Форум » Архив «Lumiere-77» » Примирение » Ответить

Примирение

Jack Lantern: Jack Lantern & Angel Morton Апрель 1976 года, перед пасхальными каникулами После этого разговора прошло уже три месяца. Эйдж до сих пор ходит как в воду опущенный, и все усилия Джека развеселить лучшего друга привели только к тому, что Энджел старается меньше общаться с ним. Но когда-то уже должно произойти примирение.

Ответов - 11

Jack Lantern: Внешний вид: школьная форма. - Эй, не помешаю? - Джек подтащил стул к столу, за которым расположился Энджел, уселся на него верхом и заглянул в перевёрнутую вверх тормашками относительно него работу по истории магии. - Ого, - уважительно присвистнул он, разглядев тему сочинения. Введение денежного обращения в магической Британии - это вам не носки по спальне разыскивать. - Привет. Добавив последнее, он почему-то смутился и как-то неуверенно замолк. Раздумывал, стоит ли вообще говорить то, что собрался, но через секунду решил, что надо, и снова заулыбался. - У меня предложение. Ты будешь занят на пасхальных каникулах? Папа планирует поход в национальный парк, и я... знаешь, я буду очень рад, если ты согласишься поехать с нами. Честное слово, будет здорово. Высказавшись, Джек застыл, удерживая стул в шатком положении на двух ножках, и с надеждой вгляделся в лицо лучшего друга. Прошедшие с Рождества месяцы он никак не мог почувствовать себя в своей тарелке. И немудрено, когда всякий уют забивался чувством, будто что-то потерял.

Angel Morton: Энджел честно сидел и писал сочинение для профессора Бинса, хотя от уроков его уже слегка подташнивало. Зато они неплохо отвлекали от всего, вообще от всего. Ну, кроме Джека, который сидел прямо напротив. Вообще-то Энджел скучал, все это время, что он отчаянно не общался с Джеком, он отчаянно скучал, не находя сил собраться и поговорить. - Привет. Он все еще дописывал предложение, поэтому даже головы не поднял, а узнал друга по голосу. Друга? Мортон поставил точку и посмотрел на сокурсника - будем пока нейтральны в терминах. - На каникулах я буду здесь, скорее всего. А твой отец, он не будет против? Ведь он хочет провести время с тобой, зачем ему обуза в виде чужого ребенка? Про обузу и чужого ребенка - это прямо с уст дяди Лероя. И лучшей отговорки Энджел пока придумать не смог. Он задумался, почему Джек предлагает это ему, вспоминая при этом, что отец Джека, как он сам рассказывал, неплохо разбирается в людях, умеет слушать и решать проблемы. - Ты думаешь, что у меня какие-то проблемы? Поэтому я должен встретиться с твоим отцом? Это начинало напоминать паранойю про то, что все вокруг враги.

Jack Lantern: Джек настолько опешил, что несколько секунд только хлопал глазами и круглыми от ужаса смотрел на лучшего друга. - Чужого ребёнка? Проблемы? Эйдж, ты чего? До этого момента Эйдж уходил от разговоров, отговаривался корректными отчуждёнными фразами, и Джек не возражал, хотя и чувствовал себя совершенно потерянным и, временами, очень одиноким. Он хорошо помнил взгляд Энджела, когда тот вернулся в рождественских каникул, и всё это время терпеливо ждал. Он только не думал, что ждать, может, придётся всю оставшуюся жизнь. - Эй, мы хотим хорошо провести время. Какая обуза? – почти жалобно сказал он. Вторую фразу он решил оставить без ответа в надежде, что Мортон сам поймёт, какую глупость сморозил.

Angel Morton: Энджел отложил учебники и пергамент, осознав, что да, поговорить, видимо, придется. Он видел, что Джеку не слишком в восторге от того, что происходит, но поделать с собой ничего не мог. Обычно он всегда мог себя заставить сделать что угодно, а теперь почему-то никак не получалось. А еще, пожалуй, он был слишком резок и попытался объяснить, что имел в виду: - Джек, - Мортон запнулся, соображая, что хочет сказать, - я правда не хочу мешать. Ты ведь сам видишь, что весельчак в последнее время из меня никакой. Я не хочу портить тебе с отцом поход, тем более, вы хотите провести хорошо время. А я неплохо проведу время здесь, в Хогвартсе. Энджел всегда уезжал на каникулы из замка, эти каникулы станут первыми, когда он останется. И вдруг где-то далеко проскользнула мысль, что, может, наоборот ему стоило бы поговорить с отцом Джека, который хорошо умеет слушать и решать проблемы, и тот подсказал бы, что ему делать. Но Энджел нахмурился и мысль отогнал. За ней, правда, пришла другая, даже более важная и тяжелая - он ведь попросту отворачивался от друга, так же, как поступал его опекун. Отворачивался и пытался представить, что того просто нет. Вот только Энджел не представлял, что нет Джека, он представлял, что нет его самого, что он сам - невидимый, и вскоре все про него забудут. Все и правда стали забывать, кроме Джека. - Плохой из меня друг, - сказал он, посмотрев в сторону. - Неужели ты не понимаешь? Все уже не будет, как раньше. Я не могу так.

Jack Lantern: На какое-то время над столом повисло молчание. Джек, насупившись, смотрел на лучшего друга, ожидая, что тот фыркнет, извинится за скверную шутку и спросит составит ли им в походе компанию Рой. И Джек, конечно, немедленно простит его за три месяца беспокойства и несчастья, поскольку ну теперь-то всё хорошо. Но Эйдж ничего подобного не сказал, и Лантерну пришлось признать, что Эйдж говорит серьёзно. Если когда-нибудь чаша терпения Джека Лантерна и была близка к тому, чтобы переполниться, то это был именно этот момент. По крайней мере, ни до, ни после он так не ругался. Только вот содержание его "гневной" речи и наводило на мысль, что края этой пресловутой чаши были всё так же недостижимы. В первую очередь, спокойным тоном, под которым только иногда можно было расслышать настоящее беспокойство. - Энджел, ты превосходный, отборнейший тупица, каких не видел Хогвартс за все десять веков существования. Чтоб тебя армия клубкопухов поймала и вылизала, дубина ты вишнёвая. Я тебя уже три месяца с каникул жду, спаниеля эдакого, потому что плохо мне без тебя как без никого иного, а ты Гамлетом по стенкам растекаешься. Если я в чём-то лопухнулся, так скажи наконец, я исправлюсь. Но если у тебя что стряслось, за каким же ты гриндилоу себя и меня наказываешь? Я ж тебя не чтобы приличия соблюсти зову, а чтобы... ну, потому что хорошо с тобой, а ты... Джек вдруг сдулся и уронил подбородок на сложенные как в первом классе магловской школы руки. - Хочешь сказать, - тихо продолжил он, глядя снизу вверх в лицо Эйджа, - я должен считать моего лучшего друга и здоровского парня Энджела погибшим под рождественской ёлкой, признать его рожу, каждый день мелькающую рядом со мной, моим личным безумием и как можно скорее обратиться к целителям за избавлением от наваждения? Что бы он там ни говорил, а теперь он был так же серьёзен, как и Эйдж. И ему было по-настоящему страшно и неприятно.

Angel Morton: Молчание повисло снова, пока Энджел обдумывал сказанное. Он чуть не начал грызть перо, которое взял, задумавшись, в руку. Он думал-думал-думал, а потом выдал кривую улыбку и следующее: - Да, Джек, я тупица и дубина. И, черт побери, я вообще не помню, когда ты последний раз называл меня полным именем. Мортона почти передернуло - в устах Джека это звучало совершенно неправильно. - Не надо так. И… Я думал, не знаю сам, почему, что всем так будет проще, если я буду один. Прости, я не осознавал, как тебе плохо. Энджел посмотрел на друга с виноватым выражением лица, всем своим видом высказывая просьбу его простить. - Энджел Мортон, может, и не погиб под рождественской елкой, но явно потерялся и, кажется, не нашелся до сих пор. Он понял, что объяснений все-таки не избежать, если он хочет, чтобы Джек оставался его другом. А еще очень хотелось уже кому-то рассказать, потому что носить все свои страхи и неуверенности внутри довольно сложно. Может, Джек сейчас улыбнется и скажет, что все это глупости, и он, Энджел выдохнет облегченно? - Понимаешь, Джек, в то Рождество я узнал кое-что о своем… - он хотел сказать "дяде", но сам себе поклялся больше так его не называть, - о Лерое, моем опекуне, и о родителях. Они оставили мне довольно много денег после смерти, и дядя ими распоряжался. Собственно, я сам ему разрешил, чтобы поехать в Хогвартс. Но теперь выяснилось… Что этих денег больше нет. Он их вложил в свое дело, а я остался без кната. Ну, то есть, совсем. Закончу школу, и у меня ничего не будет. И он не собирается меня поддерживать, потому что сам почти банкрот. Но это все не главное, на самом деле. Энджел помолчал немного, прежде чем продолжить, понизив голос, и говоря гораздо более эмоционально. За последние несколько месяцев подобных эмоций за ним не наблюдалось. - Он меня предал, понимаешь? Единственный человек, который был мне семьей, меня предал. Теперь, когда он все это выдал, вдруг действительно стало куда легче, словно тяжелый камень, который все это время тянул его вниз, исчез.

Jack Lantern: Джек даже возражать не стал. Только покивал так сочувственно, дескать, да, Эй, ты тупица и дубина. Но друг улыбнулся, и огромная каменная куча на душе Лентерна обеднела на несколько увесистых валунов. И Джек тоже улыбнулся. Да что там, он бы расхохотался в голос, если бы Энджел не продолжил говорить. Может, тогда они бы просто отсмеялись за все три месяца, да забыли бы об этой вынужденной разлуке. И Джек даже не стал бы настаивать на том, чтобы Эй поделился своей бедой. Есть вещи, которые лучше пережить и забыть, и не касаться их потом почём зря. Но Эйдж вздохнул с таким выражением лица, что Джек понял: сейчас он всё-таки выпустит тех кошек, что повадились точить когти о его душу. Улыбка Лантерна сошла на нет, он устроил подбородок на скрещенных на спинке стула руках и участливо посмотрел на друга. Что бы там ни было, - он был уверен, - он сможет как-то помочь. Ведь это... и есть дружба. И всё-таки, пока Энджел говорил, Джей чувствовал как к камням на душе присоединились ядовитые когти беспомощности. И что здесь сделаешь? Только вообразив себя на месте друга, Джек почувствовал, как опускаются руки. Как бы ему сейчас не помешал совет отца, всегда знающего что сказать, какие слова правильные... - И ты решил, что... я тоже способен на что-то подобное? Джек сказал это без малейшей тени осуждения или обиды. Даже вопросительная интонация была как будто для галочки, просто Лантерн понял друга, и теперь искал как выразить это. Подняв голову, он упёрся ладонями в столешницу и серьёзно уставился на Энджела. - Эй, слушай... твой... Лерой поступил как последняя скотина, но... слушай... я... Джек помотал головой в надежде, что центробежная сила соберёт мысли и слова в какой-нибудь одной стороне мозга, чтобы оттуда их можно было выловить. - Просто... ты имей ввиду, что в любое время, когда тебе понадобится помощь, я буду рядом и в любом случае приду. Если встанет проблема где жить после выпускного, то мой дом - твой. Ты не будешь обузой, поверь мне. Тут Джек улыбнулся. - Уверен, все эти проблемы не продлятся долго. Ты ведь один из лучших с нашего выпуска, тебя куда угодно примут с радостью.

Angel Morton: Энджел, услышав вопрос Джека, отчаянно замотал головой сначала, а потом снова крепко задумался о том, почему, собственно, он все это время избегал общения. - Нет, я не думал так, на самом деле. Просто считал, что будет лучше, если я буду один, и мне, и всем лучше. Но… Дурак я, да. Он вдруг ощутил, насколько же ему этого не хватало - поговорить с Джеком о чем угодно, просто посидеть рядом. Он ведь ему лучший друг, ближе не бывает. Мортон вздохнул, обхватив голову руками и ероша волосы, а затем посмотрел на Джека и тоже улыбнулся. - Спасибо тебе. И да, может, меня и примут куда угодно… Кабы я знал, куда хочу пойти работать… Ты-то, наверное, уже определился, да и все уже знают. А я вот до сих пор не решил. Когда его спрашивали, так как эта тема стала популярной на выпускном курсе, он либо отмалчивался, либо говорил каждый раз разное. - И я думал, что смогу работать не прямо после выпускного, что у меня еще будет время подумать. А теперь времени уж точно нет. Надо решить до конца года. Да и меня самого эта неопределенность просто убивает. Он усмехнулся, а потом развел руками. - Вот такие вот глупости я и скрывал все это время. Прости, что вел себя как последний осел и совсем о тебе не подумал.

Jack Lantern: И снова Джек сочувственно покачал головой. Конечно, можно было понять Энджела, он-то так точно мог. И его потрясение от предательства дяди, и его попытку выстроить себе крепость, в которой никого не будет, зато и предать больше никто не сможет. Но то, что Джек мог это понять, совсем не значило, что он мог позволить лучшему другу хоронить будущее. - Дурак, - согласно кивнул Лантерн. Нестерпимо зачесался кончик носа, и Джек ожесточённо потёр его тыльной стороной ладони прежде, чем развить свою мысль. - Во-первых, не до конца года, а до конца следующего года. Уверен, что баллов за Ж.А.Б.А. у тебя в любом случае хватит для любой работы. А во-вторых… ты умеешь хранить секреты? – более страшной тайны, судя по лицу Джека, нельзя было представить, даже если вспомнить масонский заговор. – Я уже почти пять лет разрываюсь между желанием лечить людей и желанием ухаживать за драконами или ещё какой живностью в заповеднике. В июле-августе отец договорился о практике в отделе своего начальника, но… вот я и посмотрю, смогу ли заниматься этим всю оставшуюся жизнь. А ты… Эйдж, тебе не нужно думать. Смотри на меня – мне пять лет размышлений ничего не дали. Нужно пробовать. Ни одна работа не становится твоей до самой смерти, если ты занялся ей. У тебя всегда будет возможность послать начальника ко всем хогвартским гриндилоу и свалить в другое место, которое больше понравится. Джек выдохнул. От желания заговорить Мортона до полной потери пульса или, хотя бы, возражений скрытых или явных, его остановливала только первоначальная цель разговора. Он её ещё не забыл, как ни странно. - Значит так. На пасхальные каникулы ты едешь с нами, я правильно понял? Джек на секунду задумался, и с заговорщической улыбкой добавил: - И да, тебе определённо не помешает поговорить с моим отцом.

Angel Morton: Энджел вздохнул, поерошил волосы и улыбнулся. - Ну да, ты прав, просто… Тоже тогда секрет. Я курса с третьего думал, что после окончания школы устроюсь на отличную работу, на которой проработаю до пенсии, женюсь тут же на однокурснице или коллеге, ну или просто хорошей девушке, у нас будут дети, дом в сельской местности, и состаримся мы вместе и будем сидеть в креслах-качалках и читать друг другу вслух. Короче, то, чего не было у моих родителей. Но такие вещи как поступок Лероя… Они мало того, что переворачивают все с ног на голову, ты еще и понимаешь, что все может быть совсем не так, как ты задумал. Так что, ни работы пока, ни однокурсницы-невесты, но… Я справлюсь. А если не справлюсь, ты ж меня из-под земли достанешь. Мортон рассмеялся и подумал, что, на самом деле, чертовски благодарен Джеку за этот разговор. И за то, что так и не оставил своих планов вытащить его из школы на каникулы тоже был благодарен. - Да, на каникулы я с вами. И… да, твой отец, пожалуй, скажет мне что-нибудь волшебное, и все станет еще немного проще. Этим ты явно пошел в него, дружище.

Jack Lantern: Джек приподнял свой стул на дыбы. Безо всякой причины его вдруг укололо чувство вины. Вроде как он был виноват в том, что, в отличие от лучшего друга, твёрдо знал, с чем будет связана его жизнь. Так он смог бы дать Энджелу по-настоящему дельный совет. - Плюнь на Лероя. Нашёл из-за кого себя накручивать, в самом деле. Ничего ещё не потеряно, Эй. И будет и отличная работа, и дом, и хорошая девушка. И собака. Какая же сельская местность без собаки? Я тебе подарю её с книгой о дрессировке. Терьера. Да, терьера! Восторг удачной идеи пошатнул неустойчивое равновесие Лантерна, так что ему пришлось спрыгнуть со стула, дабы не улететь вместе с ним на пол. Водворив взбунтовавшуюся мебель на место, Джек снова оседлал его и хлопнул в ладоши. - Ну вот и прекрасно. Отец будет рад, я не говорю уже о Рое. Вот увидишь, будет здорово. Тебе ещё надолго этот манускрипт? Я предлагаю сделать вылазку на кухню и отпраздновать возвращение моего друга Эйджа в мир живых.



полная версия страницы