Форум » Архив «Lumiere-77» » Гулять со Смертью - Хогвартс, ночь 5-6 марта 1978г. » Ответить

Гулять со Смертью - Хогвартс, ночь 5-6 марта 1978г.

Vic Norfolk: Библиотека Хогвартса, запретная секция. Ночь. Арман Беше ищет книги по демонологии, Вик Норфолк ищет книги по темной магии - вот какие нынче студенты пошли, все, как один, желают странного.

Ответов - 28, стр: 1 2 All

Vic Norfolk: Внешний вид: брюки, белая рубашка с закатанными рукавами, очки на носу, короткие волосы слегка растрепаны. Черная мантия с капюшоном. На пальце - перстень Наследия. А было даже уютно. За окном шелестел дождь, стучал по стеклу каплями, как пальцами и тонкий запах мартовской воды проникал даже под своды библиотечного зала, смешиваясь с... Да-да, правильно, запахом табачного дыма. Огонек видно не было, Вик свои сигары заколдовывала - отчасти затем, чтобы не накрыли за этим занятием, отчасти - чтобы подразнить вечно мечтающего поймать нарушителей Филча. Сейчас - просто затем, чтобы в полной темноте он не привлек ни Пивза, ни привидений, ни - тем более! - библиотекаря. Потому что вот уж если мадам Пинс увидит, что кто-то здесь курит, то Викторию даже не исключат. Ее просто не найдут, а если найдут, то изуродованное тело не узнает даже отец. И нет, думая такие вещи, Вик не шутила даже про себя, потому что насмотрелась в этой школе такого... Норфолк бесшумно продвигалась вдоль стендов, стараясь не потревожить защитные чары, закутанная в мантию и под заклинанием отвода глаз, взмахом палочки изредка выдвигала книги, чтобы лучше рассмотреть корешок, потом отправляла обратно и скованные цепями фолианты и тоненькие, кое-как сшитые стопки пергаментов. Куда же засунули этот проклятый дневник? И остался ли он в школе вообще? Добравшись до стеллажа с самыми древними рукописями, Виктория остановилась, обновила защитные чары на сигаре, и засучила рукава. Однако, придется поработать. Одна за другой книги образовали стопку на полу. Норфолк с сомнением посмотрела на них, затянулась еще раз и уселась рядом прямо на пол, доставая из кармана карандаш и магловскую записную книжку. Ночь обещает быть продуктивной.

Armand Bechet: Внешний вид: чёрная рубашка, в расстёгнутом вороте которой можно увидеть шнурок от гри-гри. Ботинки на мягкой подошве. В библиотеке его уже кто-то дожидался. Из леопарда был не бог весть какой следопыт, но чужое присутствие Арман почувствовал ещё когда проскользнул в дверь общего зала. Свиданий в романтическом окружении пыли и пергамента креол на этой неделе не назначал, ждать персонально креола никто не мог, поэтому он не стал отменять предприятие. С помощью неизвестного полуночника найти пресловутую «запретную» секцию оказалось легче лёгкого. Просочиться в щелку, любезно оставленную будто специально для него тоже не составило большого труда. Оказавшись среди стеллажей, от каждого из которых ощутимо веяло парой сотен защитных и оповещающих заклинаний, Беше перетёк в человеческую форму. Теперь ему показалось, что он оказался в зоопарке. Шкафы напоминали клетки, за решётками которых скрываются живые и свободолюбивые звери. Тошнотворное зрелище. Вспомнив о том, что он здесь не один, Барон бесшумно двинулся вперёд. На двух ногах присутствия другого уже не ощущалось, но Арман знал, что не ошибся. Он прошёлся до самого «горячего» стеллажа, помедлил секунду и опустился на корточки неподалёку от внушительной стопки книг. С интересом изучив лишённые всяких надписей корешки, Беше обратился к пустоте, на которой не мог задержать взгляд: - Интег’ресно. А т’рактат о магии д’руидов есть здесь?

Vic Norfolk: - Следующий стеллаж в сторону окна, - Вик опустила капюшон, вместе с мантией скидывая заклинание, - там этих трактатов... но в общем там ничего тайного нет. Оно здесь только из-за хм... малоуправляемости. Хотя это, в сущности, тоже миф, просто она не настолько струк... Извини. Норфолк ухмыльнулась и осторожно кашлянула - в горле от этого свистящего шепота страшно першило. И да, увидев здесь этого типа из Шармбатонской делегации она почему-то совершенно не удивилась. Скорее испытала облегчение, хотя его очень тихие шаги (или даже не шаги, а ощущение шагов) и не были похожи на поступь Ирмы Пинс, но все равно было... захватывающе. Ага, знакомое лицо - и запоминающееся, этого типа невозможно было не заметить, как, впрочем, Вик не стала бы и знакомиться, ибо у нее ничего общего не может быть с парнем, у которого на лице написано "я здесь лучший и все девки в радиусе пяти миль должны вешаться мне на шею", о чем с ним разговаривать? О темной магии? Смешно. Барон Суббота - вот как его звали его соотечественники. Вик тогда поулыбалась, услышав, а сейчас вдруг суеверно подумала, что... Крышка портсигара глухо щелкнула в темноте. - Рома нет, - так же шепотом предупредила Виктория, - но может быть, ты будешь сигару? Виргинский вишневый.

Armand Bechet: Арман подарил полуночнице самую обаятельную из своих улыбок. Правда, в первую секунду весёлого удивления в ней было больше, чем приязни. Но потом креол пришёл к выводу, что вот такую бледную угловатую девицу как раз и не удивительно застать ночью в компании запрещённых к изучению в рамках школьного курса книг. В таких тихих омутах и не такие черти вечеринки закатывают. Опять же, ему повезло наткнуться если не на завсегдатая, то на частого гостя этой самой «запретной» секции. Может статься, искать нужный фолиант методом полного перебора и не придётся. - Это не есть ст’рашно. Достаточно то, что это есть со мной, - прошептал креол, но подношение принял и благосклонно изучил. А потом с возросшим интересом посмотрел на англичанку. На этот раз на лице его не обозначилось удивления, но такого от буквоядной студентки он не ожидал. Тут стоит отметить, что наречённый своими товарищами Бароном Субботой Арман, в отличие от своего превосходного тёзки, курил очень редко. Настолько, что не всякий товарищ-однокурсник подозревал, что креол держит в сундуке ящик с кубинскими сигарами. Для, так сказать, особых случаев. Разглядев зажжённую сигару в пальчиках незнакомки, Беше оценил остроумие выдумки и тут же провёл сходные манипуляции с угощением. - Au diable их. С д’руиды. Меня зовут А’рман. Наугад заглянув в верхнюю книгу из стопки Вик, Беше одобрительно покачал головой и поднял взгляд на ровные ряды разнокалиберных корешков над их головами. Вне всякого сомнения, искать нужный стеллаж уже не придётся. Трактат разрекламированной Альдо Моргенштерн найдётся на этих полках, или его здесь вовсе нет.

Vic Norfolk: "Я знала, что ты Арман еще до того, как мне об этом сказали, " - подумалось Норфолк, потому что парень и впрямь выглядел... ну... как Арман. Вместо того, чтобы ляпнуть подобную дурость вслух, она поднялась с места, в упор разглядывая француза. Разглядела, экстерьер оценила и в общем пока признала существование условно равного на своей территории. - Вик, - коротко представилась хаффлпаффка, все еще недоумевая, какого такого карибского дьявола этот смазливый красавчик вообще забыл в таком месте, как библиотека, по всему ему полагалось сейчас находиться в объятиях какой-нибудь слизеринской почитательницы его... таланта. Ну, к примеру, Роул. Впрочем, она бы сама не отказалась сейчас побыть в объятиях Роул. С другой стороны, всему свое время. А уж интерес Беше к полке "Демонология" ее и вовсе озадачил. - Что, заснуть не можешь, и помочь некому? - сверкнула ухмылкой в темноте Норфолк, взбираясь прямо по полкам стеллажа повыше, где и осталась, держась одной рукой за вертикальную стойку, а другой вытаскивая книги, чтобы посмотреть название, - Хочешь Большую Книгу Сказок тетушки Хельги? Или тут еще есть краткое изложение Некрономикона для тех кому не спится, все эротические сцены повырезаны, чертова цензура... Но чтение на ночь все равно отличное. Так она увлеченно зубоскалила вполголоса, просматривая то, что показалось ей похожим на тот самый дневник и этой частью своего разума уже порядочно раздражаясь - кажется, ее опасения подтверждались, и дневник Тезеуса забрали ребята из Отдела Тайн. - Дьявол, - буркнула Вик, бесшумно спрыгивая вниз, - зря ходила. Так что ты ищешь?

Armand Bechet: Креол поднялся на ноги вслед за Вик, обстоятельно составляя знакомство с сигарой, наслаждаясь ощущением повисших в воздухе вопросов и просто наслаждаясь ситуацией. Подперев плечом стеллаж по соседству с ножками девушки, он с независимым видом следил за её манипуляциями. Очевидно, девица сюда тоже с вполне конкретной целью пришла. Знать бы ещё с какой… Насмешки с высоты пятой полки шкафа Арман пережил с независимым видом добродушного кошака, подвергнувшегося нападению жизнерадостной большеглазой мелочи. - Если этот… вид… экземпяр «Демонология» тётушки Хелльги Мо’ргенште’рн есть… на английский язык, то давай здесь… сюда, я имею в виду, - Беше адресовал наверх обезоруживающую улыбку. Вот оно как. Очевидно, выходка в комнате-по-желанию повеселила лоа, раз его не оставляет удача. Для начала он вовсе не надеялся найти в Хогвартсе трактаты о Демонологии. - Fastidium est quies. Так скажет мой доб’рый д’руг Симон де Сидвилль.

Vic Norfolk: - А я бы сказала - аbyssus abyssum invocat, - медленно и без всякой улыбки произнесла Вик, с высоты своего роста вынужденная лишь чуть-чуть приподнять подбородок, чтобы пристально заглянуть креолу в глаза. В ней начисто отсутствовало любимое предубеждение британских магов "все, кто интересуется темной магией - моральные уроды и сволочи", но ей было просто сложно поверить, что этот джентльмен, похожий на охотника за девками с Лазурного Берега, может интересоваться книгами. Да еще такими... по крайней мере здесь необычными. Оставалось надеяться, что ему труды леди Моргенштерн нужны не для того, чтобы узнать новые способы ухода за фигурой. Хотя, пожалуй, нет. Вик с трудом удержалась от того, чтобы потянуть носом - почудился ли ей этот солоноватый железный аромат крови в воздухе? Ах, ну да, она и забыла, это в скучной Британии темные колдуны - обычно помешанные бабы и злобные уродцы... - "Демонологии" нет, - посетовала Норфолк, - есть первая часть ее "Ars Daemonia" и "Записки практикующего демонолога". Вот, возьми. "Записки" страшно орут, когда открываешь, и вслух зачитывают предупреждения с форзаца, так что осторожно. "Искусство" на французском, кстати. Пожав плечами, ведьма взмыла обратно на свою пятую полку, непринужденно игнорируя стоящую рядом библиотечную стремянку: - ...а лучше вообще не выносить, - донеслось сверху, - впрочем, раз моя охота не увенчалась успехом, я могу проводить тебя туда, где можно почитать с комфортом. Тем и сама займусь, все равно ночь ни к черту. С иностранцем было легко разговаривать. В основном потому что трепалась Вик почти что в воздух, а значит, считай, сама с собой. - Ну, за глоток рома. Раз уж он у тебя с собой.

Armand Bechet: - Слишком г’ромко, - насмешливо фыркнул креол, как ни в чём ни бывало отвечая на пристальный взгляд Вик. Даже словно бы слегка устало, хотя кто знает, к чему усталость эта относилась: то ли к позднему часу, то ли к тщательно скрываемому недоумению на лице англичанки, то ли к высокопарной латыни, которой в последнее время был перебор. Беше бегло изучил первые страницы «Искусства», полученного из рук Вик. - Я думать, мне подойдёт, - секунду поразмыслив, согласился он. Надо же. Книга на французском. По интересующему его предмету. В Хогвартсе. Ещё одна комната-по-желанию с библиотечной наклонностью и скверным характером? Даже с приятной проводницей подсуетилась, хотя на взгляд Беше ей не помешало бы чуть больше… ну, всего. Волос, цвета, восхищения в очах… впрочем, без всего этого можно и обойтись. Достаточно и этого интереса. Достав из кармана любимую фляжку, Арман протянул её Вик: - Веди. Я предлагать quiproquo.

Vic Norfolk: - А на латыни какую хрень не ляпнешь, все громко, - отмахнулась Норфолк, принимая из рук Беше сосуд с адским зельем. Зелье было действительно адское - Виктории стоило некоторого труда не поморщиться. Черный. Она одобрительно кивнула и снова закусила кончик сигары: ром был что надо, крепкий, бархатистый и мягко стукнулся в голову, делая мир вокруг, пожалуй, излишне отчетливым. - Баш на баш, - Вик хмыкнула, - чтобы потише. Согласна. Идем. Собрав в стопку книги, которые Норфолк собиралась с собой унести, она накинула мантию, задумчиво оглянулась на Армана и тихо пошла вперед, обходя участки света на полу - в окна пробивался свет фонарей снизу, из двора. Эта странная процессия из двух полуночников покинула запретную секцию и между стеллажами в полной тишине, нарушаемой только шелестом дождя в стекла дошла до глухой стены. Впрочем, по взмаху палочки на гладкой деревянной панели вырисовались контуры двери. - Входи, - Норфолк скинула капюшон, переступая порог. В гостиной Наследия явно никого не было с самого утра - даже пепельницу на столе кто-то успел вычистить, за что ему большое спасибо, этому неведомому благодетелю. На столе уютно горела лампа, в камине тоже что-то тлело, в общем, если честно, обстановка располагала скорее поспать, чем почитать. Но после пары постукиваний по кофейнику палочкой по гостиной разлился вполне бодрящий аромат. - Располагайся. Диван, кресла, стулья... Кофе там, чашки и сахар рядом, корица в ящике. Вик с облегчением бросила мантию на пол и хлопнулась на любимый подоконник в окружении чьих-то записных листов, забытого пера, пары диванных подушек и принесенных с собой книг.

Armand Bechet: - Баш на баш, - покладисто повторил креол, пробуя на вкус новое для себя выражение. По какой-то причине с того момента, когда Вик вернула ему его флягу, с лица Армана не сходило выражение одобрения. Многообещающее такое выражение расположения, но вот развития оно так и не получило. Оказавшись в гостиной, честно, уютом, теплом и запахом кофе больше располагающей к общению с девушкой, какой уж есть, но не к изучению серьёзных трудов по демонологии, Беше сердечно поблагодарил Норфолк на французский лад, устроился в кресле рядом с камином и... напрочь забыл о приятной компании, углубившись в чтение «Ars Daemonia». Креол мог сколько угодно скрывать лёгкую хромоту, мог убедительно рассказывать Сольвейг о том, что до самого конца держал всё под контролем, но себе он не врал. Его прошлой ночью только вмешательство божества спасло от смерти, и то Самди не ему жизнь подарил, а только девушке. Он так, в закрывающуюся дверь успел проскользнуть, по счастью. Лорензена под рукой не было, чтобы поинтересоваться причастностью демона к этому сновидению, так что разбираться приходилось самому. Да и даже если Марбас не при чём, у Беше было достаточно резонов, чтобы искать точки наилучшего приложения своих сил. Рано или поздно беглец всё равно должен был объявиться. Через некоторое время своей головы Арману, всё же, перестало хватать. Нужна была бумага. И она нашлась на подоконнике рядом с Вик. Призвав её вместе с пером, Беше переместился к столу и принялся вдумчиво чертить веве. Не дожидаясь, пока высохнут чернила, он набрал в горсть ром и брызнул на рисунок, вполголоса читая наговор. Замолкнув, он устроил голову на скрещенных на столе руках и уставился в пламя свечи, освещающей его занятие. - Что было в большом зе'ркало? - вдруг спросил он, не двигаясь с места. Только смотрел он уже не на огонь, а прямо на Норфолк.

Vic Norfolk: Вик сидела на широком подоконнике в окружении подушек и книг - то так, то этак, а то и вовсе задрав ноги на стену. Поднятые в воздух и изящно скрещенные ступни в мужских туфлях гласили о полном отсутствии благоговения перед Знанием, книга в руках - о прямо противоположном. Время от времени Норфолк откладывала ее и что-то быстро выписывала на пергамент, за этим занятием ее и застал вопрос Армана. Рука с пером замерла где-то посередине очередного размашистого росчерка. Откуда он знает? Почему он спрашивает? Зачем ему это нужно? Мелькнувшие в голове Вик панические мысли никак не отразились на ее лице: все-таки воспитание в блудной дочери семейства Фицалан-Говард укоренилось, хоть и с трудом, но зато прочно. - В большом зеркале было большое зло, - равнодушно пожала плечами Виктория, - боюсь, что оно больше не в зеркале, но до этого совсем немногим есть дело. Она устало прикрыла глаза, сминая в руке собственные записи, и подумала, что ей не хватает... Булстроуд. Да, булстроуд с ее аналитическим умом и мозгом, состоящим из Нумерологии. Или даже нет, ей не хватает здесь прошлого состава Наследия - Лермонтова, Лермонта, де Самон, МакКехт, остроумных (иногда слишком), злых, спокойных, проницательных и способных справиться с этим. Не хватает настоящих Стражей. А они так, жалкое подобие, упустившие то, что должны были... Лампа мигнула и погасла. За ней погасла вторая. - *** - отчетливо сказала в темноте Вик, потом добавила еще пару столь же приличных слов. Несмотря на полное отсутствие паники в ее голосе, было понятно, что ничем хорошим происходящее не пахнет.

Armand Bechet: - Это не есть ответ. Это я знать сам, - Арман неторопливо сложил лист с веве пополам и поднёс его край к зажжённой свече. Бумага занялась весело, с синими всполохами и прядями белого дымка. Подперев подбородок кулаком, креол с какой-то совсем недоброй и невесёлой ухмылкой наблюдал за этим. Он тоже очень удачно не позволял удивлению отразиться даже во взгляде. А ведь он не ожидал ответа. И не считал англичанку чем-то особенным. До этого момента, предшествующего наступлению полной темноты. Не то он бы взглянул пристальнее в тёмные глаза ведьмы. Этой ночью, кажется, любая его пуля, пущенная без прицела, обречена была попасть в десятку. Значит, не зря он с утра и до темноты пробыл на старом кладбище, любовно приводя в порядок могилу, выбранную Бароном. - Как его имя? - поднимаясь с места, спросил он в темноту. И вот теперь он рассчитывал получить что-то более конкретное, нежели "большое зло" в ответ. Под определение "большого зла" можно было отнести слишком многое, даже в жизни Армана Беше. Опустившись на колени, шаман достал из кармана небольшой мешочек и быстро, как мог, очертил на полу круг кукурузной муки, сопровождая действие заговором, знакомым ещё по тем давним временам, когда их семья жила на Мартинике. - Иди ко мне, - отчётливо сказал он в сторону Вик, завершая круг. Тон его выдавал нешуточную злобу, ещё только набирающую весёлый азарт. Черта с два этот беснующийся дух ещё раз попробует его крови.

Vic Norfolk: Норфолк встала во весь рост на подоконнике, с сомнением посмотрела на темный пол, по которому в отблесках далекого фонарного света из окна растекалась черная грязь... И прыгнула - руками вперед и вниз, расстояния как раз на упереться ладонями в пол, а потом встать в круг, выпендреж или нет, но соприкасаться с тем, что находилось за пределами границы из муки, Вик совершенно не желала. И делать по этому даже несколько шагов - тоже, она слишком хорошо помнила, чем это чревато. - Его зовут Тезеус, - совершенно спокойно сообщила ведьма, уже стоя рядом с Беше и очищая ладони от мерзко воняющей болотной жижи, которая уже билась в границу круга, - что-то около семисот лет назад он умирал от голода в болотах и встретил нечто страшное. Из темноты зашипело на пару десятков голосов. - ... и страшное пообещало ему отомстить, жить вечно и... поесть. Кажется, это было решающим. Он отомстил, поел - чужих душ, этого добра везде хватает... Игнорируя лепечущие голоса снаружи, хаффлпаффка трансфигурировала в факел собственный носовой платок - попытки этак с третьей. Никакого "Люмос", оно не боится магического света. - Страж, Страж, ты решила найти помощь, найти помощь? - хлюпающий голос повторял сам за собой, словно забывал слова, - нет тебе помощи... помощи... я забрал осс-тальных, ты последняя. Он не помощь, он не помощь, он добыча... - Врешь, - буркнула Виктория, закусывая губу от внезапного приступа страха. Врет, конечно. Не мог... или мог? - Наяву тебе не будет спасссения, - голос обращался к Арману. Норфолк фыркнула. - А потом его поймали и заточили. Здесь, под замком, в кавернах. Те, кто это сделал, передали знание своим... последователям... а потом последователи забыли, зачем они есть. Просто... передавали перстни и манеру много читать и думать, - Вик осторожно перемещалась так, чтобы встать спиной к спине Армана, темп ее речи нарастал, - а прошлой весной его разбудило взрывом. Сейчас он слабый... тогда были трупы. Много. Его изгнали, а часть осталась в зеркале. Мы стерегли по очереди. Он шептал, сводил с ума, рвался наружу, потом... привел случайного гостя. Она выпустила. Такие дела. У тебя в круге можно Патронуса звать?

Armand Bechet: - Пошёл ты... - не церемонясь в выражениях, Арман указал наиболее точную цель, к которой должен был последовать... приятно познакомиться, Тезеус. Присутствие девушки за спиной его при этом совершенно не смущало. - Ты бежаль в ст'рахе, ме'ртвец. Ты бежишь и сейчас, в явь, бежишь к небыть, - злобная насмешка креола сопровождалась широким жестом левой руки. Драгоценный ром брызнул на пол, под ноги шаману, негромкие непонятные слова его постепенно обрели такт и смутно понятный смысл. На этот раз Арман не собирался дожидаться, пока тварь сплетёт очередную гадость вроде тех плотоядных растений. На этот раз он просто не протянет и пальца через круг. - Да, это не мешать, - сделав паузу в речитативе, Арман спрятал палочку. Когда колдовство уступало место шаманизму, она только мешала. - Здесь не есть сон, - ни то самому себе, ни то Тезеусу лично высказал Беше внезапно без единого намёка на давешнюю ярость, совершенно спокойным голосом. - Мёртвые - мой путь. Покачиваясь из стороны в сторону, Арман снова завёл негромкий речитатив, снова и снова повторяя одни и те же слова, отбивая такт ладонями. В какой-то момент он замер и, не прекращая повторять заклинание, бросил за пределы круга горсть земли с той самой могилы. Мёртвое к мёртвому, уж если живые не в силах загнать неупокоенного духа туда, где ему место, пусть мертвецы своими руками заберут его туда. Если хватит сил...

Vic Norfolk: Юфи Булстроуд кричала - уже не звала, уже просто от боли. Сдавленные стоны - это, кажется, Макнейр. Или Селвин? Хотя нет, Селвин вот там воет от чего-то, что хуже, чем пытки. Дарла - это вообще человек кричит? Вик зажмурилась: в голове было ясно и посреди нарастающего в сердце гнева и острой обманчивой жалости в голове ее было удивительно ясно. И посреди всей этой ясности оставалась только одна мысль. Лжет. Этого не может быть. А в глазах предательски щипало, и надо было смириться с этим, чтобы хотя бы на короткий миг ощутить ветер на лице и бьющий прямо в глаза солнечный луч. Стук копыт, ледяной мартовский ветер, башни Арундела на фоне бледно-синего неба... - Expecto Patronum! - серебряная ворона сделала круг над магами и села на плечо Вик. Конечно, это ей тоже казалось, но Норфолк чувствовала, как призрачные когти протыкают ткань рубашки. Потом кричал уже сам... он. Тезеус. Этот яростный нечеловеческий крик, слышный, кажется, всему замку - это потом они поймут, что не слышал больше никто, кроме них, звенел в ушах, и восставшие тени по клочку растаскивали белесый туман. А Вик подумала немного, прикурила сигару, да и повернулась за спиной у Армана. В перерыве между фразами дала затянуться, фляжку протянула, а потом положила обе ладони на плечи креолу, спустив ворону на беснующийся туман. Сама взывать ни к кому не стала. Два меча хороши тогда, тогда у двух рук одна голова, а с этим магом они все же по-разному думали. - Крови? - будничным тоном предложила она, не отнимая ладони, так, будто от этого что-то зависело.

Armand Bechet: Голос шамана становился громче и громче, но он тонул в многоголосом крике твари. Только те, кто за пределами круга служили Арману мечом, щитом и сетью, слышали его слова. Да ещё Вик, непостижимым образом делающая именно то, что Арман от неё не ожидал более всего. Так, словно это было для неё привычнее чистки зубов по утрам, эта девушка поступала правильно. В середине ритуала Беше не оценил по достоинству её манипуляции, восприняв их как должное. Но даже в трансе он почувствовал тепло её ладоней именно как прикосновение горячих рук, а не стороннюю силу, поддержку и вклад в общее дело. Помотав головой в знак отрицания, шаман оставил фляжку и сигару. Как-нибудь потом он объяснит, что кровь отдавать нужно лишь если они просят, и то не всякий раз. Сейчас же он просто глубоко вдохнул и продолжил взывать к силам, которые в его семье были и верой, и тайным знанием предков поименованных и безымянных, белых господ и чернокожих рабов. Он объяснит, если она спросит, хотя только Сидвилль за всё время жизни Армана Беше вдали от родины услышал лично от него хотя бы признание "да, моя семья практикует вуду". Прочие не добивались даже этого, оставаясь со спагетти на ушах и бумажкой с адресом, по которому интересующемуся стоило отправиться немедленно. А пока что в чёрную жижу полетела ещё горсть кладбищенской земли, последняя. Арман, снизив голос, посмотрел на окружающий их туман. Здесь Тезеусу определённо не удавалось отделаться лишь всплеском весла. Поразмыслив, Беше достал один из ритуальных кинжалов, но не пустил его в ход. Не время. - Его тю'рьма цела? - скороговоркой, попадая в прежний такт, но громче, чтобы Вик услышала, спросил креол. И продолжил свою африканскую тарабарщину, вполголоса, хотя единый ёж слышно было плохо.

Vic Norfolk: - Конечно, нет, - бросила Вик, роясь в карманах. Она сомневалась, что карманное зеркало его удержит, но хоть что-то... Впрочем, и поздно было, и некогда искать. Щупальце тумана ударилось в границу круга: Норфолк махала факелом отгоняя то, что подобралось слишком быстро, а ее Защитник и тени там, снаружи, рвали и клевали тварь, пришедшую по их души. - Страж и колдун... вы останетесь, останетесь... навеки в зеркале... И туман стал стремительно утекать, быстрее, чем его преследовали тени. Кажется, он понял, что намерения Армана серьезны и не собирался давать ему шанса. Виктория держала факел в левой руке и правой не отнимала от плеча Беше, словно какой-то потусторонний проводник. От пророчеств Твари ее мутило - она все еще слишком хорошо помнила, как лихорадочно глотала ночной сырой воздух и ночами наблюдала в зеркале себя с вырванными глазами и походкой зомби, колотящуюся в запертую дверь гостиной. Но стояла, снова подавая фляжку. И сама глотнула. Не надо крови? Хорошо. А спрашивать она не будет, потому что знает ответ. А если знаешь, чего попусту воздух тратить? Тварь ушла, словно воздух из воздушного шарика. Даже, кажется, звук был такой же. Ворона разочарованно (или это только кажется) хлопнула крыльями и растаяла в темноте. Руки не дрожали. Ну вот сейчас они убедятся, что все кончилось, тогда, наверное, она позволит себе дойти до душа и сунет голову под кран. Возможно... черт, ну почему это школа? - Чтоб ты сдох второй раз, скотина, - от души пожелала вслед Тезеусу англичанка.

Armand Bechet: Шаман в последний раз произнёс заговор и замер. Хлопки больше не отбивали такт, но ритмичный звук всё равно отдавался в ушах. Это дождевые капли набухали на козырьке над окном и с гулким шлепком падали на подоконник. С уходом Тезеуса стало стало достаточно тихо, чтобы этот тихий стук был слышен как отзвук не такого уж далёкого барабана. Арман несколько секунд стоял без движения, силясь уловить в окружающем пространстве хотя бы тень присутствия твари, но тщетно. Тезеус сгинул без следа, и креолу не оставалось ничего иного, как наградить сбежавшего кошмара парой нецензурных французских эпитетов и напутствием: "В третий раз не уйдёшь, мразь". После этого его явления Беше больше не сомневался кто помог Марбасу вырваться из круга. Одним поводом разобраться с этой дохлятиной по-своему стало больше, и для следующей встречи Арман собирался подготовить хороший капкан, чтобы тварь могла только кричать, завершая своё существование в муках. Двигаясь медленно, словно воздух стал густым киселём, Беше вытер руки платком, зажёг свет в ближайшей лампе и, слегка припадая на обе ноги сразу, подошёл к оставленному им всего несколько минут назад стулу. Усевшись, он взмахнул палочкой над многострадальными своими ногами и прошипел обезболивающее заклинание. Ран там, конечно, уже не было, но болеть мелкая узорчатая сетка шрамов обещала ещё денёк-другой, спасибо тому же другу Тезеусу, чтоб ему икалось. И ещё за то, что за землёй на кладбище ему придётся ещё раз идти, а него на неё были более благородные и определённые планы, нежели изгнание кошмара из библиотеки. - Ты гово'рить, его изгнать в п'рошлый 'раз и он быть силльнее. Почему сейчас нет? Креол поднял взгляд на Вик, и стало заметно, что он всё улыбается, как если бы Тезеус не по их жизни приходил, но приносил горячие плюшки к кофе, а по ходу рассказал смешной анекдот. Его торжество было изрядно омрачено бегством врага, но всё же... он почти отыгрался за произошедшее в сновидении, он почти... и тварь бежала, бежала как крыса от огня. Какая-никакая, но победа. И именно с этим чувством победителя он зажёг ещё пару ламп и в первый раз по-настоящему всмотрелся в стоящую перед ним девушку. Теперь-то она была не случайной девушкой из библиотеки, но... как там... Стражем. Ничего себе.

Vic Norfolk: - Потому что в прошлый раз это делали несколько взрослых темных магов. И один из них пожертвовал руками, - спокойно объяснила Вик, сосредоточенно осматривая комнату в поисках обычных следов пребывания в помещении Твари. Плесени она не обнаружила, грязи тоже, обошла гостиную кругом и спокойно опустилась на корточки рядом с Беше, бесцеремонно дернув вверх брючину: - Я смотрю, вы уже знакомы, - в ее голосе не было удивления, только незлая насмешка, - красиво он тебя разрисовал. Мордред лечил, или ты сам? Больно? И, без перехода: - Кофе будешь? Она бы, пожалуй, выпила. И не только кофе. И если бы могла себе позволить, напилась бы в хлам. Но процесс кофеварения по-магловски от этого желания отвлекал, а запах зерен успокаивал. Хотя, лучше бы чаю или молока, но чего нет, того нет. - Он утекает, как вода, - то ли заворчала, то ли пожаловалась Норфолк, стоя к Беше спиной, - придет, обругает, и сваливает. Не поймать, не дозваться. На имя не идет. В тишине шорох смолотого кофе и стук посуды казались особенно отчетливыми. Вик молчала, потому что торжества Армана не разделяла, и не к добру вообще вспомнила прошлый год, а так же начало этого, а еще потому что боялась после случившегося от нервов начать слишком много болтать и если не выболтать ненужного, то по крайней мере выставить себя идиоткой. Тем более перед тем, кого еще недавно самого таковым считала. И до самого того момента, пока кофе не настоялся, англичанка не проронила ни слова. И чашку протягивала молча. - Пей. Еды вот нет. Я могу что-нибудь для тебя сделать? "Спасибо" Вик произносить решительно не умела, да и кроме того считала, что слова в этом смысле малозначимы. Благодарность выражала, как умела.

Armand Bechet: Хреновые, видать, колдуны были. И Тезеус совершенно правильно оборвал кому-то из них руки. Мало того, что позволили мертвецу набрать столько силы, так ещё и изгнать толком не смогли. Уж если делать что-то, то как надо, а не на совесть. На совесть у колдунов вроде Беше получалось плохо. С совестью были проблемы. Полагалось, что у здешних "тёмных" с ней дела тоже не лучшим образом обстояли. Ровно это и выразил Барон одним движением бровей и коротким тихим фырканьем. Не презрительным, а будто ничего иного креол и не ожидал. Дескать, ну да, британские маги, чего от них ещё ждать. - Было, вст'речаллись. И ещё вст'ретимся, - мрачновато пообещал он. Оставить спокойно пастись на студенческих душах старика, испортившего ему вторую ночь подряд, он уже не собирался. И тот, кажется, не позволил бы шаману-недоучке гулять по замку до окончания Турнира. От остальных заботливых вопросов Беше отделался коротким покачиванием головы. Вспоминать события прошлой ночи ему не очень нравилось. Во-первых, он там чуть не умер. Во-вторых, если бы не Сидвилль с де Фуа, то и умер бы. И не ясно что досаждало креолу больше - поражение на, вроде бы, своём поле или спасение вот таким образом. Виновнику этого унизительного излечения хотелось как следует съездить по призрачной физиономии, но... вот не сейчас. Видеть сегодня ещё эту тварь у креола не было никакого желания, поэтому он подошёл к двери и вогнал в косяк кинжал. Второй немногим позже оказался в раме окна, а поперёк камина легла кочерга. Вернувшись к столу, Арман поднял левую руку с всё ещё зажатой в ней фляжкой. Оставалось там уже негусто, но и это подняло ему настроение. Пить он, впрочем, не стал, как и прятать фляжку в карман. Положил рядом с пепельницей, да и расположился поудобнее на стуле наблюдать за Вик. И тех нескольких глотков рома, большей частью отданных духам, уже хватало, чтобы свести почти на нет все недостатки, ранее отмеченные избалованным взглядом Беше. И, кстати, кофе был неплох. - Расскажи что ты об этом знать. Это быть хо'рошая покупать... нет... п...латить, - мягко сказал он, уже не изучающе, а вполне себе дружелюбно разглядывая Вик снизу вверх. Одобрительно, но уже иначе, нежели когда она глотала ром с невозмутимостью пирата.



полная версия страницы