Форум » Архив «Lumiere-77» » Show must go on - 10 марта 1978 г. » Ответить

Show must go on - 10 марта 1978 г.

Yael Ronen: Время: вечер Место: "Дырявый котел" Участники: Artemisia Elford, Madeline Murphy, Olwen Benbow, Yael Ronen, Phineas Yaxley, Alice Flint, Barty Crouch Sr., Sophia Rutherford, Evan Rosier, Leonard Rosier События: [quote]Неизвестными совершено нападение на "Дырявый котел" во время выступления группы "Акустическая Алхимия", зрители дали нападающим отпор. Пожиратели Смерти отрицают свою причастность к этому происшествию. [/quote]

Ответов - 42, стр: 1 2 3 All

Yael Ronen: внешний вид: концертное свободное платье, туфли на плоской подошве, гитара Эль очень надеялась, что ей удастся выдержать весь концерт без всяких глупостей, вроде усталости, того, что гитара на живот давит, или вдруг резко надо, или внезапного ощущения духоты. Но также и совершенно не хотелось об этом всем думать - должен был быть отличный концерт, придут люди, у группы новая программа, они много репетировали. Слушатели уже собирались за столиками, а девушки уже настраивали инструменты. Хоть это был и не первый концерт, она все равно волновалась, перекидывалась взглядами с Мэдди, сжала мимоходом ладонь Олли, попросила Арти сыграть ей нужную ноту. - Начинать уже пора, да? - спросила Эль сразу у всех и у никого.

Madeline Murphy: Внешний вид: яркое концертое платье, туфли на плоской подошве, волосы распущены. В кармане юбки - палочка. Мэдди даже не сомневалась, что все пройдет хорошо. Дело было не в предчувствиях или пророчествах, просто мыслями и душой она была уже там, на сцене; в душе она уже пела и не могла допустить и мысли о том, что это песня может прерваться. Порой Маделайн казалось, что в ней живут две женщины: одна была обычной английской ведьмой с жизнью полной радостей и тревог, переживания и страхов, а вторая – это та, что поет, что существует только в эти мгновения и которая не знала в мире ничего кроме музыки. Сейчас она была именно ею, второй. - Да, думаю пора. Думаю большинство пришедших на концерт уже здесь, не хорошо заставлять их ждать, - Маделайн лучезарно улыбнулась Эль и легко сжала ладонь подруги, надеясь таким образом передать её толику своего настроения. А потом шагнула на сцену, на ходу оборачиваясь к Арти – её партия шла первой и была знаком для остальных.

Olwen Benbow: Олвен не видела, чувствовала, как много людей собралось в зале - всем хотелось послушать новые песни. Ей тоже хотелось еще раз их услышать, даже после всех репетиций они не переставали нравится, а девочки играли и Мэдди пела все лучше и лучше. Олвен надеялась, что и она совершенствуется и играет лучше - оценивать собственную игру она совсем не умела. Сейчас начнет скрипка Арти, и затем они все подхватят, и понесется вперед песня, перельется через край, и музыка поплывет по залу, достигая самых дальних столиков. Дверь откроется, впуская запоздавших посетителей, и тогда и на улице будет слышно.

Alice Flint: А вот Алиса едва не опоздала к началу концерта – задержалась в Министерстве. Потому и появилась девушка не со стороны Косого Переулка, а из той двери, что выходила на улицу маггловской части Лондона. В последние дни работы у авроров было более чем достаточно, жизнь их штаб-квартиры была весьма насыщенна событиями, но всё же сегодня Флинт не могла не придти в “Дырявый котёл”. С тех пор, как Яэль больше не работала с Алисой, они стали видеться гораздо реже, что, конечно же, было поводом тех редких возможностей для встреч не упускать. Не говоря уже о том, что хотелось просто выкроить свободный вечер для того, чтобы отдохнуть, посидеть в пабе с друзьями и послушать волшебную музыку "Алхимии". Не всё же о работе думать – иногда так хочется побыть обычным зрителем и слушателем, пришедшим на концерт. Когда Флинт вошла, участницы группы уже готовы были начать выступление, поэтому девушка лишь от двери помахала им рукой в знак приветствия и, поймав взгляд Эль, ободряюще улыбнулась той. Здесь была какая-то очень тёплая атмосфера – несмотря на то, что в зале не было достаточно просторно, было всё же и не тесно, и места хватало всем. По пути к барной стойке Алиса всё-таки пыталась отыскать среди зрителей кого-нибудь из знакомых, надеясь увидеть если не Эмбер, то Алека, если не Алека, то Фианна – так или иначе, кого-нибудь из друзей – и своих, и девочек.

Phineas Yaxley: Внешний вид: сразу же стоит подчеркнуть, что Финеас выпил оборотное зелье поэтому выглядит как мужчина около 40. Высокий, статный, с бородой. На нём стрjгий костюм серого цвета, а сверху мантия черного цвета. Волосы гладко уложены, в руках всё время вертит пачку маггловских сигарет. Возможно это было плохой затеей. Возможно. Присцилла часто повторяла, что Финеас порой ведет себя крайне глупо, но это никак не влияло на его действия. Яэль конечно же не знала, что он тут, да и его новую внешность она бы не узнала. Просто Фин иногда выходил вспоминать как жилось до побега, да и присматривал за Эль сдалека. Яксли за последние месяцы успел стать всем , кем можно только стать. Предатель, беглец, убийца, преступник, психопат, алкоголик... ...отец. Мужчина снова закурил сидя за дальним столиком и наблюдая за людьми, что входили в Дырявый Котел. Многое изменилось, и если честно, он пока не до конца понимал в хорошую ли сторону. Наконец-то он освободился от долга перед Лордом, но почему-то он совсем не чувствовал себя свободным. Наоборот, ему казалось, что его загнали в самую настоящую клетку, откуда не выйти, даже если захотеть. Раньше он не задумывался о том, что всё может обернуться таким образом. Он хотел быть с Эль больше всего, и если честно, только это и спасло его после бегства, но... но осознание того, что от тебя никакого толка, когда ты нужен своему ребенку... это было выше него. Мужчина сделал затяжку и бросил взгляд в сторону собравшихся девушек. Он был против того чтоб Эль выступала в таком состоянии, но девушка была упрямой, да и стоило ей заикнуться, что им нужны деньги, как Фин сразу же смолк и почувствовал новую волну злости на самого себя. От него никакого толку, и он ничего не мог с этим поделать. Или мог, просто Фин до сих пор не решался просить о помощи человека, которого однажды чуть не убил.

Artemisia Elford: Внешний вид: пестрое концертное платье, удобные туфельки. Волосы заплетены в косу. Скрипка и смычок прилагаются. На столь знакомой, старой сцене выступать, как ни странно, было очень непривычно: раз от раза Арти понимала, что все дальше и дальше уходит от тех времен, когда на этой сцене она играла одна, без девочек и изредка - с Мэдди; и каждый выход на сцену для Артемисии оказывался будто бы встречей с самой собой из прошлого. Когда Арти была маленькой, ей нравилось раз в месяц проверять, насколько она подросла, и косяк двери в ее комнате был исчеркан засечками с датами, отмечающими рост девочки. И каждый выход на сцену "Дырявого котла" казался теперь Арти чем-то вроде тех засечек: она будто бы измеряла, насколько подросла над собой за прошедшее время. И, кажется, с последнего момента она здорово вытянулась. От выступления к выступлению Артемисия становилась все увереннее: нервозность сменялась спокойствием, подкрепляемым знанием о том, что все будет хорошо. Да и уверенность Мэдди была заразительна и оттого, словно бы между делом сыграв Яэль нужную ноту, Арти шагнула вперед, почти к краю сцены, поднимая смычок. Быстрым взглядом девушка окинула зрительный зал, выискивая глазами знакомые лица и особенно - Ивена, который обещал прийти на концерт с отцом, а потом закрыла глаза и мягко коснулась смычком струн - только для того, чтобы в следующий же момент рвануть его вверх, извлекая из инструмента высокую звенящую ноту, являющуюся словно бы последним звонком перед представлением и одновременно первым звуком начинающейся песни. Сейчас его подхватят остальные: сначала Олвен, потом Эль, а затем вступит и Мэделайн, и вот тогда все взгляды пока еще перешептывающихся зрителей будут устремлены только на сцену.

Yael Ronen: За взвившейся вверх скрипкой, за дрожащей и словно случайно срывающейся флейтой вступила спокойная и осторожная гитара, растворилась фоном, стала ритмом, соединяя все вместе и освобождая лидирующее место самому гибкому инструменту - голосу Мэдди. Все глаза и уши теперь были их, даже те, кто оказался в пабе случайно, обратились вслух, бросив разговоры. Только музыка, только музыка, только… И открылась дверь, впуская, скорее всего, запоздавших посетителей, которые, правда, вели себя слишком шумно для тех, кто пришел на концерт, слишком быстро для тех, кто пришел отдохнуть после рабочего дня, и были поразительно похожи на то ли квиддитчную команду, то ли какой-то специальный отдел Министерства, все в красных мантиях с глубокими капюшонами, скрывающими лица. Музыка все еще звучала, когда ей в унисон раздался крик, а затем от удара ноги опрокинулся ближайший стол. И люди в зале не понимающие поначалу, что происходит, и может даже, чем магия не шутит, думающие, что это тоже часть шоу, оказались в кольце, потому что вошедшие, нет, вломившиеся быстро распределились по залу. И вот первая вспышка заклинания, и гитара разлетелась в щепки, порезав струнами пальцы. Эль бросилась к Олвен, которая продолжала играть, вынимая из ее рук флейту. - Олли, спрячься за стойкой. Та не понимала, и Эль пришлось повторить. - За стойку, быстрее! Арти, Мэдди, осторожно! Можно убрать женщину из Аврората, но нельзя Аврорат из женщины убрать. а дальше давайте все за автоматы и короткими постами

Olwen Benbow: А Олли и правда ничего не понимала, потому что не видела, что происходит, и продолжала как заведенная играть, пока Яэль не отобрала у нее флейту и не толкнула к барной стойке. - Что происходит? - попыталась она выяснить, но, конечно, никто не стал тратить время на объяснения. Спрятаться за ней было ценным советом, так как даже уклониться от того страшного, что было вокруг, она бы не смогла. Потому она послушно нырнула за стойку, надеясь, что остальные девочки к ней присоединятся.

Sophia Rutherford: - ...и вот так Лэнгворд его убил. Барти? Барти! Подперев щеку кулаком, София тоскливо уставилась на Крауча, пребывавшего, очевидно, не здесь и не сейчас - и Резерфорд была бы спокойна, знай, что он просто засмотрелся на ножки прошедшей мимо ведьмочки, но этот вариант, пожалуй, был даже невероятнее того, в котором Барти внимательно ее слушал. - Барти, - печально воззвала София, - только не говори, что ты опять думаешь о работе. Ты можешь хотя бы раз в жизни расслабиться? Вопрос, впрочем, оказывался риторическим, ибо даже чизпафлу было понятно: расслабиться Крауч не мог, и в способности не-расслабляться с ним был способен сравниться разве что Аластор, но тот, слава Мерлину, не-расслаблялся где-то в синей дали, а не портил Софии вечер отсутствующим и одновременно напряженным выражением лица. Желая вытащить друга "куда-нибудь развеяться" Резерфорд, кажется, обманывала в первую очередь себя, пытаясь поверить, что Баремиус может просто взять и на один вечер выкинуть из головы мысли о работе. Не спасали даже ни замечательнейшее сливочное пиво, которое подавали в "Котле", ни отличная музыка, исполняемая премилыми девушками. - Проверка на связь с окружающим миром, - грустно проговорила Резефорд, - Барти, звук который ты слышишь - это музыка "Акустической Алхимии" или рев раненого гиппокампуса? Вообще-то она даже не надеялась, что Крауч эту проверку пройдет. Зато когда за спиной Барти распахнулась дверь и "Дырявый котел" вдруг начал наполнятсья людьми в плащах, София с какой-то тоскливой усталостью поняла две вещи: что она определенно проклята, и что если увести Барти у его жены еще представлялось сколь-нибудь реальной задачей, то увести Крауча у работы было невозможно. Эта настырная дамочка находила возлюбленного где бы он ни находился.

Alice Flint: Флинт даже успела заказать себе сливочного пива! И, оборачиваясь на звуки скрипки к импровизированной сцене, уже принимала бутылку из рук трактирщика, тогда как её надежды на тихий, спокойный и счастливый вечер были разрушены чьим-то мощным ударом с ноги. Ближайший к Алисе стол с грохотом перевернулся, слетевшие с него кружки вдребезги разлетелись об пол, а рабочая мантия оказалась щедро облита чьей-то пострадавшей выпивкой. Ну, просто ни дня без веселья! - Спасибо, это мне уже вряд ли пригодится. – Со вздохом Алиса сунула бутылку обратно в руки бармену и достала волшебную палочку из рукава. - Аппарируйте отсюда в Косой, там сейчас наверняка безопаснее. – Успела она бросить какой-то завизжавшей прямо над ухом женщине, прежде чем швырнуть невербальное разоружающее заклятие в одного из типов в капюшонах. Того самого, что напал на Яэль. Самое отвратительное во всём это было то, что эти типы не выглядели привычными типами в стальных масках и чёрных балахонах, и с виду совсем не походили на Пожирателей Смерти. Сама же Алиса быстро аппарировала прямо в центр зала, куда-то между Эль и Артемисией, чтобы прикрыть их в первую очередь, и сразу же поставила щиты - сначала для беременной подруги, потом для скрипачки. итого: Expelliarmus + Protego дважды

Madeline Murphy: Когда группа людей в красных плащах ворвалась в зал, Маделайн в первый момент даже не заметила их. Она была вся в музыке, в песне, и окружающего мира для неё не существовало. Только когда в воздух полетела мебель и заклинания она очнулась. Она видела, как Олвен и Яэль бросились к стойке, но сама о том, чтобы прятаться даже не подумала, ведь надо было помочь другим. А ещё потому, что в секундном озарении Дара осознала, что аппартироваться не получится, а значит надо бороться. Краем глаза она заметила Алису, которая тоже не сидела сложа руки. Шагнув к Арти, у которой руки были заняты скрипкой, Мэдди выхватила из кармана палочку и, прикрыв собой скрипачку, произнесла: - Defendo! * Арти, отходи к Олли! – Мэдди снова взмахнула палочкой, целясь в того, кто первым пнул стол. - Molle cerebrum!** * - защитить себя и Арти ** - лишить нападающего способности мыслить и действовать

Phineas Yaxley: И всё же он не прогадал когда решил, что стоит сегодня побывать на концерте Акустической Алхимии. Финеас спокойно себе курил когда в котел ворвались непонятные люди в красных плащах. Совсем недавно Яксли состоял в похожем клубе любителей врываться без стука и крушить всё на своем пути, но они отдавали предпочтение черному цвету и вели себя более культурно. Финеас инстинктивно вскочил со своего места и кинулся в сторону сцены. Яэль и в этот раз не упустила шанс погеройствовать и уже вела Олвен к стойке. Выхватив волшебную палочку мужчина кинулся в сторону девушек. Оказавшись прямо за Эль Фин не знал как повести себя чтоб совсем не напугать её, но времени на раздумий не было и склонившись над ней мужчина прошептал. -Эль это я. На тебе было желтое платье на рождественском балу, - быстро прошептал бывший слизеринец и тут он был уверен, что она узнает его, хотя и понимал, что ему достанется когда они вернутся домой. Схватив за руку Эль он одним движением задвинул её за спину, а потом вызвал своего Патронуса, серебряная лошадь пронеслась между столами. Бороться непонятно с чем он привык, и каждый раз это заклинание не подводило. -Reflecto!* Protego maxima!** - одной рукой всё же удерживая Эль Фин ждал нападения со всех сторон. * отражать заклинание нападающих ** защититься

Leonard Rosier: Прекрасный, прекрасный вечер выдался у всех троих героев этого короткого рассказа. То есть, удались обе части, но насчет второй они еще имели сомнения. - Рев гиппокампуса? - искренне удивился Крауч, и в самом деле думающий о работе, - вроде бы девочки хорошо играют, да и поет эта рыжая неплохо, за что ты их так? Кажется, проверка на связь прошла с успехом, а вот проверка на иронию - провалилась, да так, что треск был слышен отсюда и до самых глубоких подвалов Министерства. Вообще-то София зря так сокрушалась, он искренне наслаждался вечером, правда, это было сильно омрачено тем, что отвлекшись на некоторое время от работы, Барти вспомнил о наличии у него семьи. И теперь отчаянно вспоминал, когда был дома в последний раз. Выходило печально. С другой стороны, вряд ли его жену это особенно огорчает: что характерно для чистокровных браков. Ну да и прекрасно, зато можно подливать сливочное пиво спутнице, а себе позволить в кои-то веки не виски с чаем, а пинту хорошего эля. Отдых был штукой непривычной, но приятной. Но ненадолго - работа соскучилась без Крауча и решила найти его сама. Оба Розье, находящиеся с Краучем по разные стороны баррикад, сидели за своим столиком, ближе к импровизированной сцене, и когда все случилось, Леонард прикуривал от палочки, а Ивен сосредоточенно смотрел на разгорающийся и гаснущий огонек, про себя жалея, что он слишком маленький. Пили они кофе, запивая им коньяк и даже не разговаривали, в нетерпении ожидая начала, а когда Артемисия подняла скрипку к плечу, отец одобрительно кивнул сыну и поинтересовался, купил ли тот кольцо. А потом внезапно все началось. Засверкало, задымило и напрочь испортило всем троим вечер: Крауч выскочил из-за переворачивающегося стола и чудом успел выхватить Софию, оба покатились по полу буквально кубарем и таким же чудом не попали под проклятие, разметавшее по дощечке пол там, где они были. Дым заволок зал, щиты на некоторое время прикрыли девушек из "Алхимии", но один тут же упал под чьм-то Оглушающим, второй был попросту снят - нападающие действовали быстро и слаженно, пожалуй, даже быстрее и четче, чем Пожиратели - те приходили устраивать феерическое шоу, а эти явно пробивались к сцене - вот отшвырнуло в сторону Алису, потом один из нападающих остановился и осел на пол после заклинания Мэделайн, но слишком быстро поднялся сам без видимой помощи. Патронус Финеаса в растерянности вернулся к нему - здесь не было темной магии. По крайней мере в таком объеме, чтобы Защитник ее вообще заметил. Посетители отбивались, как могли, а что до героев приведенной здесь истории... О, нет, они по многим причинам не были единодушны. Даже Леонард и Ивен. Просто они все трое одновременно подумали одно и то же. О том, что защитников тут хватает. И о том, что какого черта? Какого черта, думал Крауч, он в кои-то веки выбрался из череды боев и недосыпа, чтобы посидеть где-то, как того хотела женщина... хорошо, не его женщина, но... Но! Какого черта, думал Розье-старший, какого черта эти люди о себе возомнили? Врываются тут, срывают выступление группе, над которой он собирается взять шефство, портят ему спокойный вечер и нападают на девушку сына! Какого черта, думал Розье-младший, какого черта они все еще не сгорели в муках? Нет, хорошо, какого черта тогда не горят? - Lacero! - с оттяжкой хлестнув палочкой выразил свое "какого черта" Барти Крауч ближайшему краснобалахонному. Вот еще заразы всякой не хватало, мало Пожирателей? Пожиратели, судя по Леонарду, который ввязался с другим в магическую дуэль, а потом внезапно со вкусом двинул противника локтем в лицо, тоже были против. А уж как против был Ивен, который, убедившись, что с Арти все в порядке, высмотрел ближайшую парочку террористов и наградил их фееричным Confringo под ноги! И все-таки было зря. Их было больше. Драться как следует, как и защищаться, пока мешали зрители, ну и, надо отдать должное Розье - младшему - он не привнес в это шоу порядка. А тем, другим, по-прежнему нужна была сцена, к которой они рвались, как одержимые, отшвыривая в стороны перепуганных и мечущихся в дыму посетителей.

Alice Flint: Да действительно, какого чёрта?! Мысленно Флинт была на удивление солидарна с мистером Краучем, ибо шеф был действительно прав в своём праведном гневе. В кои-то веки она пришла отдохнуть, а не работать! В кои-то веки она хотела побыть обыкновенной волшебницей, а не аврором! Подниматься после падений Алиса умела прекрасно. И, главное, быстро. Лежать под столом у сцены времени не было, хотя и было довольно больно. А ещё не безопасно. Поднявшись, она быстро оглянулась на девочек – Олвен благополучно спряталась за барной стойкой, за Яэль вступился какой-то мужчина, спрятав ту за своей спиной, об Артемисии тоже было, кому позаботиться – Розье всегда делал это весьма впечатляюще, а вот Маделайн... Алиса быстро схватила Мерфи за локоть и без лишних вопросов решила увести её отсюда. Не вышло! Аппарировать не вышло. - Да, чёрт побери! Мэдди, берегись. – Красный луч заклинания пронёсся над головой рыжей, когда Флинт сдёрнула её за руку со сцены. - Хорошо, что отсюда есть два выхода. Stupefy! – Вот к одному из них – тому, что вёл в Косой переулок, Алиса сейчас и пробиралась, на ходу швыряя заклятия в типов в красных мантиях, и не отпуская от себя вокалистку “Алхимии”. Какого дьявола им тут вообще надо?! - Reflecto. Салют, красавчик. Stupefy! – Не упустила Флинт случая на ходу поприветствовать Ивена Розье, отправляя оглушающее в спину его противника. Но всё же соперников было слишком много, как и нарастающей паники в толпе, выбраться отсюда было чертовски сложно, поэтому Алиса не могла не попытаться снять антиаппарационные чары с зала. - Finite Teneo. Finite Incantatem. Finite... Ну, хоть что-нибудь должно сработать! Когда рядом о голову одного из нападавших разбилась бутылка виски, брошенная не то трактирщиком, не то кем-то из посетителей “Котла”, Алиса вдруг подумала, что люди в этой стране отнюдь не лишены оптимизма. оглушающие и отражающие + попытаться снять антиаппарационные

Artemisia Elford: Поглощенная музыкой, Арти поняла, что что-то происходит, лишь когда песня внезапно прервалась, и окрик Мэдди заставил ее открыть глаза. Прежде чем Мерфи заслонила ее, Артемисия краем глаза успела заметить, как зал стремительно заполняется людьми в красных плащах - и когда первый стол с грохотом упал на пол, Элфорд испуганно попятилась, прижимая к груди скрипку, будто пытаясь заслониться ею от нападающих. Растерянная, она не придумала ничего лучше, кроме как последовать указанию Мэделайн, и вслед за Олвен скрылась за стойкой - как раз вовремя, потому что вслед за этим прогремел, кажется, взрыв, и Арти инстинктивным жестом испуганно накрыла голову руками. Пол ощутимо дрожал, и грохот в зале перекрывал выкрикиваемые заклинания, а Арти лихорадочно отыскивала в складках платья палочку, с ужасом понимая, что, кажется, забыла ее в комнатке, служившей девушкам гримерной. Но кто мог подумать, что палочка понадобиться во время выступления? В отчаянии бросив бесплодные попытки, Артемисия порывисто схватила за руку Олли, нервно сжимая пальцы подруги. - Все будет хорошо, - дрожащим голосом пообещала Элфорд, успокаивая скорее себя, чем Олвен, - все будет хорошо, Олли. Погоди, я придумаю, как нам выбраться... Не выпуская руки девушки, Арти осторожно высунулась из-за стойки, стараясь разглядеть хоть что-то в хаосе драки. Кроме всего, где-то там, в зале, был Розье - и хоть Артемисия была почти уверена, что к подобным штукам он привык, но тревоги ее это знание никак не умаляло. Потому что всегда есть шанс, что эта драка станет последней. - Ивен! - отчаянно старалась докричаться Артемисия. - Ивен! Ив?!

Yael Ronen: Эль успела испугаться - сначала в общем, а затем в частности, когда к ней подскочил какой-то незнакомец, и она чуть не отпрянула. Она посмотрела на на него, пытаясь убедить себя, что это Финеас, но глаза все равно стали огромными от удивления. - Ты с ума сошел! - прошептала она ему и только ему. - Уходи сейчас же! Здесь же люди из Министерства! Люди в красном приближались, и ей становилось все страшнее - она совершенно не знала, что делать. - Алиса! - рванула Ронэн в сторону, куда та отлетела, из-за спины Фина. - Stupefy!* Это в самого ближайшего, над головами остальных, со сцены это чуть проще, пусть она и не высока. - Мэдди, прячься! Страшно. Несмотря на все, через что она уже проходила, страшно. *оглушить одного из нападающих

Olwen Benbow: Олли сидела за стойкой, обхватив колени руками, и все ее существо билось в судорогах бездействия. Ей нужно было выйти и что-то сделать. А что она может? Появление Арти ее немного успокоило, она сжала рукой той в ответ. - Кто эти люди? Зачем они пришли? Олвен задавала вопросы по инерции, не ожидая, что кто-то станет на них отвечать - не до того сейчас. Над их головами разбилось несколько бутылок, засыпая их осколками. - Арти, берегись! Кажется, она порезалась. Не страшно. Стало очевидно, что здесь безопасно, пока кто-нибудь не решит взорвать или поджечь барную стойку. Хватит ли у них тогда времени выбраться?

Madeline Murphy: Все это походило то ли на кошмар, то ли на очень дурной фарс, но почему-то Маделайн не чувствовала страха. Может потому что до конца не верила в реальность происходящего, даже когда ближний к сцене стул разлетелся щепками, от которых её лишь частично защитил уже опадавший щит и заставив Мэдди пошатнуться от боли и неожиданности. Это была совсем не приписываемая наделенным Даром вера в то, что они могут погибнуть только в предсказанный момент предсказанным способом – Маделайн лучше многих знала, как может меняться судьба. Просто неожиданно проснувшаяся не радость, но азарт битвы, заставлявший забыть и страх, и боль, которая бесспорно заставит вспомнить о себе после – видимо не зря много лет назад шляпа отправила её на Гриффиндор, и не зря ей лучше всего в школе давалась Защита и Чары. Мэдди не сопротивлялась, когда Алиса сдернула её со сцены – она и сама собиралась соскочить. А вот дальше играть роль жертвы, которую надо защищать, рыжая не собиралась. Левая рука, на которую пришелся самая сильная часть от взрывая стула, слушалась плохо и уже успела заметно намокнуть, и о том, что творилось с ей лицом Мэдди совсем не хотелось думать, но разум, правая рука и палочка ей пока не изменили. Поэтому, - Pungo!* – бросила она в одного из нападавших, а через мгновение, решив что этого будет не достаточно, добавила, указывая на него же, - Insendio!** Алиса, нам надо прикрыть Олли и Арти! - Мэдди кивнула на подруг, прятавшихся за стойкой в компании ещё полудюжины успевших укрыться от развернувшейся в зале битвы. * и ** - вызвать сильную боль у мага в красном и поджечь его мантию

Evan Rosier: Младший Розье тем временем развлекался в меру своих извращенных способностей, а способности его в этом деле приближались к рубежу гениальности. И, не будучи мистером Краучем, он совершенно не заботился о тех, кто мог попасть под удар случайно. Или не заботился до тех пор, пока краем уха не уловил жалобное "Ивен" из-за стойки. - Lacero! - добавил он сверху двух заклинаний Мерфи, после чего и без того страдающий и горящий (кстати, очень красиво горящий!) маг и вовсе превратился в нечто феерическое. Жаль, что такие прекрасные произведения современного сюрреалистического искусства существуют недолго, ровно до тех пор, пока "произведение" еще цепляется за жизнь. Это, если быть честным, цеплялось недолго. - Арти! Какого дементора... - Розье, ненадолго позабыв о драке так же легко, как в нее ввязался, направился к стойке, расчищая себе дорогу и не размениваясь на предупреждающие выкрики, - Арти! С тобой все в порядке? Он извлек их с Лермонтом золотистое чудо из-под этой доски, которая кое-кому вполне может стать и гробовой, и грустно вздохнул, понимая, что теряет полвечера развлечений: - Все, мы отсюда уходим. Тебе совершенно нечего здесь делать.

Phineas Yaxley: -Без тебя я не уйду! – почти что прошипел бывший слизеринец схватив Эль за руку и всего лишь на мгновение уставился на собственную руку, которая начала меняться на глазах. Совсем немного осталось, а потом он снова вернется в свой обычный облик. И только Яксли собирался что-то сказать Яэль, как она рванула в сторону Алисы, а он сразу за ней. В такие момент хотелось оглушить Ронен и увезти силой. Пусть она будет ненавидеть его, пусть проклинает, но пусть будет в безопасности. Эль до сих пор не понимала одного – можно защищать других ценой собственной жизни, но не ценой жизни своего ребенка. Это каждый раз выводило Финеаса из себя, который хоть и понимал, что не имел права жаловаться, но и не собирался сидеть дома и ждать пока Яэль где-нибудь не умрет защищая кого-то. -Incarcerous! - Патронус не помог, значит это что-то другое, и придется справляться обычным способом. Заметив, что люди в красном приближаются к Эль Яксли снова заслонил её собой, – Flagello! Flagello! - разбрасывался Фин заклинаниями в разные стороны после чего схватил Яэль за руку и потянул за собой в другую сторону, - Мы сейчас же уходим отсюда. Слышишь меня? Сейчас же! – раздраженно начал бывший слизеринец заметив неподалеку знакомое лицо и понимая, что времени у него практически не осталось, но без Эль он не собирался уходить. -Либо мы уходим, либо меня схватят люди из Министерства, выбирай.



полная версия страницы