. Через два месяца судья Лагенкранц нашел ее в Швейцарии, и они вновь стали жить вместе. Ребенка на пятом месяце она потеряла. За время своих рабочих командировок она успела побывать во многих странах, хотя кругосветного путешествия так никогда и не совершила. Зато не забыла уроков своего учителя Альдо Лорензена, и обидчикам ее доставалось крепко. Стать миссис Лагенкранц Инди согласилась только после того, как наконец родила ребенка. Конечно, обыкновенной матерью ее назвать было сложно, но дети ее никогда не жаловались, а вот мужу она нервов попортила изрядно. Мио Лундгрен Про Мио Лундгрена рассказывали, что на свою долю приза Турнира Трех Волшебников, а также на доли Даниэля и Альбериха, которые те уговорили его взять, он купил маленький домик в Англии, куда также предложил переехать Мариане Элистер, которая также искала жилье после окончания Хогвартса. Вместе с отцом Фэй Кремер Лундгрен занимался разработкой маггловско-магических штучек и полюбил копаться в железках. Во время войны он помогал совершенно разным людям, а когда буря стихла, начал налаживать дальше свою собственную жизнь и женился на Мариане. Они жили долго и счастливо ровно до начала Второй Магической, в ходе которой Мио погиб, защищая семью магглорожденных волшебников от Пожирателей Смерти. С отцом отношений он так никогда не восстановил, а Ингмар скончался через несколько лет после смерти сына.

Esclarmonde de Rays: Маркку Йокинен После окончания Турнира вернулся домой, обругав Туманный Альбион самыми грубыми словами из своего лексикона. Отношений с товарищами по команде практически не поддерживал и не слишком переживал по этому поводу. Он вообще редко переживал. После Дурмстранга ответил отказом на предложение играть за сборную Финляндии, уехав, вместо этого в Китай - работать с любимыми драконами. Пару раз получал сильные ожоги, один из которых в конец обезобразил мужчину: половина лица оказалась обожжена. В начале девяностых познакомился с молодым, рыжим и перспективным драконологом по фамилии Уизли, чья просьба и заставила Маррку еще раз посетить Хогвартс - уже в 94. Просьба любимого ученика и любопытство. Замок практически не изменился, поэтому короткие пару суток, что финн провел в Британии, за ним неотступно следовала ностальгия. К его неописуемому счастью, никто из детей не пострадал - Йокинен переживал за всех. В болгарине он видел своих товарищей, во француженке - сильную Жанну, старший мальчик из Хогвартса ничем не напоминал Мио, но все равно вызывал симпатию. А когда драконолог увидел черноволосого мальчишку в очках, ему и вовсе подумалось, что он сходит с ума: до того мальчишка был похож на гриффиндорского старосту его времени. Но пары дней воспоминаний для него оказалось достаточно. После первого испытания Турнира он покинул Британию во второй раз и навсегда. Эта страна ему решительно не нравилась, так как отличалась слишком большой цикличностью. Не женат, детей не имеет Эсклармонда де Рэ Первое время очень хотела остаться с мальчиком-оборотнем на Туманном Альбионе, даже работала в Мунго мед. сестрой, помогая жертвам стычек Пожирателей и Орденцев. Однако вскоре родители настояли на её возвращении. Около полугода француженка писала на тот берег Ла-Манша длинные письма: Ремус остался самой долгой её любовью. Узнав же, что родичи подыскали ей достойного жениха с прелестным домиком в Греции, где климат благоприятен для её здоровья, мадумазель де Рэ в первый и последний раз в своей жизни пришла ярость. И трансгрессировала, не подумав прежде, куда ей необходимо отправиться. Потому что она понятия не имела, где сейчас находится Люпин: о его местоположении они как-то не говорили. Эсклармонду расщепило: часть её рухнула возле Гремучей Ивы в Хогвартсе, часть - возле больницы Св. Мунго в Лондоне (Министерству долго еще пришлось корректировать память нечаянных свидетелей), а еще часть оказалась рассеяна во времени и пространстве.

Remus Lupin: Когда белокурая француженка ответила на его чувства, Ремус не мог поверить в это. Впервые за долгие годы ему захотелось изменится, и стать другим. Но раз в месяц он понимал, что другой жизни для него не существует, и когда-нибудь ему придется отказаться от своей прекрасной бабочки и навсегда покинуть её жизнь. Эсклармонду Ремус любил очень сильно. Такой и бывает первая, и пожалуй, последняя любовь... она и правда была последней в неком смысле. Когда родители француженки потребовали чтоб она вернулась домой, Ремус как и следовало ожидать, не стал её уговаривать. Наоборот - он сказал ей что так для неё будет лучше. Полгода они переписывались, Рем выслушивал нотации Джеймса о том, что он должен вернуть Эс обратно. Ничего из этого не вышло... потом девушка перестала отвечать на его письма, и лишь спустя пару месяцев он узнал ужасную правду - Эсклармонда умерла. Деталей ему не довелось узнать, но одно он знал - она любила его и не хотела выходить замуж за другого, поэтому и стала жертвой своих же желаний. Но главное - жертвой его эгоизма. Тогда Люпин пристрастился к алкоголю, и около года его никто не видел трезвым. К слову, он до последних дней винил себя в смерти любимой. Потом случилось много ужасного... Джеймс с Лили были убиты, Сириуса посадили в Азкабан за смерть невинных среди которых был и Питер, а он отказывался верить в то, что лучший друг предал их. Спустя много лет Ремусу пришлось вернуться в Хогвартс, хотя он и сам не понимал зачем. Дамблдору удалось как-то уговорить его, но от части он просто хотел быть рядом с Гарри и защитить его в случае чего. Многие понимали, что вялый мужчина с пристрастием к алкоголю, никак не должен занимать пост преподавателя. Но талант Люпина никуда не делся, и все знали, что он на многое способен. Когда Сириус сбежал из Азкабана, то ему многое стало ясно. Тогда же в его жизни появилась Нимфадора Тонкс, которая как оказалось позднее - была дочерью Бродяги, и было в этом что-то странное. Он полюбил её. Правда полюбил, но немного иначе чем Эсклармонду. Долгое время боялся, что она пострадает от этой любви, а потом сдался и женился на ней. Он умер в последнем бою, оставив своего сына Андромеде. Удивительно, но рождение сына его немного разочаровало, ведь Ремус хотел дочь, которую назвал бы сложным именем - Эсклармонда. Говорят, что когда последнее заклинание ударило его в грудь, с кончика его палочки слетела маленькая бабочка...

Daniel de Foix: - Почему всё руками, Даниэль? – Темноволосая девушка сидела на скамейке подле француза, увлеченно копавшегося в земле. – Волшебством ведь проще, а результат ничуть не хуже. - Потому что я палочку с собой не взял. - Врёшь. Даниэль лишь на мгновение оторвался от своего занятия, чтобы кинуть укоризненный взгляд на сестру. - Вру. Жаклин, поезжай домой. - Без тебя не поеду. Возвращайся домой, пожалей матушку. - А. Конечно. Отлично. То есть, теперь это я её пожалеть должен. – Усмешка вышла горькой, и Даниэль даже не пытался её скрыть. - Зачем тебе чужая война, дурачок? – Жаклин встала со скамейки и склонилась к клумбе, в которую француз бережно сажал луковицы будущих цветов. – Что здесь будет – тюльпаны или крокусы? - Лилии. Я тебя прошу – хоть ты меня жизни не учи. Хватит, научился. - А ты не желаешь меня слушать! Она потеряла мужа, а ты собираешься ещё и сына её лишить! Даниэль... Девушка вдруг коснулась рукой плеча брата, и тот неожиданно дёрнулся и отшатнулся – не то оттого, что отвык, не то потому, что слишком уж походило это на жест жалости и утешения. Даниэль отряхнул руки от земли, выпрямился и поднялся на ноги. - Возвращайся в Тулузу. - Даниэль, я уже не маленькая! - Вот и веди себя как взрослая. И перестань уже, наконец, верить в матушкины сказки, которые она зовёт предсказаниями. Она ещё не предсказала тебе сердце, разбитое рукой какого-нибудь наглеца из семейки безумных колдунов-вуду? Давай лучше я предскажу - так надёжнее будет. - Прекрати. Я не хочу с тобой ссориться. - Я хочу этого ещё меньше. Пойдём, я провожу тебя до станции. - Для кого этот дом? И сад, и цветы, и фонтан. - Для меня. - Врёшь. Ты ни за что не поселился бы в Испании, да ещё по соседству с магглами. - Вру. Завтра я возвращаюсь в Британию. - Но там сейчас так опасно! - Ты не хуже меня знаешь, что там не опаснее, чем в наших лесах. И если тебе суждено погибнуть на охоте – ты пройдёшь через сотню войн. - Вот видишь! Ты всё-таки веришь в предназначение. В судьбу. - Я в твоё благоразумие верю. И в то, что рука моя не дрогнет, когда придётся вложить в неё оружие. Знаешь, что важно? Важно в этой жизни всё делать вовремя. И слушать не голову. Сердце. Это не правильно, зато честно. Держи, принцесса. Даниэль вручил сестре цветок и потрепал девушку по темноволосой макушке. - А ты вернёшься когда-нибудь? Не сейчас, а просто… когда-нибудь. - Ну, конечно, вернусь, глупая. Куда я денусь? Но не раньше, чем матушка перестанет искать мне невест. - Придётся долго ждать. – Жаклин невесело улыбнулась и побрела по дорожке, ведущей из глубины сада к резным воротам. – Здесь правда красиво. Ты будешь жить здесь с ней, да? Чтобы матушка ничего не узнала? - Нет, Жаклин. Не буду. Больше не ищи меня здесь. Я напишу тебе свой адрес. Идём. Перед тем, как, закрываясь, скрипнули ворота, Даниэль ещё раз оглянулся на залитый солнцем двор и цветущий сад. - Ты чего задумался? Сам ведь меня торопил. - Ничего. Песня. Помнишь, я тебе показывал? У меня, наконец, есть последняя строчка. - Помню. “Слёзы рос травы пьют, скорбя... Если…” и что там в конце? - “Если ты будешь не любима, ‒ помни, что я люблю тебя”.



полная версия страницы