Форум » Архив «Lumiere-77» » На чем-то же надо попадаться - 6 марта 1978 г. » Ответить

На чем-то же надо попадаться - 6 марта 1978 г.

India Ingram: Время: ночь с 6 на 7 марта Место: пустой дальний класс Участники: Ethan Gray, India Ingram, подопытный кролик События: Индиа Ингрэм мстит своему обидчику, а профессор Грэй просто оказывается не в то время, не в том месте. И кому-то придется теперь выкручиваться, чтобы не отправиться к Директору, или еще что похуже.

Ответов - 17

India Ingram: внешний вид: белая рубашка с закатанными рукавами и фирменно двумя расстегнутыми пуговицами, форменная юбка, гриффиндорские гольфы и туфли на плоской подошве с собой: волшебная палочка и склянки с зельями На лице Инди играла злая улыбка, и прищур ее тоже не обещал ничего хорошего. Сидящий напротив парень, похоже, тоже это понимал. Вот только поделать ничего не мог, потому что был крепко привязан к стулу, на котором сидел. - Что же у тебя такой длинный язык, Гилберт? - ласково спросила она. - Может, тебе его укоротить? Парень заерзал, но освободиться ему это не помогло. - Дура! Отпусти сейчас же! Крик был громким, и Инди нахмурилась. - И зачем так кричать, да еще и обзываться? Не в твоем же положении. Silencio! Стало тихо, и она улыбнулась вновь, внимательно изучая лицо своей жертвы. - Неужели ты думал, что то, что ты треплешь на каждом углу про меня какую-то несусветную и грязную чушь, сойдет тебе с рук? Голос ее был таким спокойным и нежным, словно она вовсе не угрожала. - Чем мы тебя напоим? Приворожим тебя к самой некрасивой девице Хогвартса? Или к самой надоедливой? Гилберт замотал головой, а Ингрэм прикусила губу, задумавшись. - Нет, это слишком просто, пожалуй. Я тоже хочу про тебя что-нибудь растрепать. Но я, в отличие от тебя, люблю правду. И я хочу, Гилберт, чтобы ты хорошенько запомнил, как же мне не нравится, когда меня обижают. И если ты еще раз ко мне приблизишься или откроешь свой рот и что-то про меня скажешь, все узнают то, что сейчас узнаю я. Она взяла с парты пузырек с прозрачной жидкостью. - У тебя хорошо с зельеварением, а? Вот у меня неплохо. Это Веритасерум. Сейчас ты его выпьешь, а потом мы с тобой задушевно поговорим, Гилберт. То, что парень не собирался открывать рот, она прекрасно понимала. Но вдыхать-то, когда у тебя нос зажат, через что-то надо. И вот несколько капель упали прямо в рот нужному человеку. На первый же свой вопрос она получила самый честный ответ, и уже этого было вполне достаточно, чтобы испортить ему репутацию. Но Инди не собиралась отпускать его так просто. - Может, добавки, Гилберт? - она помахала перед его носом пузырьком.

Ethan Gray: Странник всё-таки не сдержался от того, чтобы не то удивленно, не то восхищенно присвистнуть, будучи под впечатлением от той картины, что сейчас разворачивалась на глазах преподавателя ЗоТИ. Собственно, именно это его и выдало. А коли уж выдало, то мужчина, прекратив уже бесшумно стоять у входа, зашёл в класс, прикрыв за собой дверь. - Слушай, здорово он тебя обидел, а? Раз ты его так. Скрестив руки на груди, он ещё несколько мгновений пристально и молча смотрел на обоих учеников. Сначала на связанного парня в форме Слизерина, потом на неожиданно коварную Гриффиндорку – девица, к слову, была хороша. Итен со снисходительной улыбкой на губах отметил про себя, что кое-что в этой школе не меняется никогда – например, эти межфакультетские стычки между представителями Домов Салазара и Годрика. Но если первые брали хитростью, то эти вон открытой силой. Даже девчонки. - Ладно, ребята. – Взмахнув волшебной палочкой, Грей освободил парня от верёвок, которыми тот по рукам и ногам был связан со стулом. – А теперь вы объясните мне, что здесь происходит, и как это вы дошли до жизни такой. Он глянул было на Индию, которая явно собралась говорить и, мило улыбнувшись, помотал головой. - Не ты. Он объяснит. Он-то точно врать не станет. Странник приготовился слушать объяснения парня, но сам при этом не сводил внимательного взгляда с Ингрэм, которая только что так легко переступила закон, словно бы смеялась, или просто играла.

India Ingram: Она не закрыла дверь. Это было главной и основной ошибкой сейчас. И теперь перед ней стоял профессор Грей собственной персоной. Плохо, очень плохо. Будь это Флэнеган, вряд ли бы ей грозило что-то серьезнее вкрадчивой беседы, хоть ирландец и не велся на все ее штучки совершенно. Но вот профессор ЗоТИ… Не сказать, чтобы Инди его хорошо знала, а потому и не знала, на что он способен. При его появлении, она тут же спрятала Веритасерум в карман и сгребла с парты все свои склянки, спрятав и их тоже по немногочисленным карманам юбки. Она и правда открыла рот, чтобы объяснить свою версию происходящего, но ей не дали. И она, прищурившись, уставилась на Гилберта, который, казалось, в первый момент готов был ее ударить. Но она медленно и едва заметно покачала головой, как бы говоря "не стоит, Гилберт, ты ведь знаешь". - Она меня сюда завела, сказала, что есть разговор. Соблазнила меня. А потом околдовала, привязала и напоила зельем. Парень говорил быстро и безэмоционально, словно совершенно не управляя словами, срывающимися с его губ. - Может, ты сначала начнешь, Гилберт? - елейным голосом заметила Инди. - Или ты сам ничего плохого не сделал? Слизеринец пытался промолчать, было видно, но ничего не вышло. - Я сказал парням с моего факультета, что она шлюха. И что с ней, наверное, весь Хогвартс уже переспал. Впрочем, тут Гилберт опомнился, осознав, что его больше ничего не держит, и рванул в сторону двери. Инди бы тоже рванула, если бы не использовала сыворотку правды на одном из учеников буквально на глазах у преподавателя. Что теперь делать, она не очень пока понимала и ожидала для начала реакции преподавателя. И ждала она ее, смотря прямо ему в глаза.

Ethan Gray: - Ну, что за методы... – Ещё один взмах волшебной палочки Грея, и парень безуспешно ломится в запертую дверь. - ...у нынешней молодежи. Он усмехнулся и покачал головой так, словно бы сам был восьмидесятилетним стариком, которого в действительности ужасают методы решения проблем нового поколения. Однако если бы его спросили, что надлежит делать с человеком, позволяющим себе подобные высказывания, Странник ответил бы, что такого человека положено бить. Бить в лицо и, возможно, даже не раз – чтобы получше запомнил. То есть, с кем бы эта девица не спала – это её проблемы, а распускать грязные слухи... ну, это просто себя не уважать. А он-то наивно думал, что хогвартские сплетни распускают девчонки. И вот прямо сейчас жалел, что он здесь преподаватель, а значит, применить силу к ученику не может. То есть, конечно, может, но стоит только представить, каким взглядом после этого наградит его Минерва МакГонагалл, чтобы быстро оставить эту затею. Странник неторопливо подошёл к Слизеринцу и, развернув его к себе за плечи, крепко прижал спиной к двери. Говорил он спокойно, даже улыбался, но смотрел взглядом, выражающим нечто среднее между презрением и отвращением. - Во-первых, двадцать баллов со Слизерина за недостойное поведение. Во-вторых, жду тебя в своём кабинете через час. С глазу на глаз побеседуем. После чего дверь благополучно перед Гилбертом открылась, и тот, наконец, покинул класс. - А с тобой мы что будем делать, красавица? К декану, к директору, или сразу с вещами на выход? Мисс Ингрэм – я не ошибаюсь? Странник присел на край одного из столов и, скрестив руки на груди, смотрел теперь на Индию. - Ты хоть поняла, что сейчас сделала?

India Ingram: Инди прищурила один глаз, начиная осознавать перспективы и последствия своего деяния. Ну, в конце концов, появление профессора ведь совершенно не входило в ее планы. Но вылетать из школы из-за этого придурка Гилберта ей не улыбалось совершенно. И как преступник со стажем, она для начала решила уйти в полную несознанку. - А что я сделала? - спросила она с вызовом. - Это вообще не я. И у меня даже и зелья-то такого нету. Вы меня станете обыскивать, что ли? Она не была, впрочем, уверена, что не станет, потому отступила на пару шагов назад, оглянувшись на дверь и раздумывая, не повторить ли все же попытку Гилберта смыться. Пожалуй, отпираться тоже было глупо, профессор все прекрасно видел, и даже без зелья все ему поверят. А ей никто не поверит. - Я поняла, что сделала. Он слишком много врет, а я хотела, чтобы он сказал правду. И я не хочу ни к декану, ни к директору, ни на выход. Разве он не получил по заслугам? Попытка доказать свою правоту с треском врезалась в незаконность применения Веритасерума вообще. Да, она знала, да, ее это не остановило. Но было в профессоре сейчас что-то от благородного рыцаря, судя по тому, что Гилберту уже досталось и достанется, скорее всего, еще. Может, этого будет достаточно, чтобы ей не угрожало ничего серьезнее двадцати баллов с Гриффиндора? Хорошо, она даже готова помыть его кабинет.

Ethan Gray: - Да что тут обыскивать-то. Accio, сыворотка правды. Странник снова широко улыбнулся, сжав в ладони склянку с остатками прозрачного зелья, выскользнувшую из кармана Гриффиндорки. - Ну, не держи ты меня за дурака, Индиа. Не надо быть великим зельеваром, чтобы понять, что к чему, верно? Или ты хочешь сказать, что здесь не оно, а обыкновенная вода? Повертев ёщё пузырёк в руке, рассмотрев его со всех сторон, Грей помахал им прямо перед лицом девушки. - Ну, есть отличный способ это проверить, да? Хочешь попробовать? Вижу – не хочешь. Что же это получается – ему врать никак нельзя, а тебе, выходит, можно? Не было, конечно, в ситуации ничего весёлого, однако профессор выглядел так, будто веселился от души. Это же надо было выдумать – Веритасериум! - И не заставляй меня, пожалуйста, читать тебе скучную лекцию о том, что применение этого зелья строго контролируется Министерством. И о том, что бывает с теми, кто нарушает законы Магической Британии. Ты, ведь взрослая девочка, и без меня всё знать должна. Итен вдруг подумал, что наверняка ведь Ингрэм не первый раз делает что-то запрещенное, просто до этого вряд ли попадалось на чём-то подобном, иначе была бы осторожнее. А ведь сейчас девушка как будто даже не боится. Вот она – отвага и дурость Гриффиндора в одном флаконе, вперемешку с безрассудством и полнейшим пренебрежением правилами. - И что, легче тебе стало от такой его правды? Нет, серьёзно. Мне интересно.

India Ingram: Не успела Инди опомниться, как пузырек с Веритасерумом уже был в руках преподавателя, а на предложение попробовать она замотала головой. Вот теперь отпираться было не только глупо, но и бесполезно. И, похоже, если она не считала это таким уж страшным проступком, профессор считал иначе. - Мне стало легче, - ответила она решительно. - По крайней мере, больше он меня не обидит. Никогда. Информации, которую она успела получить от Гилберта, и правда вполне для этого хватало. И можно было теперь его безнаказанно подкалывать. Между тем Инди понимала, что все так просто в этот раз не закончится, и, если она хочет, чтобы последствий не было, придется очень постараться. - Послушайте, профессор Грей, - начала она, теперь наоборот подступая к мужчине, - Мне не хочется проблем. Я сделала глупость, признаю, но все ведь от обиды и отчаяния. Ведь неприятно, когда про тебя говорят такое, да еще и на всю школу. Мне еще замуж выходить, знаете ли. Она вздохнула, словно и правда была обеспокоена своей репутацией и крахом будущего замужества, и встала совсем близко. - Может, мы просто забудем? Я попрошу у Вас прощения и скажу, что больше так не буду. Некстати вспомнился Альдо со своим предложением Эми попросить у него прощения, но отступать было некуда. За ней было окончание ее магического образования. И еще пара месяцев беззаботной школьной жизни. Обидно было. Инди подняла глаза на преподавателя, ресницы порхнули вверх, а под ними прятались глаза настоящего ангела во плоти. Удавились бы все художники эпохи Возрождения.

Ethan Gray: Интересно всё же – Сортировочная Шляпа когда-нибудь ошибается? И не ошиблась ли она семь лет назад, отправив Индию Ингрэм на Гриффиндор вместо Слизерина? Уж больно хитрой была эта девица, пожалуй, едва ли не более чем бесстрашной. А ещё у неё, кажется, совершенно отсутствовали какие бы то ни было угрызения совести. - На твоём месте я бы не был так уверен. Странник не двинулся с места, когда девушка подошла ближе. Внешне она была привлекательна – что тут спорить, любой мужчина залюбовался бы. Тут поневоле начинаешь задумываться, так уж ли не прав был этот мальчишка – ведь дыма без огня не бывает. Раз уж Индия соблазнила этого Гилберта, как он сказал, то, должно быть, в этих делах у неё есть немалый опыт, и Слизеринец был далеко не первым соблазненным ею юношей. Она вон как будто и с профессором пыталась заигрывать, и ему вдруг стало интересно, насколько далеко она вообще способна зайти. - Когда про тебя говорят такое – не обязательно нарушать закон. Есть другие способы наказать обидчика. Больше так не будешь? Как? Связывать и соблазнять мальчиков? Поить их сывороткой правды? Применять запрещенные зелья? Замуж ей выходить... Есть претендент на руку и сердце что ли? Вот бы взглянуть на этого счастливчика. Похлопать его по плечу и сообщить с улыбкой – “Ты попал, парень.” - Или больше не будешь оставлять двери открытыми, м? Итен Грей снова беспечно улыбался.

India Ingram: О, она была уверена, весьма уверена. И в своей правоте, и в том, что Гилберт больше и пикнуть не посмеет, и… Нет, в безнаказанности она пока еще уверена не была, но тут все только от нее зависит. И от профессора. "Да, двери больше открытыми оставлять точно не буду", - подумала Инди, но вслух сказала совсем другое: - Я не буду больше нарушать закон и применять запрещенные зелья. Честно. Этого не повторится. Один раз ведь каждый может ошибиться? И Гилберт ведь не пострадал, с ним все в порядке. Индиа уже стояла настолько рядом с профессором, что более "рядом" стоять было невозможно, не касаясь. По его глазам она видела, что он что-то прикидывает, и добавила более серьезно: - Когда про тебя говорят такое, это очень обидно. Тем более, это абсолютная неправда. Поверить в то, что это неправда, было все сложнее, потому что Инди вела себя довольно вызывающе. И смотрела при этом самым возможным невинным взглядом из-под полуопущенных ресниц, снизу вверх, выражая полное раскаяние. - И какие же есть другие способы наказать обидчика? В глазах появилось что-то на грани интереса, хотя и раскание не пропало. Инди очень старалась сейчас превратиться в хорошую девочку. Сложно же это, черт побери.

Ethan Gray: Чего стоит честное слово Гриффиндорки? Люди все разные, а факультет – не приговор. Странник слишком мало знал нынешних учеников и эту конкретную девушку, чтобы судить о том, насколько крепко она держит данное слово. Но опять же – это был не повод не давать ей шанса это слово сдержать. Вот только внутренне чутье подсказывало преподавателю, что доверять Индии надо очень, очень осторожно. - Будто ты не знаешь, какие. Открытое противостояние, а не кошки-мышки по углам. Хочешь утереть ему нос в дуэльном клубе? Могу устроить. Ну, так – в качестве прощального подарка. Про способ “кулака и биты” Итен с трудом умолчал. Честно говоря, Ингрэм не очень хорошо удавалось играть сейчас роль наивной девочки примерного поведения. А уж ангельский взгляд и вовсе никак не сочетался с манерой говорить или со стремительно сокращающимся расстоянием между учителем и ученицей. Грей слабо верил в эту маску добродетели, но если девочка хочет поиграть в себя, примерную и послушную, почему бы не подыграть ей? Она такая забавная. - Нужно ведь сделать не просто так, чтобы он больше никогда тебя не обидел. А так, чтобы ещё просил прощения за то, что сделал, а все вокруг узнали, кто из вас прав. Какой прок оттого, что ты поймала его в дальнем классе одного, если слух уже распущен? Странник всё также сидел на своём месте и вертел в руках склянку с сывороткой правды. - Кстати, не с потолка же он её взял, твою “абсолютную неправду” – когда ты ему успела дорогу перейти? Или у него там что – несчастная любовь? Если не будешь со мной, так не доставайся же ты никому? С этой девицы станется, если в неё и впрямь влюблены половина мальчишек Хогвартса, независимо оттого, кому из них Ингрэм позволила к себе приблизиться.

India Ingram: Missed me, missed me, now you've got to kiss me. if you kiss me, mister, take responsibility. I'm fragile, mister, just like any girl would be and so misunderstood so treat me delicately. (c) Инди медленно покачала головой. - Знаете, профессор, мне мало дела до того, что говорят. Кому нужно знать, те знают, как все обстоит на самом деле. И нет, это не несчастная любовь, это отсутствие мозгов и скука. Я даже отчасти понимаю Гилберта. Когда скучно - это самое ужасное… Она взялась за верхнюю нерасстегнутую пуговицу рубашки, и очень внимательно посмотрела на профессора. А затем ее расстегнула. - И нет, я не хочу прощального подарка сейчас. До выпускного не так уж долго, я смогу потерпеть. Ингрэм потянулась вперед и привстала на носочки, чтобы оказаться ближе к лицу профессора. Она коснулась ладонями парты по обеим сторонам от него. - Мне не нужны лишние проблемы. Вам ведь тоже не нужны, профессор Грей? Инди закусила губу и изогнула губы в полуулыбке. Да, наверное, выреза рубашки сейчас хватало, чтобы ему было видно самое интересное. - Неужели мы с Вами не сможем договориться? Мы оба ведь можем с легкостью забыть обо всем, что происходило и произойдет в этом классе. И ничья репутация не пострадает. Ладонь ее легла ему на грудь, и еще один взмах ресниц, и еще один взгляд устремился прямо в глаза профессора ЗоТИ, а ладонь тем временем стала медленно, но верно опускаться ниже. ах, да, спонсор поста - Рыжая Женщина. :)

Ethan Gray: Девочка явно сама себе противоречила. То ей обидно, что её оклеветали, то ей уже мало дела до того, что говорят. А больше всего её выходки походили на опасную попытку развлечься – Ингрэм и сама вон подтвердила, что нет на свете ничего ужаснее скуки. Однако высокую цену за свои развлечения Гриффиндорка платить была не готова – во всяком случае, пыталась сделать всё возможное, чтобы уговорить профессора не выгонять её из школы. Конечно, такие вопросы решались Дамблдором и МакГонагалл, вот только если они вообще узнают о том, что Индиа Ингрэм нарушила закон. Ведь по большому счёту, скоро весь департамент охраны правопорядка будет ходить с сывороткой правды в карманах на вполне законных основаниях. Странник усмехнулся, и склянка с зельем исчезла из рук преподавателя – не то в рукаве его, не то в одном из бесчисленных карманов кожаного жилета, накинутого поверх рубашки. Кстати, о рубашках... Грей прекрасно знал, что он увидит, стоит только ему опустить глаза. Вот и не опускал - чертовка расстегивала пуговицы со сноровкой, достойной соблазнительницы со стажем. Вроде бы и невзначай, но в то же время с совершенно прозрачными намёками. - А сможешь ли? На терпеливую девочку ты не очень похожа. – Итен едва инстинктивно не подался навстречу девушке, когда та коснулась ладонью его груди, но вовремя удержался от порыва. Ему по-прежнему было интересно, как далеко она способна зайти в своих играх, хотя проверять такое на себе было довольно опасно. - Проблемы? Мне? Звучит почти как угроза. И что же, по-твоему, “произойдёт в этом классе”, Индиа? – Странник улыбнулся, не отстраняясь, да и вообще никуда не двигаясь с места. Он смотрел Гриффиндорке прямо в глаза с искренним любопытством, и почти успешно делая вид, что не замечает ладони Ингрэм, медленно скользящей по его груди.

India Ingram: Инди медленно помотала головой - этот жест был из разряда любимых наряду с прищуренным глазом, полуулыбкой и прикушенной губой. - Я могу быть очень терпеливой, профессор. И я совсем никуда не спешу, тем более, покинуть школу раньше срока. Ладонь с той же малой скоростью двигалась вниз, предположительно, к ремню. Ингрэм надеялась, что ее остановят, потому что доводить до конца ей не хотелось. Но не останавливали. - В этом классе, профессор Грей, произойдет все, что Вы захотите. "И то, о чем Вы потом можете сильно пожалеть", - додумала она про себя. Обещание было несколько поспешным и слишком уж смелым, но приходилось играть ва-банк - ставка была высока, и либо она сорвет весь куш и выйдет сухой из воды, либо утонет. К первой ладони присоединилась вторая, которая прошлась, задевая ощутимо, по пуговицам жилета, а затем устремилась в противоположную от своей коллеги сторону - вверх, к шее и лицу мужчины. В данный момент Индиа почти обалдевала от собственной наглости. Внутри все шумело и требовало прекратить, но она не могла - ей нужен был знак со стороны профессора, а он делал вид, что не замечает, что происходит. Правда, теперь она была так близко, а ладонь ее уже почти касалась его щеки, и не заметить было просто невозможно.

Ethan Gray: Девичьи руки становились всё настойчивее, тогда как сама девушка становилась всё ближе – хотя, казалось бы, ближе-то некуда. Если не переступать черту. О, детка, не будь я твоим учителем... Нет, не может же быть, чтобы она действительно пошла до конца! Потому что если может – выходит, что этот парень со Слизерина был, пожалуй, что прав. Индиа Ингрэм не так проста – сегодня она оступилась, а завтра её проступок обернётся против тебя, потому что она сумеет придумать, как это провернуть. И если Индиа Ингрэм решилась пройти по острой грани, то ты просто не успел заметить, как она уже утянула тебя за собой. - Даже так. Одной рукой Странник перехватил ладонь Инди – ту, что скользнула к щеке, а второй уже крепко держал Гриффиндорку за талию, тем самым почти лишая её возможности двигаться. - А сама ты чего хочешь, девочка? Хочешь, чтобы я отпустил тебя прямо сейчас и волшебным образом забыл о том, что здесь уже произошло? Неужели ты готова подтвердить все эти грязные слухи, лишь бы выйти сухой из воды? До чего же наглая и самоуверенная девчонка! - Ей-богу, не понимаю – почему ты не на Слизерине?

India Ingram: Инди дернулась, но профессор держал ее крепко. Она нахмурилась, не понимая, чего он добивается таким образом. Да, черт побери, да, ей хочется, чтобы он ее отпустил и забыл, чтобы это закончилось сейчас же. Но что он тогда скажет в ответ, после всего, что уже произошло? Отпустит ее просто так или отведет все же к директору или декану, и неизвестно, что хуже? - Я не на Слизерине, потому что у меня отсутствует инстинкт самосохранения! Я сделала глупость и вляпалась в эту ситуацию. И я ненавижу, когда все зависит не от меня, когда не я решаю, чем все закончится. И вот сейчас… Решаете Вы. Так решайте! Инди снова дернулась, запал прошел и продолжать спектакль ей расхотелось. Она глубоко вздохнула, перестала дергаться и подняла голову, смотря на профессора внимательно. - Хорошо, я нарушила правило, да. Но Вы сами признали, что этот придурок заслуживал, чтобы его проучили. У всех свои методы. Но из-за этого я теперь должна буду вылететь из школы? Это нечестно. Я поступила подло, и он поступил подло, все, мы квиты, а Гилберт жив и здоров, я не причинила ему никакого вреда. Не надо больше никого вмешивать. Я нарушила правило - накажите меня. Я сделаю то, что Вы скажете, и мы забудем о произошедшем. Договорились? Она терпеть не могла такие сделки, но заканчивать обучение посреди последнего семестра хотелось еще меньше. И Инди продолжала смотреть в глаза профессору Грею. - А Вам ведь хочется, чтобы я продолжала, да? Вы просто знаете, что нельзя, потому что Вы учитель, но Вам бы хотелось…

Ethan Gray: Грей всё-таки рассмеялся. Да уж – чего-чего, а инстинкта самосохранения этой девчонке явно не доставало. Она, казалось, способна была ввязаться в любую авантюру, не задумываясь о последствиях. Про таких ещё говорят – ветер в голове, ну, или там шило... где-нибудь пониже спины. Что угодно, лишь бы не спокойная жизнь. В этой рыжей голове явно не хватает места для холодного расчёта, который в достатке наличествует в головах учеников факультета Слизерин. Но какой всё-таки взгляд! - С уверенностью в себе проблем у тебя нет – похвально. Легко и быстро приподняв девушку над полом, Странник развернулся и усадил её туда, где мгновение назад сидел сам – на край школьной парты. Пройдясь по спине Индии, ладонь мужчины скользнула к её бедру – словно бы ещё немного, и он, в самом деле, не остановится – грех же останавливаться, когда юбка такая короткая... Он склонился к самому её уху, щекой коснувшись волос, и говорил теперь шепотом. - Чего бы мне хотелось? О... сейчас мне бы хотелось увидеть тебя в постели, Индиа. Выдержав значительную паузу, Итен снова рассмеялся и, резко отстранившись, отошёл от Гриффиндорки на несколько шагов, так, словно бы его руки вообще её не касались – эти руки уже приводили в порядок все пуговицы и застёжки. - Мирно спящей. Потому что час отбоя пробил уже давно. А в этот час все студенты должны быть в своих постелях, мисс Ингрэм. – Тон Грея с непринужденного резко сменился на официальный профессорский, каким он редко говорил даже на уроках. – Будь по вашему – я дам вам шанс. Сейчас отправляйтесь в гостиную Гриффиндор, а завтра я жду вас в своём кабинете, в восемь часов вечера. Будете отрабатывать наказание, раз вы так того желаете. Дополнительные занятия по Защите от Тёмных Искусств вам точно не повредят. Странник довольно улыбался, и по его хитрому лицу было совершенно непонятно, что он задумал, и что имеет в виду под грядущей отработкой наказания. Пускай Индиа думает, что выиграла эту игру, но на самом деле игра ещё только начинается.

India Ingram: Инди чуть не пискнула, когда профессор посадил ее на парту, а затем ее сердце ухнуло в пятки вслед за движением его руки по ее спине и бедру. Она уже было зажмурилась, когда он коснулся края юбки, чувствуя дыхание рядом с ухом. «Во что я ввязалась, дементор всех побери?» - подумала Ингрэм с отчаянием, но вслух ничего, как обычно, не сказала и виду вообще не подала. Ровно до фразы о «постели». Вот тут в голове зашумело не на шутку, а в горле стало совсем сухо. И от смеха она чуть не вздрогнула. О, если бы не уроки Альдо, не смогла бы она так держать себя в руках. Руки тоже потянулись застегнуть лишние расстегнутые пуговицы, и Инди медленно сползла с парты на пол. Ее главный кошмар все же не воплотился, хотя сегодня она прошла по самому краю, дальше которого нет уже ничего — только стремительное падение вниз. - Восемь часов вечера? - переспросила она немного хриплым голосом, подняв брови в легком изумлении. С чего бы это так поздно? Инди казалось, что она продала сейчас душу демону — так довольно улыбался профессор. Это как пиррова победа — вроде бы она и достигла своего, но цена может быть так высока, что, может, проще было бы вылететь из школы. Наверное, еще и поэтому никакого облегчения она пока не испытывала, и слова благодарности тоже не сорвались с губ. - Я приду, - твердо кивнула она, двинувшись к выходу из класса, пока он не передумал. - До завтра, профессор. Она решила пока оставить мысли о том, что принесет это завтра. Продолжение сегодня? Или у него куда лучше с фантазией, чем обычно бывает у преподавателей?



полная версия страницы