Форум » Архив «Lumiere-77» » И жили они долго и счастливо... » Ответить

И жили они долго и счастливо...

Fiann Lermont: Напишите здесь, что было дальше с вашими персонажами. В какой угодно форме. Для других и для себя. И еще - чтобы помнили.

Ответов - 44, стр: 1 2 3 All

Alexander Lermontov: Алек Лермонтов уехал в Америку в семьдесят восьмом году, вместе с Маделайн, однако, жить там долго и счастливо у них не получилось. Кошмары наяву, преследовавшие Лермонтова, за океаном только усилили натиск. Несколько лет спустя Алек вернулся в Англию вместе с дочерью и поселился в Глазго. Некоторое время проработал в Отделе Тайн, но довольно скоро переменил место работы на магловскую, позволяющую больше времени проводить с ребёнком. Ответственность, мирное время, отсутствие нервной работы, некоторые лекарства, а также общение с друзьями благотворно влияли на него, так что он постепенно стал жить одним только настоящим, не проваливаясь бесконтрольно в будущее, и стараясь как можно меньше оглядываться в прошлое. С Маделайн он повстречался снова через несколько лет. Но вместо нового начала или же мимолётного, ничего не значащего события, это было финалом. Пару дней спустя из Клайда вытащили тело Маделайн Мёрфи. Алека же так и не нашли. Дочь Алека и Мэдди удочерила Эмбер Линд.

Tristan Burke: Зимой Тристан покинул Хогвартс и уехал в Венгрию. Побыл там некоторое время, но случайная встреча снова свела его с Варварой. В этот раз она смогла признаться ему в том, что любит его. Некоторое время они жили вместе, но не спешили создавать семью. Матушка Тристана была категорически против его связи с Дрэйвен, что очень тяготило Триса. Некоторое время он пытался сделать так чтоб и мать, и любимая женщина были довольны, но когда однажды миссис Барк принялась оскорблять Варвару, то он не выдержал. Сказав ей, что она смело может забыть о его существовании Тристан собрал свои вещи и покинул свой дом. Некоторое время они с Варой жили в её квартире, Лондоне. После войны наконец-то всё утихомирилось, жена ушла из Аврората. Они поженились, и Варвара стала миссис Барк. Они переехали жить в Венгрию, и были довольны жизнью. С семьей Тристан больше не общался. Но когда у них с Варой появился первенец, то мама сама решила его навестить. Отношения вроде бы возобновились. Во второй магической войне они не участвовали, и очень редко возвращались на родину. Тристан был прекрасным отцом, а детей у них с Варой было пятеро. Он писал свои научные исследования, и вошел в историю как один из лучших драконологов, который написал немало книг об этих существах. Получил Орден Мерлина, Второго Уровня, в старости. Скончался в лет 97.

Euphemia Bulstrode: Юфемия Аврора Булстроуд рассталась со своей фамилией в начале семьдесят девятого года и стала миссис Эверард. Брак не до договору, а по любви стал возможен во многом благодаря тому, что отец девушки уже не мог ни на что повлиять в её жизни — признавшийся в убийстве своей невесты, произошедшее в конце пятидесятых, и собственного брата он попал в Азкабан ещё в июне семьдесят восьмого. Мало кто знал о том, но Ларкин этим убийством стремился не отомстить, а обрести душевный покой и спасти сразу троих: вывести из-под влияния Айдана Булстроуда своего сына и отвести беду от племянника и жены брата, которую он в тайне любил. Жертвенная кровавая расплата, казалось, навсегда замкнула круг проклятья, довлеющего над их семьёй. После окончания Хогвартса Юфемия вступила в права наследования и стала главой лабораторий отца, но, как было решено ею ранее, наукой не занялась, а, передав управление доверенному человеку, отправилась стажироваться в Группу обеспечения магического правопорядка под начало мисс Амелии Боунс. Хотя до этого ей и пришлось выдержать протестующий натиск жениха и кузена, не желавших, чтобы девушка связывала свою жизнь с войной. Мерлин свидетель, она никому из них не вняла. Будущая хит-ведьма желала сражаться во имя закона, несмотря на то, что иногда это оказывалось невыносимо трудно с эмоциональной стороны. В восемьдесят первом Юфемия была одной из тех, кто производил арест Сириуса Блэка. И хотя на работе она проводила слишком много времени и отдавала той чрезмерное количество сил, семья и любимый муж всегда оставались главной ценностью. Через полтора года после заключения брака у Юфемии и Эридана родился сын. Больше детей Юфи иметь не могла, это стало причиной тому, что после окончания Первой магической войны они удочерили оставшуюся сиротой полукровную волшебницу и воспитали её как собственную дочь. Вскоре после повышения мисс Боунс Юфемия Эверард возглавила Группу обеспечения магического правопорядка. Всё-таки Юфи оказалась хорошей хит-ведьмой. Но после окончания Второй Магической, несмотря на то, что она могла претендовать на место главы всего Отдела, обеспечивающего магический правопорядок в Британии, вернулась к науке, спустя некоторое время добившись признания в области алхимических исследований. Дружбу со многими дорогими людьми с Хогвартса Юфи пронесла через всю жизни, их или свою: с Бэнджи Нэйманом и его Эмилией, Дани Дэвис, Тедом Тонксом и Андромедой, оставаясь верной их отношениям и когда от неё отвернулось чистокровное общество, поддерживала и всегда была рада видеть Даниэля де Фуа, Теодора Нотта, не говоря о кузене Клейтоне. С братом, ставшим Пожирателем Смерти, и его семьёй, женой и дочерью Миллиссент, она виделась редко, и никогда не смогла принять тот путь, который он избрал, но и не осуждала. Сдать его, как того требовал закон, Юфемия так и не сумела. Умерла она во сне. Никто так и не узнал, что Юфемия Эверард при нейтрализации последствий взрыва одного из котлов получила смертельную дозу летучих ядовитых веществ, с которыми работала в лаборатории, — ей было достаточно лет для того, чтобы это посчитали естественной смертью. И, да, Юфемия жила долго и счастливо. Во всяком случае, покуда не вспоминала о кошмарах хогвартских и военных лет.


Reginald Avery: Реджинальд Эйвери еще целый год пытался сопротивляться тому, что пытался сделать с ним и из него отец и Темный Лорд. А потом в какой-то стычке Пожирателей Смерти и авроров Эберард получил шальное заклинание в грудь. Полгода спустя умерла мать, и Реджинальд плюнул на все и наконец-то стал тем человеком, которым его хотел видеть, да так и не увидел отец. В пожирательской стези он сначала пытался забыться после смерти Мильберги, единственного искренне любимого человека, а потом ожесточился и больше уже не видел другого пути. Семью Эйвери так и не завел, хотя у него было множество связей и двое детей от двух разных женщин. Но он знал о них только то, что они есть, никогда не искал и не интересовался их судьбой. После падения Темного Лорда загремел в Азкабан. Когда спустя четырнадцать лет Волдеморт вернулся, вместе с другими Пожирателями сбежал, но прожил на свободе всего каких-то полгода и был убит безызвестным аврором.

Wilford Bagshot: Жизнь Уилфорда Бэгшота была более счастливой, чем у Реджинальда. После окончания Хогвартса он пошел стажироваться в Отдел Тайн, как и хотел с начала шестого курса. Будучи гениальным теоретиком, он открыл много нового в области магии и стал известным ученым, заслужив мировую славу в научных кругах. Долгое время не женился, и так бы и остался холостяком, если бы не встретил некую Ксению. Любви у них, правда, не случилось, Уилфорд так и не смог забыть Джозефину Джордан, но взаимоуважение и симпатия сохранились между ними до конца их дней. У них родилась дочь Джо, которая впоследствии продолжила судьбу отца, полностью погрузившись в пучины магической науки. Но это совсем другая история. Сам Уилфорд прожил мирную жизнь аж до 1997 года, пока не был убит Пожирателями Смерти за то, что отказался подчиниться Темному Лорду и выдать некоторые, особо ценные для Волдеморта свои наработки.

Erkki Sjoberg: Эркки Шёберг проработал в Хогвартсе еще целый год, после чего уволился и уехал из Англии обратно в Германию. Что им двигало и зачем ему захотелось вернуться на родину, с которой он сбежал более десяти лет назад, не понимал и сам Шёберг. Тем не менее, впервые за годы странствий он переступил порог некогда родного дома. Хельми была удивлена, но приняла старшего брата тепло. Эркки увидел, наконец, свою племянниц Лийсу и новорожденную Аннели-младшую. Аннели-старшая, мать Эркки и Хельми, окончательно сошла с ума и уже никого не узнавала. Она прожила после возвращения сына домой всего месяц, после чего скончалась. Перед смертью ее разум прояснился, и она все-таки узнала своих детей. Шёберг спустя пару недель после похорон вновь пустился в странствия. Так и не женившись и не создав семьи, в 1991 году он пропал без вести. Большинство склонялось к тому, что Эркки был убит, но кем и за что осталось тайной, а само его исчезновение так и не приобрело официальную версию. Впрочем, Хельми и ее дядя Матиас искренне верили в то, что он просто уехал очень далеко.

Morgana Greengrass: Сложная судьба была и у Морганы Гринграсс. Ее семья официально придерживалась нейтралитета в войне с Волдемортом, но после окончания Хогвартса Робин таки добился черной метки. Моргана меньше расстроилась, если бы он просто погиб. Разногласия между братом и сестрой переросли в постоянные конфликты. Наконец, Моргана просто ушла из дома, найдя убежище у своего кузена Джонаса. Связь поддерживала только с матерью, да и то редко ей писала. Но после падения Волдеморта вернулась домой, надеясь, что все закончилось. Сам Робин смог отвертеться от Азкабана, женился и стал отцом двух дочерей. За четырнадцать лет спокойной жизни он немного остыл и даже впоследствии признавался сестре, что метка – это была главная его ошибка. Моргана же замуж так и не вышла, детей у нее не было, и она полностью посвятила свою жизнь племянницам (поскольку их мать больше думала о светских раутах, чем о собственных детях) и своей работе в больнице святого Мунго. После возвращения Темного Лорда Робину пришлось вновь ему служить, чтобы отвести его гнев от своей семьи, но в этот раз Моргана его всецело поддерживала. О том, как ее семья пережила период Второй магической войны, она вспоминать не любила даже спустя много лет. Всю свою жизнь Моргана жила лишь своей семьей, потому вспоминали ее с любовью и благодарностью и племянницы, и внуки. Умерла она в возрасте восьмидесяти лет с удовлетворением от прожитой жизни. Робин скончался два года спустя.

Eridanus Everard: Судьба забросила Эридана в Визенгамот, сразу после окончания школы. Два года прошли безумным образом, так как Эверард еле успевал находить время на встречи с Юфемией, которая к слову, тоже была занята. Несмотря на его отговоры Булстроуд даже не думала отказываться от своей цели, и всё равно стала хит-визардом. Потом бывший гриффиндорец подумал, что с него хватит уже работы, и внезапно сделал девушке предложение, на что она ответила согласием и приятно его удивила. Не то чтоб Эридан боялся отказа, просто зная характер Булстроуд боялся, что ей понадобится больше времени. Через полтора года у них с Юфемией появился сын, но к сожалению роды прошли с осложнениями и жена больше не могла иметь детей. Вскоре на Эридана с его отцом напали Пожиратели Смерти. Желая переманить семью Эверард на свою сторону они долго пытали их, в заключении отец был убить, а Эридану чудом удалось спасти. Еслиб не магический артефакт связывающий его с Юфемией, никто так и не смог бы их найти. В том же году Эридан покинул свой пост судьи и ушел из Министерства Магии уже навсегда. Несколько лет он вел немного затворнический образ жизни, и лишь временами навещал свою давнюю подругу - Илматар, которая к тому времени была матерью троих детей. Эридан был крестным её первой дочери. В первой магической войне он не принимал никакого участия, но переживал за сохранность жены. Потом жена попросила его удочерить маленькую сироту, на что он и согласился. До второй магической войны Эриадан занимался только музыкой, и вскоре стал играть в одной известной группе, на своей любимой губной гармошке. Во время второй магической войны всё время был с женой и защищал свою семью. Эридан скончался спустя немало лет после смерти жены, и сам не понял как смог так долго протянуть. Был очень хорошим дедушкой, и учил своих внуков играть на губной гармошке. Одному из них, которого назвали в честь него, он и подарил свой старый инструмент перед смертью. В целом Эридан прожил достаточно счастливую жизнь, и лишь изредка вспоминал те ужасные времена пыток и смерти отца.

Pelagia Hildebrandt: Желание вернуться домой усиливалось с каждым днём, и после окончания Турнира Пелагия сразу же вернулась в родные края. Окончив Дурмстранг она совсем не удивилась тому, что родители успели найти ей жениха. Достойный немец, старше девушки на семь лет казался подходящей партией всей семье, но только не самой Гие, которая всё ещё не могла забыть Симона. Впрочем последний исчез из её жизни, поэтому голландка приняла очень сложное решение - покинуть свою семью и начать новую жизнь. В день помолвки Пелагия не явилась дома, и на следующий день тоже. Собрав все свои вещи она уехала гостить у друзей и некоторое время скрывалась там. Родители были злы, но со временем начали беспокоиться и искать свою дочь. Был момент в жизни Гии когда она даже поехала во Францию искать Симона, но нашла лишь для того чтоб убедиться - она была слишком наивной когда верила в мечты. Несколько лет Гия провела скитаясь по свету и ни с кем не общалась. Она даже пыталась пожить среди магглов, но не смогла так как совсем не разбиралась в этом. Когда-то очень способная ученица Дурмстранга и дочь из семьи богатой чистокровной семьи осталась почти ни с чем, но Гия упорно верила, что её жизнь наладится. Только неудача пока не собиралась её покидать, и во время своего приезда в Лондон она оказалась в баре на который напали Пожиратели Смерти. Всё бы ничего еслиб девушка не попала под руины и не искалечилась. Голландку отправили в Мунго со множеством ранений, как и на теле, так и на лице. Она пробыла там несколько месяцев и именно тогда встретила одного маглорожденного волшебника, который был намного старше её самой. Мужчина заинтересовался ею и помог ей встать на ноги, обрести веру в себя. А потом и вовсе без памяти влюбился в неё. К тому времени её и нашли родители, который отчаянно пытались вернуть её обратно домой. Она отказалась. Спустя год вышла замуж за этого англичанина. Но наверное Пелагии не суждено было быть счастливой, так как она не перенесла роды и оставила мужа одного с девочкой с фиалковыми глазами на руках, которую назвали в честь матери - Пелагией.

Solveig Rowle: Признание Армана, его бегство и впоследствии гибель стали для Сольвейг ударом, от которого она не скоро оправилась. В Британии ее ничто не держало, и как только закончился Турнир Роул вслед за женихом уехала в Норвегию, а годом позже продала доставшееся по наследству родовое поместье. Какое-то время пребывала в глубокой депрессии, но со временем благодаря заботам Альдо и доброте семейства Лорензенов оправилась от потрясения. Они сыграли свадьбу, красивую настолько, что одобрила бы даже Элла Руквуд - к слову, приглашенная на торжество. Совместная жизнь молодой пары была несколько омрачена новостью о том, что Сольвейг не может иметь детей - причину бесплодия целители под давлением Альдо так и не сообщили. Какое-то время фру Лорензен скиталась по колдомедикам, потом ее супруг волевым решением взял дело в свои руки и отправил жену к своей лапландской бабушке., прописавшей невестке кучу различных зелий, и в завершение курса лечения - пожить две недели в домике посреди снежной пустыни. Из "лечебного отпуска" Сольвейг вернулась беременной и... совершенно искренне, без всяких амортенций влюбленной в своего мужа. Она родила дочку, безумно похожую на сестру Альдо, которая впоследствии была обручена со старшим сыном Симона де Сидвилля, и Сольвейг, зная тайну его рождения, усматривала в ситуации свершение некой высшей справедливости.

Theodore Nott: Теодор Нотт оставался верным себе и своим сумасбродным принципам вплоть до самой смерти в октябре 1981 года. Вряд ли кто-либо из знакомых думал о том, что Тедди проживёт счастливую, долгую жизнь с какой-нибудь милой девушкой под одной крышей. Зелёная вспышка настигла юного Пожирателя Смерти в возрасте 23 лет, незадолго до падения Тёмного Лорда. К своему великому счастью, молодой человек не видел, как многие дорогие ему люди погибли, кого-то посадили в Азкабан на целых 15 лет, как, например, лучшего друга - Рудольфуса Лестранжа, кто-то просто исчез или "залёг на дно". Тедди не знал, что умрёт именно в тот день, и что стычка с аврорами, которым за пару лет до этого (в 1978 году) разрешили применять Непростительные заклятия при аресте - станет последней. Но зато он знал, что "долго и счастливо" - это не про него. Сразу после смерти, поверенное лицо юного Нотта обнародовало письмо-завещание к Фредерику Нотту, с которым Тедди почти не разговаривал в последние годы. Да, с отцом они так и не помирились, впрочем, умирая, Теодор даже мысленно не успел попросить отца о прощении - не в его правилах, да и времени, откровенно говоря, не было. В завещании молодой человек ставил отца в известность о том, что в Германии у него есть невестка, единственная женщина, которую его сын когда-то любил, но так и не смог сделать ей предложение и сделать счастливой. А ещё у Фредерика есть незаконнорожденный внук, да-да, и властью ему данной посмертно, что любая просьба умирающего должна быть исполнена, - Тео впервые в жизни просит отца о чём-то, а именно - разыскать Лорелей и Теодора-младшего, привезти в Англию и дать им всё, что они пожелают, включая фамилию, ведь сын должен расти в семье и в согласии с законом. А для пронырливого адвоката Визенгамота подобные вещи не составили бы труда. Несколько писем от поверенного лица достались и другим людям - например, Олвен Бенбоу, которой Тедди завещал всю свою домашнюю библиотеку и ещё пару десятков книг в придачу, написанных языком Брайля, которые он кропотливо собирал по личному списку Олли несколько лет, но так и не успел подарить. Рудольфусу и Беллатрикс Лестранжам, которые получат своё письмо-привет от Тедди лишь в 1996 году, Юфемии Булстроуд, Реджинальду Эйвери, Финеасу Яксли, даже Эмбер Линд досталось несколько строк и несколько ящиков лучшего огневиски, которое хранилось в личных запасах Нотта. Яэль Ронэн досталась короткая записка о том, кто же был в тот холодный вечер под маской Пожирателя Смерти - время раскрывать секреты. Да, Теодор прекрасно знал, как он закончит и успел подготовиться. Нарываясь на неприятности изо дня в день, надо быть готовым ко всему. Лорелей Брехт и сыну, с которым он так мало побыл, Тео завещал всё, что у него было. И даже обручальное кольцо его матери, с которым молодой человек никогда не расставался и всегда носил в правом кармане мантии. Он никогда не говорил Лори об этом, но ещё на то Рождество, что он возил немку во Флоренцию, в далёком-предалёком 1978 году он сделал гравировку на кольце с её именем и многозначительной фразой на латыни, но так и не смог сделать любимой женщине предложение. Впрочем, может оно и к лучшему - фройляйн Брехт так и не стала вдовой Нотт. Теодор-младший вырос, пошёл в школу, поступил на Слизерин, и к великому огорчению, отца, который хоть этого и не видел, но всё же, тоже связался с дурной компанией и встал под знамёна Волдеморта. Яблоко от яблони недалеко падает, что и говорить. finite

Loreley Brecht: Несмотря на то, что Лори никогда не верила в счастливую судьбу, она всё же надеялась и отчаянно верила в то, что рано или поздно закончится война и они с Тэдди смогут жить вместе. Живя от встречи до встречи Брехт всё так же рисовала, пожалуй живопись и спасала немку все те годы, что она ждала возвращения Теодора домой. У них никогда не было общего "дома", была лишь квартира Лорелей, куда Тэдди возвращался. В 1979 году Лори узнала, что была беременна и некоторое время скрывала это от Нотта, но в конце-концов собралась с духом и решила обрадовать его этой новостью. Реакция Теодора была ужасной, и вся в слезах Лори побежала к своему близком другу Натаниэлю, у которого и скрывалась некоторое время. Нотт недолго искал её, и недолго думал над тем, что ему следовало бы извиниться. Лорелей во второй раз сказала ему, что от ребенка она не откажется, даже если её повесят и впервые Теодор увидел в её глазах страх. Страх за то, что он не сможет с этим жить, а этого она не перенесет. Они помирились, и всего на несколько месяцев им удалось позабыть об ужасах войны. Лори не возвращалась домой, но соизволила написать родителям письмо о том, что она беременна. Её выжгли из семейного древа, но вот её старший брат - Эрнст помогал ей до самой смерти. Сын Лори и Тэдди родился в Рождество, и стал самым настоящим подарком для своих родителей. Его назвали в честь отца, на этом настаивала мать. Они были счастливы то короткое время, что были вместе, и немке этого хватало. Когда же началась первая магическая война Эрнст приехал чтоб забрать свою сестру и племянника на родину. Лорелей отказывалась, хотела остаться с любимым, но поняла, что Нотт ни за что её там не оставит, ровно так же как и брат. Когда Тэдди погиб, она сразу же почувствовала это. Сидя у окна ей даже показалось на мгновение, что серебреная собака смотрела на неё. Но либо ей показалось, либо патронус Нотта успел растаять в воздухе. Как не странно она не сразу же заплакала, а когда Эрнст вошел в комнату со словами, "Теодор убит", она ответила лишь "я знаю" и ещё долго смотрела в окно. Но спустя несколько дней, когда она начала постепенно осознавать весь ужас случившегося, то Лори долго ломала всё в своей рабочей комнате, и даже умудрилась разорвать на клочья немало ценных картин. На похоронах её не было, хоть и Рудольфус писал ей. Она долгое время не шла на могилу Тэдди, не желая окончательно признавать, что он погиб. Тем временем она полностью отдавалась своему сыну, который испытывал всю её любовь на себе. Да и мальчик с каждым годом всё больше и больше напоминал ей любимого... Когда Фредерик Нотт нашел её, то Лорелей не сразу впустила его в дом. Обвинив его в смерти Теодора она казалось бы пыталась вылить на него весь гнев и злобу на то, что случилось с ними. Лори получила всё, что завещал ей Тэдди, но долгое время не могла собраться духом и вернуться в Англию. Когда же сыну исполнилось девять, то она поняла, что пора возвращаться туда. Первым делом Лори пошла на могилу Теодора и сказала сыну о том, что это был его отец. Она не любила рассказывать ему о нём, несмотря на желание Тэдди младшего знать про отца всё. Жизнь начала налаживаться. В Англии всё ещё был Натаниэль Элдредж, крестный отец Тэдди младшего, который очень помогал девушке. Она открыла свою галерею на пару с ним, и они долгие годы проработали вместе. Стала знаменитой художницей в магическом мире, и волшебники приезжали в Лондон чтоб хотя бы мельком увидеть её творения. Лорелей так и не вышла замуж, но до самой смерти носила обручальное кольцо матери Теодора на безымянном пальце. Когда Тэдди младший попал на Слизерин, она улыбнулась. Когда начал дружить с дурной компанией, она подметила под себя, что гены всё же на многое влияют. Когда же узнала о том, что сын получил метку Лори не бросила его, как не странно. И до конца защищала сына. Наверное это тоже было своего рода иронией, она всегда ждала Ноттов и молилась, что они вернутся. Лори дожила до старости лет, и прошла через многое. Она несмотря на хрупкую натуру смогла вынести всё, и вставала после каждого падения. Умерла задремав в саду, а во сне она видела Тэдди, своего Тэдди, которого знала в школьные годы. Тот улыбался и звал её с собой...

Amber Lind: Жизнь Эмбре Линд сложилась почти идеально с учетом того как она начиналась. Как она и обещала, осенью семьдесят восьмого она уехала в Америку, где получила приглашение выступать за одну из ведущих команд Национальной Квидидчной Лиги и построила блестящую карьеру. В Великобританию она почти не возвращалась. Последний её неофициальный визит на родину случился в ноябре восемьдесят пятого, омраченном для неё сразу двумя трагедиями: смертью матери, на похороны которой она и приехала, и смертью лучшей подруги. Хотя в тот день в Глазго её привело совсем другое дело, связанное с вопросом кровной мести, которой давно уже пора было настигнуть этого человека, Эмбер не могла упустить возможности посетить концерт Мэдди. До конца жизни она винила себя за то, что не смогла по мелочам, по еле заметным знакам догадаться, что это была их последняя встреча и возможно предотвратить то, что случилось после. В убийстве Маделайн, как и в шести других убийствах, признался задержанный через дюжину дней Кайл Линд, когда пришел собственноручно сдать свою палочку в аврориат (через год его приговорили к поцелую дементора). О том, в скольких из них он в действительности был повинен, так же как и о том, что же случилось с Александром Лермонтовым знала только Эмбер. Она покинула Англию и следующие пятнадцать лет и слышать не хотела о том, чтобы туда возвращаться, разве что под давлением тренера, но даже тогда она почти не покидала своего номера. Что удивительно, и её воспитанники – Кормак Линд, мать которого трагически погибла в самом начале первой войны, и дочь Алека и Мэдди, которую Эмбер удочерила, и её собственная дочь обучались в Хогвартсе, так как официальным местом их проживания было поместье Мюриэль Яксли, потому что при всей своей нелюбви к родине, Эмбер никогда не теряла веры в Альбуса Дамблдора и считала Хогварсткое обучение – лучшим. В возрасте сорока двух лет все ж согласилась на предложение руки и сердца Лиама Флэнегана, в основном под давлением их дочери, которую изводили насмешками одноклассники, однако фамилию оставила свою. В этом же году она прекратила она окончила свою карьеру игрока. Впрочем, это не значило, что она отказывается от игры: осенью того же года она подписала тренерский договор с «Тутшилскими Торнадо», чем не мало удивила всех, ведь , а через два года стала главным тренером английской сборной. Именно под её руководством англичане в две тысячи шестом выиграли Чемпионат Мира, впервые за последние двадцать лет. Умерла Эмбер в возрасте ста двух лет во сне.

Eleanore Rookwood: Две войны, политические волнения и временные гонения на темных и чистокровных магов прошли где-то далеко в стороне от идеальной жизни Элеанор Руквуд, словно бы списанной со страниц романа для романтичных ведьм. После школы она с Самаэлем сыграли красивую, пышную свадьбу (конечно же на порядок лучше, чем бракосочетание Араминты и Уолдена), после чего зажили припеваючи настолько душа в душу, насколько это возможно для двух расчетливых снобов, умеющих получать удовольствие от жизни. Однако пусть Элла и не могла вспомнить большей части того, что им пытались вдолбить учителя в школе, она была достаточно мудрой женщиной, чтобы держаться в стороне от любой политики и по возможности защищать от неё своего мужа, которые конечно был умница и красавчик, но все-таки такой же мальчик как и все. Она дважды использовала Империо и несчетное количество раз Обливиейт, чтобы отвести подозрения от своего мужа и обеспечить ему алиби, потому что сохранность собственной семьи была для неё важнее чьего-то чужого благополучия или даже жизни. И первую войну, и вторую она пережили без каких-либо серьёзных последстивий. Ещё в первые годы совместной жизни у них родились сын и дочь. Элла любила детей, но в своей манере, изнуряя их то чрезмерной заботой и подарками, то постоянными придирками. Так она часто напоминала дочери, что так должна быть счастлива, если в школе ей удастся быть хотя бы воловину такой успешной как была её мать, ведь Элла даже ходила на Рождественский Бал с Чемпионом Хогвартса. Помимо воспитания детей, Элла активно занималась благотворительностью и была одним из самых заметных меценатов магической Британии, и ни одно серьёзное светское мероприятие не считалось удачным, если его не посетила миссис Треверс. А с Самаэлем до конца жизни их связывала пусть и не истинная любовь, но крепкая дружба и искренняя привязанность. Умерла Элеанор в возрасте восьмидесяти семи лет в больнице Св. Мунго от редкого проклятия, которое совершенно случайно подцепила с бриллиантового колье, подаренного ей на день рождения за неделю до того. Колдомедик, пытавшийся спасти её, после все же создал формулу контр-проклятия, которая прославила в истории и его имя, и имя Эллы, в честь которой и стали называть то изначальное проклятие – Лихорадка Элеанор.

Madeline Murphy: В семьдесят восьмом они уехали в Америку и, как казалось Мэдди, кошмар наконец-то закончился. Они с Алеком путешествовали по стране, пели и были счастливы, у них родилась дочь, они были настоящей семьей. А потом, мелкими шагами, едва заметными, кошмар начал возвращаться. Маделайн пыталась, честно пыталась держаться, но видя как любимый человек рассыпается у неё на глазах не было сил. Любовь – это одно, но на такие путы она согласиться не могла, и потому сбежала, напоследок предсказав Александру, что им с дочкой пора возвращаться в Англию, но без неё. Маделайн снова путешествовала, теперь уже в полном одиночестве – только она и музыка. Она пела везде где её дозволяли, иногда просто за крышу над головой и горячий ужин, влюблялась и забывала возлюбленных как прежде отчаянно и словно в первый раз. От беды её кажется хранила какая-то безумная удача, то ли сам черт, хотя несколько крайне неприятных историй ей все же пришлось пережить. В восемьдесят четвертом её разыскала Эмбер и чуть ли не силком заставила заключить контракт с одним из своих знакомых музыкантов – теперь в её жизни вновь появилась какая-то определенность и порядок, за выступления ей начали платить настоящие деньги, появились планы гастролей. С концертами она объехала всю Европу, но в конце концов настояла на том, чтобы в конце восемьдесят шестого вернуться домой, в Англию, хотя у них были ещё запланированы концерта в Италии. О том, как и когда она умрет Маделайн знала давно – об этом ей поведала Нимуэ Барк, находившая очень забавным тот факт, что обе они – настоящие пророчицы, и им обеим предстоит одинаковая смерть. Потому когда она увидела Алека, ждущего её на мосту, она сразу же поняла, кто именно будет инструментом судьбы. Ей было его безумно жаль, ведь для него это было намного тяжелее чем для неё, и она все повторяла про себя, что прощает его, даже когда холодные воды Клайда сомкнулись у неё над головой. После смерти Маделайн стала призраком. Несколько лет она блуждала по близким её памяти местам – загадочную белую женщину в длинном платье и простом магловском пальто видели в Глазго и Хаттоне, любующейся снегопадом в Хогсмиде и беседующей с портретами в Хогвартсе, но в конце концов она обосновалась в Норвегии в доме своей старой подруги.

James Potter: Здесь неинтересная часть ↓ Все было очень трогательно. После школы Джеймс Поттер женился на своей обожаемой Лили, потом потянулась война: Пожиратели, Орден и постоянно пополняющийся запас боевых заклинаний. Три встречи с Волдемортом наложили на Джима неизгладимое впечатление, которое он никогда так и не смог охарактеризовать цензурными словами. Потом появился Гарри, Пророчество, игры в прятки с одним из величайших темных магов закончились сокрушительным предательством Питера Петтигрю. Зеленая вспышка – до свидания, Джеймс Поттер. Здесь неинтересная часть ↑ На самом деле, после смерти Джеймс Поттер никуда не делся: он завел себе привычку, сидя на облаке, попивать пиво и, закусывая попкорном, смотреть за тяжкой жизнью своего сына. Иногда, впрочем, он отвлекался на квиддичные матчи, которые тоже были неплохи. Чем сильнее разгоралась Вторая Магическая, тем азартнее становился Джим. Именно он был тем умершим, который вопил: "МОЧИ ИХ! СТУПЕФАЕМ РУБАЙ! ДА ЧТО Ж ТЫ ДЕЛАЕШЬ-ТО?!" – когда Гарри в конце четвертого курса оказался на кладбище в окружении Пожирателей. В течение следующих нескольких серий лет жизни своего сына Джеймс успел придумать несколько сотен частушек ("Гарри Поттер – молодец, Пожирателям п... конец!", "ПС, подходи и не робей, Гарри выдаст п... пенделей!"), словить кучу лулзов и вообще отлично развлечься. Говорят, когда умер Петтигрю, Поттер носился за ним по всем облакам и грозился убить второй раз, если тот попадется ему в руки. Даже метнул несколько бутылок пива в спину, вопя, что жертвует самым дорогим ради смерти предателя. После финальной битвы в Хогвартсе Джеймса застали сидящим в обнимку с пустой бадьей из-под поп-корна. Он рыдал в три ручья и повторял, что сожалеет только об одном. Почему Хогвартс разрушил не он?! Потом следить за жизнью сына стало не очень интересно, брачные игры Джинни и Гарри его не очень привлекали. Только когда родился Альбус-Северус, Джеймс оживился и несколько суток подряд не мог успокоиться, говоря, что его сын не мог назвать своего ребенка таким именем. За назойливость и громкие вопли ("Волдеморт победил, это не мой сын! Его подменили! Кто назовет внука Джеймса Поттера Северусом?!") его трижды скидывали с облака, один раз прямо в жерло атомного реактора. Не помогло. Говорят, если вам слышатся матерные частушки про ГП, то это где-то на облаках толпе почивших не удалось заткнуть Джеймса Поттера.

Glenda Chittock: После окончания Хогвартса, Гленда стала популярной радиоведущей, у неё было очень много поклонников. Она не принимала участия ни в одной магической войне — любимая работа занимала все её мысли. Правда, в девяносто восьмом году на Читток пытались повлиять люди, в чьи руки тогда попала власть. Гленда понимала, что её некому защитить, одиночество стало её страхом. Пожиратели преследовали её, некоторое время она находилась под действием заклятья Империо. Женщина сожалела, что обращала внимание только на работу, но ей повезло вовремя это осознать. В тридцать четыре года она познакомилась с человеком, за которого спустя три месяца после знакомства вышла замуж. Ленд тогда впервые по-настоящему потеряла голову: они часами разговаривали, пили чай по вечерам — все вокруг считали их друзьями. Однажды всё изменилось, и Гленда никогда не сможет сказать, в какой момент. Став по-настоящему счастливой, женщина и не подумала о том, чтобы оставить работу. Когда у неё появились дети, Читток (она сменила фамилию, но все по-прежнему называли её так) вела радиопередачи из дома на окраине Лондона. Они с мужем поселились в маггловском районе, где не могли не заметить странной аппаратуры Гленды, которой пришлось сочинять сказки о том, зачем ей "все эти штуки" — Министерство обвиняло её в угрозе нарушения Статуса о секретности волшебного мира, но спустя некоторое время они оставили её в покое.

Sophia Rutherford: София все-таки вышла замуж и стала миссис доктор Мелифлуа. Во время первой магической войны она по привычке собирала на себя все неприятности, которые только могла собрать, пару раз попала в больницу к собственному мужу и неоднократно рисковала расстаться с жизнью, но дуракам, как известно, везет. После исчезновения Вольдеморта какое-то время не находила себе занятия, от скуки взялась за перо - и совершенно внезапно к ней пришла слава. Ее книги стали популярны, а оборотничество автора лишь прибавляло интереса к произведениям. Родила Лэнгворду двух сыновей, ни один из которых, к счастью, не унаследовал проклятия ликантропии. Отцовство вызывало некоторые вопросы, однако Лэнгворд ими не задавался, и София была ему за это благодарна. В следующее полнолуние после смерти Барти Крауча-старшего привычно ушла в лес и так и не вернулась.

Jeanne Roy: Хотя она и хотела стать колдомедиком, после окончания школы Жанна устроилась на службу в Министерство Магии, а Отдел обеспечения магического правопорядка: её обостренное чувство справедливости требовало этого, она просто не могла стоять в стороне когда вокруг творится такое беззаконие. Несколько лет она проработала в аврориате, где по понятным причинам она почти не участвовала в боевых операция, но зато активно работала на стадии сбора и проверки информации. Однако в девяностом году она перевелась в Высший Магический Суд на позицию старшего прокурора, на которой получила славу одного из самых беспощадных, но справедливых прокуроров в истории Франции. В начале девяностых она оставила государственную службу и, переехав в Этрета, полностью сконцентрировалась на своем писательском хобби. Её работы имели успех среди ценителей интеллектуальных детективов, а автобиография была названа книгой года по мнению читателей La Magie Maintenant. Жанна все же вышла замуж. Её избранником стал полукровный волшебник-мракоборец на десять лет младше Орлеанской Девы, который почти два года добивался от неё взаимности. У них не было детей, но они прожили вместе пятнадцать счастливых лет вплоть до самой смерти Жанны в двадцатом году.

Angelika Walesa: После окончания Дурмстранга Ангелика несколько лет путешествовала; наверно она объехала всех нетрационных магов в мире от гаитянских вудуистов до японских оммьёдзи, но никто не смог ей помочь, так что в возрасте тридцати лет ей все же пришлось принять страшную правду: ей никогда не повзрослеть. Смириться с этим оказалось намного проще, чем она боялась, возможно потому что она давно знала это. Стать почтенной матерью семейства Ангелика не могла, перспектива горбатиться всю жизнь на министерскую карьеру её совершенно не привлекала, поэтому она приняла совершенно логичное с её точки зрения решение: она устроилась преподавателем в Дурмстранг. Почти пятнадцать лет она преподавала Некромантию и среди её выпускников была целая плеяда блестящих некромантов, которые всегда с уважением, если не сказать «страхом» отзывались о своей учительнице, которую прозвали Пани Смерть. В это же время Ангелика встретила человека, который сыграл большую роль в её жизни. Его звали Карл Корвич, чистокровный маг из Чехии, когда-то давно он учился на несколько лет старше Ангелики в Дурмстранге, а теперь она учила его старшего сына основам ремесла. Они встретились на одном из приемов, и слово за слово завязалась беседа, ставшая основой очень странных отношений. Каждое их совместное появление на публике сопровождалось небольшим скандалом, что безмерно забавляло обоих. Были ли они просто необычными друзьями или их действительно связывало что-то из того, о чем с таким злорадным упоением перешептывались сплетники, так и осталось тайной. В двухтысячном году Ангелике пришлось покинуть свой пост в связи с уголовным разбирательством, в которое она оказалась втянута. Ей приписывали убийство семерых магловских детей и незаконные эксперименты по некромантии, целью которых было, по мнению прокурора, достижение вечной жизни. Ангелике грозило как минимум очень, очень долгое тюремное заключение, если не смертельная казнь, но обстоятельства сложились иначе. Тюрьмы Ангелике удалось избежать только благодаря совместным усилиям её брата Кастора, который к тому моменту занимал пост Министра Магии, и щедрым пожертвованиям Карла, однако ей пришлось навсегда покинуть Польшу; впрочем, это её совершенно не печалило. Она перебралась в Чехию, где Карл купил её дом, и она вновь зажила в свое удовольствие: много путешествовала, наконец-то написала свой учебник некромантии для начинающих, основанный на её авторской методике, и много занималась теорией. Один ищущий скандальной славы журналист пытался связать частоту пропажи маглов в том районе где находился дом пани Валесы с её изысканиями, но либо он ошибался, либо Ангелика научилась лучше заметать следы, но ему не удалось ничего доказать, да и сам он вскоре сгинул в Прикарпатье. Точная дата смерти пани Валесы не известна, поскольку последние тридцать лет своей жизни она прожила в добровольном затворничестве в загородном доме в чешском Прикарпатье, доставшемся ей по завещанию Карла. По собственным заявлениям она занималась наукой и очень редко появлялась в обществе, обычно совершенно неожиданно как для гостей, так и для хозяев, которые и не думали, что Пани Смерть ответит на их приглашение. По рассказам очевидцев, когда она в последний раз появилась на публике – это было в двадцать седьмом - Ангелика выглядела столь же юной как и всегда, но в ней было заметно то, что они называли «печатью смерти»: кожа Ангелики походила на старый пергамент,волосы, хоть и прекрасно уложенные, потеряли свой блеск, а под глазами залегли глубокие, болезненные тени. Однако она не демонстрировала никаких признаков слабости разума, и с явным удовольствием рассказывала всем заинтересованным слушателям о том, что её исследования наконец-то достигли финальной стадии и что она стоит на пороге великого открытия. Только в сороковом году наследники Карла решились нанести визит вежливости «тётушке», чтобы узнать жива ли старя ведьма или можно эту землю наконец-то прибрать к рукам: Корвичи Ангелику вполне ожидаемо не любили, но боялись. Её нашли мертвой в собственной постели, при том тело было совсем свежим, словно она, так и не проснувшись, скончалась всего за несколько минут до прихода гостей. Черные пятна, которые всегда были меткой её проклятия, пропали с её кожи. Похоронена Ангелика Валеса в фамильном склепе дома Корвичей в хрустальном саркофаге, в соответствии с её завещанием. Правда этот саркофаг закрыт в ещё один, гранитный, с высеченными на нем семью защитными печатями – это не являлось обязательным пунктом завещания пани Валесы, но Корвичи решили, что в данном случае дополнительная страховка лишней не будет.



полная версия страницы