Форум » Архив «Lumiere-77» » Cat among the leopards » Ответить

Cat among the leopards

India Ingram: Время: июль 1978 г. Место: дом семьи Беше под Марселем Участники: Armand Bechet, India Ingram и всякие разные другие Беше тоже События: Инди неожиданно решает наведаться в гости к Арману. Не то, чтобы была причина, не то, чтобы он был лучшим другом, но почему-то ей хочется увидеть именно его. Примечание: альтернативная история

Ответов - 44, стр: 1 2 3 All

India Ingram: внешний вид: темно-серая юбка по колено, белая свободная рубашка с двумя расстегнутыми пуговицами, туфельки, волосы распущены, через плечо кожанная сумка на длинном ремне со всякими нужностями По чести говоря, она не получала никакого приглашения. Но в связи с последними крутыми поворотами в жизни чувствовала себя совершенно потерянной. Почему к Арману, а не к тому же Альдо? Ну, наверное, норвежец уже женат, и вот такое вторжение не все поймут. Беше же не выглядел как человек, собирающийся жениться в ближайшее время, и он всегда привлекал ее чем-то, возможно, тем, что с ним вообще никогда не было скучно, потому что почти всегда было непонятно. Она только начала работать в Министерстве, и у них в Департаменте можно было поспрашивать, где живут недавние гости. Инди, правда, и спрашивать не стала, сама нашла в свитках пергамента. И совсем недалеко оказалось, хоть и на дальней стороне Франции. До Парижа она добралась через порт-ключ, прихватив нужные во французском департаменте бумаги из Британии и тем самым оправдав свое появление в местном министерстве. Там же ей подсказали, как добраться до места, и она воспользовалась еще одним любезно предоставленным порт-ключом, а там поймала, хоть и не сразу, попутку, знаками объяснившись с водителем. И вот и дом. Индиа была не из тех, кто любил приходить без приглашения, как, например, делала временами ее мать, но она не знала, что написать в письме Арману. Она надеялась, что, когда она его увидит, она сможет хотя бы себе объяснить, зачем приехала. Может, из-за деда… Она постучала и стала ждать ответа, надеясь, что откроет Арман и можно будет избежать лишних объяснений, но открыл его брат, которого Беше как-то упоминал вместе с именем. И Ильяс тоже оказался весьма симпатичным молодым человеком, и она не смогла сдержать улыбки. Затем она стала судорожно вспоминать французские слова, а потом еще и их произносить с жутчайшим британским акцентом: - Bonjour, Ilias. Je… - она вздохнула, пытаясь вспомнить что-нибудь еще, - je m'apelle Indy. Je… cherche Armand. На "твоего брата" ее словарного запаса уже не хватило. Она улыбнулась и добавила, прищурив левый глаз: - Может, ты говоришь по-английски? И Арман дома? И оставалось молиться, что Беше не поступит с ней так, как поступают с совсем незванными гостями.

Armand Bechet: - Bonjour, mademoselle, - несколько озадачено протянул Ильяс, с воистину семейной беззастенчивостью разглядывая нежданную гостью. Спутать его с кем-то было невозможно, молодой человек явственно напоминал чертами лица и фамильярной улыбкой старшего брата. Ощутимые различия, впрочем, тоже имелись: Ильяс был заметно выше и уже в плечах. Помедлив секунду, юноша тряхнул опускающейся до плеч шевелюрой и отступил от проёма, делая приглашающий жест, понятный и без перевода. Перевод же в исполнении младшего Беше был просто ужасен. - Peut-être que vous entrez dans? Входитé. Из светлого просторного холла сквозь широкие окна почти во всю стену открывался вид на ухоженный задний двор и не такую уж далёкую яркую воду Лионского залива. Чем бы ни занимались Беше, они определённо не бедствовали. Не позволив Инди долго рассматривать интерьер, в холле появилась торопливая маленькая девушка со смеющимися глазами и тёмной кожей. Улыбнувшись Ильясу, она быстро-быстро проговорила что-то, напоминающее замечание или дружескую шпильку. Ильяс в ответ только головой покачал. - Aniim, trouver Armand, s'il vous plaît. Девушка, дружелюбно кивнув Инди, вышла в соседнюю комнату. Ильяс же заулыбался пуще прежнего, определённо подумав о чём-то приятном, взял руку гостьи в свои ладони и изобразил поцелуй над светлой кожей англичанки. И не отдал руку обратно. - ‘Гад вст’гече, mademoselle. Mon frère идёт сейчас. Потянув девушку за собой, Ильяс подвёл её к дверному проёму, ведущему во двор. Там был навес, защищающий от яркого солнца круглый столик, окружённый пятью плетёными креслами. Просто идиллистическая картинка, особенно с лимонадом, который принёс вызванный Ильясом домовик. - Ты… д’гуг А’гман? – усаживая девушку в кресло, весело поинтересовался Беше, очевидно, не испытывая смущения из-за своего катастрофически малого словарного запаса.

India Ingram: Инди только недоверчиво помотала головой, войдя в дом, на шикарную обстановку, залив буквально за окном, девушку, весело переговаривающуюся с Ильясом, которой она кивнула в ответ и улыбнулась. Она ожидала чего-то совершенно другого, пожалуй, но вовсе не разочаровалась. На губах продолжала расцветать улыбка в ответ на фразы, которых она не понимала, но которые звучали красиво, жесты вежливости… - Я тоже очень рада, Ильяс. Во дворе, казалось пахло морем, а может, просто разыгралось воображение. - Это рай, - прошептала она, приподнимаясь на носочках, чтобы получше рассмотреть водную гладь. Лимонад после всех этих прыжков и тряски в машине оказался очень кстати, и она вновь прищурила один глаз, правда, теперь довольно, размышляя, что, хоть братья и похожи, младший кажется мягче. Правда, никогда не знаешь, что там скрывается за образом красавчика-креола. Арман тоже поначалу кажется невероятно милым и галантным, а потом выясняется, что все не так-то просто. Она помешкала секунду, прежде чем кивнуть в ответ на вопрос Ильяса. Ингрэм полагала, что отношения Армана с его знакомыми девушками, скорее всего, не способен выразить ни один язык, но так как запас французского таял стремительно, она не стала вдаваться в подробности. - Я училась в Хогвартсе. Там мы и познакомились. Надеюсь, он не имеет привычки мстить гостям, явившимся без приглашения. Инди вновь помотала головой, смеясь. - Черт, я совсем не говорю по-французски, прости, - и тут же попыталась выдать последнее, что еще могла сказать на этом языке. - Je... ne parle... français, pardon. Она не смогла долго усидеть в кресле и в тени. Этим летом Британии солнца досталось немного, и она, скинув мигом туфли, прошлась босыми ногами по нагретым камням и раскинула руки, подставив лицо солнцу и щурясь, а потом обернулась к Ильясу. - Вот оно где, настоящее лето. Я вам завидую.

Armand Bechet: Судя по выражению лица Ильяса, он не понял больше половины слов Инди. Но это не было большой проблемой для него. Достаточно было и той, понятной части. И жестов, конечно. - Я понимаю! Хогва'гтс. Этот ту'гни'г, - юноша забавно сморщился, словно с турниром у него были связаны какие-то особые воспоминания. И тут же рассмеялся. - C'est катаст'рофа. А'гман не гово'гит про ты п'гиежаешь. Он знает? Девушка выбралась на солнце, а креол перебрался из кресла на краешек стола, скрестив руки на груди и с заговорщическим прищуром наблюдая за гостьей. Искренне обрадованная солнцу англичанка смотрелась посреди этого двора так мило. Как маленькая молодая кошечка, отощавшая на улице, и вдруг оказавшаяся в тёплом доме. Никто не заметил когда на площадке перед домом появился старший Беше. Просто в какой-то момент Ильяс спешно оторвал пятую точку от стола и встал прямо, разглядывая уже не Ингрэм, а что-то за её спиной. Шарлю Беше седые волосы в темной шевелюре и в бороде только добавляли благородства, но никак не возраста. Он стоял с дымящейся кружкой в руке, в простой светлой одежде, но этот мирный вид не обманывал. Жёсткий взгляд желтоватых глаз принадлежал хищнику, а благородный вид - дорогому оружию. Помотрев скорее сквозь Ингрэм, отец молча перевёл взгляд на младшего сына. В несколько похолодавшем воздухе повис невысказанный вопрос. - Elle s'appelle l'Inde. Elle l'une de Bretagne. Elle est mon invité. Это сказал не Ильяс, но голос был более чем знаком. Арман стоял, прислонившись к косяку дверного проёма, ведущего в дом. И улыбался, смотря не на отца, а на Инди. Шарль обошёл девушку, и теперь отец и сын смотрели друг на друга. И казалось, что любой металлический предмет между ними немедленно притянет разряд. Длилось это, правда, не дольше нескольких секунд. - Elle sera votre invité, - веско обронил старший Беше и прошёл в дом. Арман, посторонившийся, чтобы его пропустить, бросил лёгкое "Oui" и со знакомой улыбкой подошёл к Инди. - Я не ждаль, что это будешь ты. П'разднуешь свободу от школа новыми местами? Ильяс, только теперь оживившийся после ухода отца, бросился к двери, притормозив только для того, чтобы о чём-то спросить у брата. Арман отмахнулся, но ответил, помогая жестами и, очевидно, объясняя где найти какую-то вещь. После исчезновения младшего, Арман только головой покачал. Получилось очень похоже. - Он ве'рнётся.

India Ingram: Инди вновь покачала головой. - Нет, Арман не знает. Она сначала подумала, что эти слова произвели на самого младшего Беше такое почти пугающее впечатление, но потом она поняла, что он смотрит на что-то, и обернулась. Ингрэм открыла рот, собираясь объясняться, но вообще все слова чужого языка вылетели из головы, и она смогла выдать только приветствие. Отец Армана и Ильяса выглядел… внушающе. Сейчас он внушал, что вот он-то точно не в восторге от внезапных гостей. Помощь пришла неожиданно, и Инди очень порадовалась знакомому голосу, а затем с легким чувством вины понаблюдала за сценой "Беше убивают друг друга взглядом". Впрочем, на удивление никто не пострадал, Беше-старший ушел, за ним убежал так, будто забыл выключить утюг, Ильяс, и они с Арманом остались одни и обменялись улыбками. - Прости, что я без предупреждения. Надеюсь, у тебя не будет неприятностей. Твой отец явно от меня не в восторге. Зато брат замечательный. Инди коснулась плеча Армана, а потом не удержалась и обняла. - Скорее, я в поиске новых безумств. Подумала, что ты никогда не был против, и, может, составишь компанию. Можем сообразить что-нибудь на троих, вместе с Ильясом. Она отвела на секунду взгляд в сторону, словно задумавшись о чем-то, и вновь посмотрела на Армана, уже более серьезно. - Но это если есть желание, и это не повлечет никаких неприятных для вас последствий. Если же я не вовремя, я могу прямо сейчас уехать. Мне достаточно будет того, что я тебя увидела, и ты все такой же.

Armand Bechet: Неизвестно насколько был недоволен появлением Инди отец Армана, а сам он был ей определённо рад. Подхватив девушку за талию, креол раскрутил её над землёй, а, возвращая девушку на твёрдую ноги, слегка промахнулся с поцелуем, отчего касание губ пришлось на кожу за ушком Инди. Ничто не говорило за то, что Армана как-то беспокоит реакция отца. Или что он вообще помнил о его существовании до напоминания. - Мой отец… - Арман задумался. За несколько недель, прошедшие с его возвращения во Францию, английский язык уже успел несколько подзабыться. – Он не в восто’рге от любого. Мы не хо’рошо ладим в последее в’ремя. Поэтому не ты есть п’ричина. По п’равде, он знал, что ты будешь мой гость, когда ты была в Англии. Креол отпустил Ингрэм и махнул рукой, отгоняя незримое гнетущее пристутсвие страшего Беше от их приятной встречи. Не хватало ему ещё и этот день безнадёжно испортить. Хватит, пора уже немного поквитаться. - У него плохое наст’роение п’росто. Ты остаёшься. Если выде’ржишь до завт’ра, Ильяс неделю п’редлагает пойти на маглов ‘рыца’рский ту’рни’р. Это в го’род Динан. Это хо’рошее безумство для тебя? И если хоть ещё одно слово об отце сегодня, он снова кого-нибудь убьёт. Честное слово.

India Ingram: Чувствуя под руками сильные плечи, Инди разом успокоилась и рассмеялась, а все остальное отошло на второй план. И уверенный голос Армана, говорящий "Ты остаешься" приятно грел. Пожалуй, она не будет рассказывать своих печальных новостей, не будет портить это время, в которое можно веселиться. И про Беше-старшего они тоже вспоминать не будут. И Инди даже не стала спрашивать, откуда это отец Армана знал, что она приедет - в последний раз, когда она задавала подобные вопросы, все закончилось не очень здорово. - Что же меня ожидает, что я могу не выдержать? - хитро посмотрела англичанка на креола. Ей казалось, что после семи лет Хогвартса и семнадцати лет жизни с ее матерью, она может выдержать что угодно. В любом смысле. И она же прошла тренинг молодого причинятеля зла у мастера Альдо! - Маггловский турнир? Ты шутишь? Инди сложила руки на груди, всем своим видом показывая, будто очень рассержена. Ровно до того момента, как не смогла сдержать улыбки. - Конечно пойдем! Только я бы еще включила в программу купание в Вашем почти личном море. Если не считать опасных ныряний в Черное Озеро в Хогвартсе, мне довольно давно не везло поплавать. Правда, я не захватила с собой купальник… Но что-нибудь придумаю.

Armand Bechet: Креол ответил таким же хитрым взглядом опытного заговорщика. - Если Ильяс находит то, что ищет, тебя ожидает его нет молчащий язык. В этом доме его те’рпит с хо’рошо только Аниим. Ты уже видела её? Пережидая деланое негодование Инди с лукавым видом всеведающего идола, Арман с кошачьим прищуром разглядывал девушку. Её вид, такой… британский, совершенно не летний, так не вязался с этой залитой солнцем аллеей. Словно кусочек седой Британии умудрился пролететь через всю Францию и зацепился за их сад. На что Арман не любил Марсель и Францию, и то почувствовал смутное удовлетворение, что здесь – это не там. - А он нужен? – серьёзно спросил он, улыбаясь так, что не думать о чём-то пошлом было решительно невозможно. - Точно, это п’роблема? – всё же поправился он, доставая волшебную палочку. Прикосновение к рубашке Инди не превратило её в купальный костюм, но расцветило в весёлые тёплые цвета. И так определённо больше понравилась Арману. Перехватив девушку за руку, Арман повёл её в сторону воды, мимо низеньких пальмочек, совершенно затмевающих своей необычностью высящиеся над ними грабы. - Мо’ре есть сегодня, и сегодня есть много… - Кпови! Ей, это он? Ильяс вырос за их спинами как джинн из лампы. Армана это явление не удивило. Обернувшись к брату, он ухмыльнулся и с каким-то особенным значением произнёс: - Ты гово’ришь по-английски. - То есть, ты меня понимаешь? – не подав виду, будто что-то такое особенное понял, просиял Ильяс, обращаясь уже к Инди.

India Ingram: Инди вернула Арману его неприличную улыбку. В этот момент ей показалось вдруг, будто они знают друг друга тысячу лет, и у них на двоих есть как минимум одна тайна. - Так веселее, спасибо, - кивнула она на свою новую рубашку и уже взялась за пуговицы, чтобы начать расстегивать, пока они шли к воде – купальник ей действительно не был нужен рядом с Арманом. Правда, она успела позабыть об Ильясе, который резко вынырнул из-за спины. Инди вновь прищурилась. - Кпови? А ты его как зовешь? Она не разделила уверенности Армана и посмотрела на его младшего брата растерянно. - Я ничего не понимаю. Это… итальянский? Суахили? Ингрэм вновь сохраняла нужную мину некоторое время, прежде чем рассмеялась, положив ладошку на плечо Ильяса. - Прости, я не могла удержаться. Ты и правда говоришь по-английски. Она поспешила к воде, бегом, чтобы Ильяс не успел ей сразу же отомстить за шутку. - Ну-ка отвернитесь оба, - строго сказала она, быстро расстегивая цветную теперь рубашку. Пальмы вокруг создавали странное ощущение, казалось, будто они и не во Франции, а действительно в каком-то тропическом раю. Инди потрогала воду ногой – пока она казалась холодной. Она помедлила еще немного, задумавшись вдруг, как Ильяс отнесется к подобному поведению – за Армана она в этом плане не беспокоилась, он вряд ли был бы против. Юбка полетела к рубашке, и она, не оборачиваясь, вошла в воду. - Холодная. Вы собираетесь купаться, или я одна поплыву? Инди обернулась к берегу, прикрывая рукой грудь, хоть и осталась в белье. - Хотя у вас-то море каждый день…

Armand Bechet: - Я его звать Andouille, - ответил Арман, покачав головой. Ильяс прыснул и попытался ответить брату подзатыльником, но тот легко ушёл от возмездия, а повторять попытку Ильяс не стал. Вместо этого он с весёлой укоризной уставился на Инди. Розыгрыши он ценил, а на девичьи так ещё и демонстративно вёлся. Но после её вопроса делать вид, будто правда поверил в непереводимость собственных слов, было уже как-то не интересно. Вместо этого он подёргал себя за ухо, украшенное клипсой-переводчиком и пожаловался: - Неудобная штука. На этот раз рассмеялся Арман: - Тепе'рь ты знаешь почему я не сталь его носить. Комментарий неожиданно вызвал новый приступ смеха. Артефакт честно попытался передать французский акцент Армана, и, судя по ржанию Ильяса, в итоге получилось нечто совершенно потрясающее. - У тебя ужасный английский, - с трудом высказался он и отправился следом за Инди. Побережье залива, на котором располагался дом Беше, представлял собой место, бесспорно, живописное, но не похожее на рекламные изображения Лазурного берега. Скалы уходили в яркую прозрачную воду, и так насколько хватало глаз. Но то место, где к воде подступали владения Беше, чья-то рука превратила берег в кусочек Карибов. Белый песок нырял под волны, создавая иллюзию настоящего курорта. За манипуляциями Инди с одеждой оба Беше наблюдали с идентичными улыбками одобрения, хотя оба же и кивнули согласно на предложение полюбоваться некоторое время на что-то другое. И, похоже, никому из них в голову не пришло взаправду выполнить требование. Это идеалистическое единодушие разделилось только когда Инди оказалась в воде. Братья переглянулись. Арман, о чём-то подумав, слегка помрачнел и кивнул, а Ильяс, просияв, отправился догонять англичанку, по дороге избавляясь от лишних предметов одежды. - А Арман неженка. После вашей Шотландии ему только тепло подавай, - насмешливо прокомментировал он так громко, чтобы и старший обязательно услышал. Тот же, покачав головой, уселся на песок, где стоял. Движения получились какие-то усталые.

India Ingram: Инди поплыла неспеша вперед, пока ее не догнал Ильяс, который и правда теперь болтал гораздо больше. Она удивилась, что Арман не полез в воду, но тяга к купанию пока пересилила беспокойство. Ильяс тоже прилично плавал и довольно быстро ее догнал, и какое-то время они плыли рядом, а потом Инди нырнула, под водой хватая младшего Беше за ногу и тут же отпрянув в сторону, чтобы не получить пяткой. - У нас в Шотландии в воде живет такое, что там ты бы тоже не полез, Ильяс, - ответила она, выныривая и отфыркиваясь от воды сквозь смех. Покачиваясь на волнах, Ингрэм бросила взгляд на берег и фигуру старшего брата. - Что это с Арманом? - голос был слегка обеспокоенным, и они отплыли не так уж далеко, чтобы она не заметила, что что-то не так. По крайней мере, он был не таким, каким она помнила Беше. Нырнув еще разок, просто чтобы подробнее рассмотреть дно, Инди стала возвращаться обратно — вода все же не настолько прогрелась. - Что-то случилось с тех пор, как он вернулся из Британии? Ноги уже доставали до дна, и Инди брела в воде, обняв себя за плечи — прибрежный ветер тут же обдал ее холодом, даже губы слегка посинели. Она надеялась, что болтливость Ильяса поможет ей получить ответы на свои вопросы до того, как они вернутся на берег к Арману.

Armand Bechet: Ильяс, который нападения на пятки не ожидал, тут же в порядке карательных мер предпринял пару нападений. Правда, объектом его диверсионных вылазок оказывались то бёдра гостьи, то талия. Смех этой парочки наверняка был слышен даже скучающему на берегу Арману. - Ага, кракен, он рассказывал как вы разбудили всю округу, но только не его. Инди вряд ли могла представить себе сколько времени Ильяс вытаскивал из Армана обстоятельный рассказ об его приключениях в Англии. В первую очередь потому что до этого то же самое самым неприятным из способов сделал отец. Не для того, чтобы узнать, как понял потом Ильяс. - Он вернулся домой. Домашний Арман тебе не знаком? - затянув паузу погружением под воду, Ильяс предпочёл отшутиться, но в сторону брата посмотрел без улыбки во взгляде. Ещё раз тот же взгляд Арману достался, когда они вернулись. Старший брат встретил их уже на ногах, с полотенцем в руках. Только одним, которое он передал Инди. Мокрый Ильяс огляделся вокруг себя и с подозрением уставился на Армана: - Где моя рубашка? Вместо ответа Арман расплылся в наглой улыбке и кивнул в сторону Инди. Вместо того, чтобы возмутиться и устроить весёлую перебранку, Ильяс нахмурился: - Тебе же... - Il raté, - беспечным тоном оборвал его Арман Но Ильяс успокоился не сразу, с укоризной заметив: - Он же услышит. - Rien à foutre. Остаться здесь, или пойдём в дом? Ты голодна?

India Ingram: Инди явно ощущала в воздухе что-то странное, и шило упрямо подсказывало, что что-то грядет. «Домашний Арман» ей, похоже, и впрямь был незнаком, но она была почти уверена, что его непривычное поведение не было связано с тем, что он просто вернулся домой. Полотенце оказалось весьма кстати, Ингрэм уже почти била дрожь от ветра после холодной воды. Улыбнувшись благодарно Арману и обернувшись в полотенце, она наблюдала за братьями, слушая обрывки фраз и перехватывая их взгляды, а потом ответив удивленным взглядом на кивок старшего в ее сторону. Что-то было не так, и шило уже просто свербило. Но чтобы узнать, что же не так, нужно было действовать хитрее, чем спрашивать напрямую. - Давайте немного еще здесь побудем, а потом пойдем в дом. Я больше замерзла, чем голодна, а тут солнце. Про себя определив, кого из братьев пытать легче, беря в расчет, что Арман и вовсе не имел привычки что-либо объяснять, Инди накинула полотенце на плечи Ильяса и потянула его в сторону, к своей одежде. Ее мокрое белье отдавало легкой прозрачностью, и теперь даже полотенце этого не скрывало. Она притянула младшего брата еще ближе, наклоняясь за рубашкой, но не спеша ее надевать и негромко спрашивая: - Ильяс, а что происходит? Вы что-то задумали? Или все же что-то случилось? Только не говори мне, что ничего, я все равно не поверю. Инди смотрела младшему Беше прямо в глаза, подозревая, что не встретит ответного взгляда, ибо он отвлечется на что-то более интересное. - Или мне просто нужно тоже завести себе такую штуку? Она коснулась клипсы, которая внезапно сделала из Ильяса полиглота, притом пальцы нежно прошлись по уху, а затем ладошка сползла к плечу, задевая легко шею. Он был высокий, но она уже привыкла к тому, что они все высокие. Одновременно Инди наблюдала за Арманом, стоящим поотдаль.

Armand Bechet: Ильяс шумно выдохнул, когда пальцы Инди коснулись витого шнурка гри-гри. По крайней мере, в этих ожиданиях англичанка не обманулась. Сфокусировать зрение на лице гостьи парню действительно решительно не удавалось, но он и не старался. Наблюдающий за этим безобразием Арман отвернулся, сотрясаясь от беззвучного смеха. Для него, похоже, внимание Инди к его младшему брату загадкой не было. Но ни помогать какой-либо стороне, не мчаться на помощь своей тайне креол не спешил. Только поглядывал на милую парочку с нескрываемой насмешкой. - Эээ... эта... да как это что происходит? - взгляд Ильяса всё же переместился чуть выше, но ненадолго, и теперь неспешно лавировал между всей той заманчивой наживкой, которой вполне успешно ловила его Индия. - Эта скотина превратила мою любимую рубашку в полотенце. А потом он вдруг всё же добавил: - А ему нельзя. Отец запретил. Потому и поссорились. Младший Беше коснулся подбородка англичанки и нагнулся, уразумев наконец единственный способ более-менее честно заглянуть в глаза девушке. - Если останешься на ночь, узнаешь всё и без такой штуки. - Ильяс. Мне стоит пе'редать тебе мою гостью, может быть? - Арман, оставленный в одиночестве, всё же решил заскучать, и теперь, скрестив руки на груди, смотрел в сторону заговорщиков с несерьёзным осуждением. - Правда, это может стоить много, - едва ли не отмахнувшись от брата, добавил Ильяс, и потянул Инди за талию обратно, к брату-леопарду.

India Ingram: Инди даже и не пришлось применять еще более действенные приемы - рыбка тут же попалась на крючок, хотя смотрела она больше на Армана, пользуясь тем, что Ильяс все равно ей в глаза не смотрит, и покачала головой, видя, как он беззвучно смеется. Да, с ним бы такой номер не прошел, а младший брат тут же выдал тайну, и взгляд англичанки вновь стал озадаченным. Нельзя колдовать? Что это за наказание такое? И за что? Ей, не привыкшей к магии с пеленок и имевшей в дедушках отпетого магглолюба, магия не казалась чем-то, без чего совсем уж нельзя дышать, но она подозревала, что для чистокровных магов это вовсе не так. Инди посмотрела на Ильяса и вновь обернулась к Арману, когда тот заговорил. - Я так поняла, что мне разрешено провести здесь ночь, раз мы завтра отправимся на этот рыцарский турнир, - она одевалась, пока говорила, а потом поднырнула под руку старшему брату и прижалась к нему в попытках согреться, едва слышно добавив. - Ты так легко готов меня кому-то отдать? Ильясу достался чуть виноватый взгляд, и Инди, вытащив палочку из кармана юбки, коснулась полотенца, превращая его обратно в рубашку, чуть влажную. - Когда что-то много стоит, это еще больше подогревает мой интерес. Пойдемте в дом. Она потянула Армана в сторону дома, выскальзывая из-под его руки и отставая на шаг, оказываясь между братьями. Инди не знала, стоит ли задавать старшему брату вопросы, но уж очень было любопытно. Она вновь догнала Армана и тронула его за руку - Почему он тебе запретил? Взгляд вовсе не был сочувствующим, скорее пытливым.

Armand Bechet: - Оп’ределённо, - кивнул Арман, решив не уточнять к чему это. То ли к разрешению Инди остаться в доме Беше, то ли к готовности отдать её кому бы там ни было, и на любых условиях. Ильяс при этом приобрёл довольный донельзя вид. - А и отдай. Какой тебе толк, ты же не знаешь что с ней делать. Арман как раз в этот момент медлил с тем, чтобы отправиться в дом. Сделал шаг вслед Инди, но дальше не пошёл, остановившись у какой-то ему одному известной границы. И брату тоже не ответил ни тогда, ни парой секунд позже, когда теперь уже он притянул к себе девушку и отправился в сторону аллеи. Само по себе это было красноречивым ответом, только Ильяс, судя по ехидному виду, сдаваться не собирался. Арман был не против, ему на воинственность брата было плевать с самой высокой секвойи. - Потому что так надо, - ничуть не смутившись, ответил старший Беше, не придав значения тому факту, что подобный ответ может только распалить воображение и интерес. Пропустив Инди в дом, дверь в который вежливо открыл Ильяс, Арман обернулся к порогу и вновь на пару секунд из реальности определённо выпал. Младший за это время успел отвоевать место между его широкой спиной и Индией, а также поинтересоваться чего гостье хочется больше: исследовать столовую или какую-то другую часть дома. В какой стороне есть его комната он тоже успел сообщить, но тут Арман вернулся в мир живых. - Тебе не п’риходит в голову, что он тебя слышит? – вкрадчиво поинтересовался он у брата, оказываясь с ним плечом к плечу.

India Ingram: Как заядлый кинестетик, Инди расслабилась и просто получала удовольствие от постоянных попыток братьев куда-нибудь ее утянуть. Ей были приятны оба Беше, но Арман чуть привычнее и чуть… Она и сама не знала, что это было за чуть, но это не делало его меньше. Она вздохнула на ответ старшего брата и вновь покачала головой, как бы говоря «ты не исправим». - Ты мне когда-нибудь что-нибудь объяснишь? – в голосе почти появилось отчаяние, и Инди боднула Армана головой слегка, прежде чем они вошли в дом, она и Ильяс сначала, который тут же стал снова быстро болтать, словно пытаясь успеть все сказать до того, как вмешается брат. - Я бы что-нибудь съела, пожалуй, - ответила она с улыбкой, шире всего улыбнувшись на упоминание, где находится комната Ильяса, и кивнув. – Я запомнила. Инди резко развернулась к Арману, почти с ним столкнувшись и задержав ладони на его груди, осознанно или неосознанно. - Что-то ваш отец слишком пристально за вами следит. Она склонила голову на бок, смотря в глаза старшему брату и зная, что он вновь ничего не ответит. Может, она бы и высказала накопившиеся претензии Арману, если бы за спиной не ждал Ильяс. Глупо это, он ведь вовсе не должен ей ничего объяснять, хоть ей и хочется. Но Арман Беше был из тех, кого она ничем не могла заставить делать то, чего ей хочется. Или она пока так и не нашла, чем же именно. - Только я одна есть не буду. Настроение Инди скакало от разочарованного до хитрого и веселого, и она чувствовала, что приключение где-то рядом, а еще чувствовала себя Алисой в Стране чудес, где было все страньше и страньше. Если в Хогвартсе она была куда увереннее, потому что думала, что она на своей территории, то теперь, будучи гостем, слегка терялась, а Арман был загадочен как никогда. Любопытство кусало ее так сильно, что она была готова пообещать что угодно в обмен на настоящие ответы на свои вопросы.

Armand Bechet: - Может быть, - Арман не без успеха имитировал стенку, от которой отскакивает равно и горох, и чужие претензии. Считать себя кому-то чем-то должным он отказывался категорически. Или просто наслаждался видом медленно наполняющейся чашей терпения Индии, которая вот-вот должна была перевесить чашу порядочности. И он был совершенно не против понаблюдать за победой дикого необузданного любопытства. - Ильяс найдёт Аниим, она п'риготовит что-нибудь, - для Инди это, возможно, было не очевидно, но сейчас Арман сильно напоминал отца. У него тоже была эта манера делать предложение в виде окончательного решения. Как и в его случае, Ильяс повиновался с таким выражением лица, будто предложение исходило от него самого. Или, по крайней мере, согласовалось с его планами. Арман бы не стал исключать и этот вариант, если бы знал его хотя бы самую малость хуже. - Пойдём, - Арман положил ладони Инди на талию и легко скорректировал её движение в направлении двери, следом за Ильясом. - Mon pere есть хозяин этого дома. Он знает всё, что хочет знать. Это не слежка. Тон Армана стал на порядок серьёзнее и, вроде как, слегка недовольным. С начала лета их с отцом действительно сталкивало на ровных и неровных участках достаточно часто. Обычные люди в этот момент начинают подумывать о самостоятельной жизни где-то подальше от родителя. Но это обычные люди, что их там связывает кроме крови и фамилии? До столовой путь оказался всего-то через короткий коридор с четвёркой дверей. И там тоже было много света и пространства. - Я бы познакомил тебя с ma mère. Моя... мать. Но она не здесь сегодня. Усвоенным со школы жестом Беше отодвинул для гостьи стул. Сам он сел рядом. - В твоей жизни что-то п'роизошло. Поэтому ты меня нашла?

India Ingram: Инди двинулась в ту сторону, куда вели ее руки Армана, на секунду обернувшись на Ильяса, которого тут же не стало рядом. Дом был не просто большим, он казался большим, может, из-за света, разливающегося повсюду. Они быстро оказались в столовой, и она села на предложенное место, задумавшись, что же у Армана с отцом за отношения, и если у них хоть что-то общее с ее собственными отношениями с матерью, которая вечно хотела ее контролировать, а Инди совершенно не могла этого терпеть. - Твоя мать совсем не такая как отец? – поинтересовалась она по инерции, снова забыв, что вопросы почти бесполезны. Она привыкла к тому, что чаще всего родители были совсем не похожи друг на друга. Может, и мать Армана мягче? Правда, это вовсе не значит, что ей Ингрэм бы понравилась. Инди прищурилась в ответ на последний вопрос старшего брата и помедлила немного. - Хитрый какой… Ты мне ничего не рассказываешь, а я перед тобой должна душу раскрыть? Нет уж. Все по-честному, Арман Беше. Ты мне расскажешь, что у тебя происходит, а я расскажу, что у меня произошло. Голос ее помрачнел слегка. И если бы пришлось рассказывать, она не знала бы, с чего начать. В двух словах это звучало как «я потерялась», но на деле слов все же было больше. - Много всякого произошло… - и это звучало почти как приглашение к сделке. – А нашла я тебя, потому что захотела увидеть снова. Тут все просто. Хоть Арман и сидел рядом, казался он слишком далеко, потому Инди встала и подошла к старшему брату со спины, обняв его за плечи и прислонившись к его виску головой.

Armand Bechet: - Она не похожа, как он, - Арман как-то без предупреждения до странного стал напоминать выражением не то религиозного фанатика, не то влюблённого подростка. Подобный огонь в глазах появляется только у тех или у других, и обе суть поклонение. А божеству или женщине - такая ли большая разница? Никаких иных комментариев, правда, не последовало. Ни обращать Инди в свою семейную веру, ни откровенничать скрытный креол по-прежнему не собирался. Даже если та была совсем не против куда-то там обратиться и к чему-то приобщиться. Что-то неуловимо переменилось в его взгляде, и теперь любой посторонний наблюдатель твёрдо уверился бы в том, что всё то верноподданническое, что появилось в нём минутой назад, посвящено всецело и исключительно Инди. Для полной картины не хватало только трогательно удерживаемой руки девушки в широкой ладони молодого человека, но и это Арман быстро исправил. Неизвестно, действительно ли Инди собиралась торговаться интересом, но бессовестный мартиниканец уже услышал всё, в чём хотел удостовериться. Что там в точности произошло в жизни маленькой англичанки его, в сущности, не интересовало. Сплетни он не любил, а чужие проблемы решал только при условии личной выгоды или, хотя бы, удовольствия. От усталости и неуверенности, устроившихся под нижним веком Ингрэм, так и несло неинтересными бытовыми переживаниями. Мало того, что радости никакой, так ещё и обмен неравноценный. Поэтому он принял её отговорку как должное кокетство, усадил её саму к себе на колени и хулигански взъерошил волосы и поцеловал в ушко, чтобы не думала портить ему день своими откровениями. Честно говоря, день и без того был бы так себе, если бы не её неожиданное появление. Лицо вернувшегося из неведомых продовольственных далей Ильяса выражало торжество шахматиста, предвидящего неизбежный мат противнику в восемь ходов. Или, скорее, что-то вроде "теперь ты умрёшь, кошак!" Появившаяся вслед за ним чернокожая девушка странно улыбнулась Инди и Арману, словно не могла выбрать между доброжелательностью и обидой. В руках у неё было блюдо с чем-то явно рыбным, распространяющим просто одуряющий аромат. Арман, не посчитавший появление брата поводом отпустить от себя девушку, перестал дышать. Его руки дрогнули, и очень хорошо, что у Инди не было возможности увидеть тот взгляд, которым старший брат наградил младшего. Зато вполне могла наблюдать неподдельное торжество последнего.



полная версия страницы