Форум » Архив «Lumiere-77» » Нестандартный подход - 6 марта 1978 г. » Ответить

Нестандартный подход - 6 марта 1978 г.

India Ingram: Время: ближе к вечеру Место: у Визжащей хижины в Хогсмиде Участники: Vic Norfolk, India Ingram События: Полученные знания нужно применять на практике. Но практика порой так скучна, что хочется искать новых лиц и ощущений. Много разных слухов ходит. Ведь, наверное, не просто так?

Ответов - 15

India Ingram: внешний вид: темный жакет, небрежно наброшенный на плечо, белая рубашка с тремя расстегнутыми верхними пуговицами, юбка до колена, гриффиндорские гольфы и туфли Так как в Хогсмиде Индиа в этот раз была одна, душа просто требовала приключений. Но все потенциальные приключения были либо слишком маленькими, либо слишком скучными. Тренировки тренировками, но стандартные сценарии порядком надоедали. Оделась она, соответственно своим планам, весьма легко, и даже сняла жакет, просто накинув на одно плечо, хоть и было прохладно. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты и их она не застегивала вообще никогда, но теперь для верности расстегнула и третью. Взгляд скользил по лицам, не находя ни одного нужного, и она шла дальше, пока не заметила вдали от всех, рядом с ею самой так любимой Визжащей хижиной, стоящую фигуру, и в голове сразу же появилась идея. Инди подошла мягко и еле слышно, а может, и совсем не слышно. По крайней мере, она старалась. Вик Норфолк курила. - Будет сигарета? - с самым спокойным видом появляясь рядом, спросила Инди, так, будто курила каждый день. На самом деле, пробовала пару раз, но не очень любила, хотя ради дела вполне могла и потерпеть. - Мы тут с ребятами спорили, кто самый ловкий игрок в команде. Все говорят, ловец должен быть, а я вот думаю, что загонщик. Что скажешь? Уже почти фирменный взмах ресницами и посмотреть прямо в глаза. И тон совсем невинный, будто бы она вообще совсем ничего не задумала.

Vic Norfolk: внешний вид: классические черные брюки, белая рубашка навыпуск, теплая мантия, хаффлпаффский галстук заколот серебряной галстучной булавкой. Волосы гладко зачесаны, на носу - очки в тонкой стальной оправе, на пальце - перстень Наследия. Наконец-то пришла весна. Для Вик это, кроме солнца и прочих прелестей, прежде всего было возможностью спокойно покурить на улице, не пряча руки в рукава ежеминутно, и не приплясывая от холода. То есть, она и так не позволила бы себе (прости Мерлин) приплясывать, но от этого теплее не становится. Совсем наоборот даже. А вот сейчас можно было с удобствами расположиться на мартовском солнышке и благостно взирать на Визжащую Хижину, куря и находясь в полной гармонии с миром. К сумеркам, правда, похолодало, но у Норфолк была с собой бутылка сливочного пива, призванная скрасить ее одиночество. Да, Вик вела себя не как леди. Да, позор и поругание. Но кого волнует? Приближение Ингрэм оказалось неожиданным ходом в сценарии. Если начистоту, то сценарий этого вечера, составленный Вик, тянул разве что на скучный документальный фильм "Обычный выходной хогвартской студентки" или что-то в этом роде. Но при виде шествующей к ней гриффиндорки хаффлпаффка мысленно приписала к названию "ХХХ" - упаси Моргана, вовсе не потому что нечто подобное планировала. Но надо ж было видеть, как Ингрэм идет! То ли весна, то ли научил кто... хорошо научил... - Добрый вечер, Индия, - Виктория улыбнулась своей обычной "непонятно-улыбкой-ли-это" и опустила взгляд на пресловутую третью расстегнутую пуговицу, - проветриваешься? Сигарету? Да, конечно. Встав с камня, протянула открытый портсигар: - Осторожно, они крепкие, - по воздуху плыл сизый вишневый дымок: в прошлом году Лермонт поделился с ней куревом, и с тех пор Норфолк разделяла пристрастие к маленьким сигарам, размером чуть поменьше пальца и крепостью сушеной подметки, - а что до игроков - спорьте себе сами, я охотник - мы вечно на подтанцовке, если спросить вас, звезд.

India Ingram: Вишневый табак был самым любимым по ощущениям, и Инди обожала, когда дед раскуривал трубку, рассказывая одну из многочисленных своих историй. Похоже, она сделала правильный выбор - все это будет еще и приятно. Главным было не закашляться, ведь крепких сигарет она никогда не курила, ну и чтобы не замутило. Она улыбнулась, взяв сигарету и прикурив затем от палочки. Крепкие - это не то слово, напомните ей больше никогда не курить такие штуки. Инди тоже присела на камень, предварительно постелив на него жакет, закинула ногу на ногу, сидя чуть ниже Норфолк и медленно поднимая взгляд на лицо своей… собеседницы. И снова улыбнулась, выдыхая сигаретный дым, одной из набора соблазнительных улыбок. Улыбки у нее были на все случаи жизни, пожалуй. - Я вот что скажу, Вик. Какими бы ловкими не были ловцы и загонщики, они не делают игры. Ловцы делают часто ее результат, загонщики вообще не касаются квоффла. Охотники - вот кто настоящие герои дня, потому что они приносят команде очки и делают самые красивые финты на поле. И ведь даже пойманный снитч не может гарантировать победы. А охотники могут. Последняя фраза была произнесена тем самым тоном, от которого порой плавится все вокруг. Инди подумывала, не расстегнуть ли еще одну пуговицу, хотя дальше это уже не выглядело бы случайно и невинно. Она оперлась ладонью о камень, чуть выгибаясь назад и поднимая голову, выпуская вверх струйку дыма и демонстрируя сразу все, чем можно гордиться.

Vic Norfolk: "Этаа... опа" - вот, пожалуй, все, что могла бы сейчас сказать Вик, спроси ее кто-нибудь, что она обо всем этом думает. Тут надо начать сначала. Виктория Норфолк любила девушек. То есть, не так. Виктория Норфолк любила и девушек тоже. Парни были красивы по-своему, девушки - иначе, и наличие, либо отсутствие сисек не было в глазах Вик решающим моментом, когда дело доходило до отношений. Увы, похвастаться свободным временем, проведенным с теми, кто мыслил столь же свободно, она могла разве что на каникулах, а сейчас она находилась в чертовой Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс, в которой ей в степени извращенности равнялись только чистокровные маги, а этих без причины заносчивых гаденышей Норфолк предпочитала любить только одним способом - ногами по ребрам. Не всех, конечно. И все же. И тут внезапно, посреди всей это викторианской и сказочной пасторали ее взору является рыжая Ингрэм, и разрушительная сила ее поведения измерялась в... в чем там землетрясения меряют? - Ну и зачем ты мне это говоришь? - спокойно спросила прямая, как палка, Вик. Не то, чтобы она не понимала намеков, но разговаривать на их языке отказывалась напрочь, - если ты думаешь, что я растекусь тонким слоем по камню, то ошибаешься. Я ж не парень все-таки. А грудь у тебя красивая, да. Выпьешь со мной?

India Ingram: В какой-то момент Инди и правда увлеклась и забыла даже, что перед ней действительно не парень, а девушка. И рассмеялась, докуривая сигарету и затушивая о камень. - Спасибо, Вик. Она смерила хаффлпаффку долгим взглядом. Ей нравился стиль Вик, да и вообще было в ней что-то притягательное. - Ты не парень, но ты ведь умеешь оценить достоинства девушки… Лучше было не думать, как это прозвучало и каким вновь тоном. И главное было не проникаться сейчас симпатией, ведь миссия тогда будет провалена. Хотя внезапно это оказалось довольно сложно. - Выпью с тобой, - кивнула Инди. Становилось все прохладнее, но надевать обратно жакет она не собиралась. А выпивка всегда согревает, так что окажется очень кстати.

Vic Norfolk: - Ну, скажем, да, - усмехнулась Вик, - умею. Преспокойно растянувшись на нагретом солнцем камне, она закинула руки за голову, наблюдая то Индию, то закат, но перед этим протянула Ингрэм бутылку. Но как протянула... Хорошо, гриффиндорка, играть в твои игры тоже весело: Виктория не демонстрировала фигуру, в ее случае не очень-то было, что демонстрировать, да и мисс Ингрэм наверняка в восторге исключительно от парней (и только зачем ей понадобилась эта выходка?) - но протянутая рука Норфолк напоминала рисунок тушью прямо на весеннем воздухе, и бутылка в обхвативших ее длинных пальцах (что-то непристойное, из Бердсли) выглядела тонким намеком на извращения и декаданс. - Ты так замерзнешь, - медленно улыбнулась Вик, - и кому-то придется тебя согревать.

India Ingram: Индии пришлось далеко наклоняться за бутылкой, так далеко и так низко, что… Третья пуговица открывала прекрасный вид. Она улыбнулась и сделала глоток, проведя после кончиком языка по губам. - Ради этого стоить мерзнуть. Хотя… Я думаю, не станет ли сейчас наоборот жарко… И правда стало теплее, даже с одного глотка. Она все-таки расстегнула еще одну пуговицу и передала Вик бутылку обратно, снова наклонившись, и теперь открывавшийся... пейзаж был еще более... глубоким. - А ценители, конечно, есть, но все они обычно ценят издалека. Будто бы Ингрэм пожаловалась на недостаток внимания. Ингрэм. На недостаток внимания, ага.

Vic Norfolk: - Инди, я не хочу ничего дурного сказать, но ты сейчас из рубашки выпрыгнешь. За что мне столько внимания? - подняла бровь Норфолк, не обремененная ни тактом, ни верой в лучшие намерения окружающих. Вот убейте, но англичанка никогда не поверит, что эту рыжую бесовку привела сюда внезапная любовь к девушкам. Или, может, она отчаялась кого-то заполучить? А то в последнее время ее часто видят с этим хромым дурмстрангским парнем... - И блондин твой не будет ли возражать против того, что я пялюсь на твое... да, практически на твое белье, кстати, оно ничего так, со вкусом подобрано. Вик рывком встала и внезапно оказалась нос к носу с Ингрэм. Может, стоило ответить на ее приставания? Она потом долго будет мучаться ощущением несбывшегося, однако, интуиция подсказывала Виктории, что ничего и так не будет. Максимум, над ней посмеются. - Запомни, пожалуйста, одну вещь, - Норфолк не шипела, не морщилась, и говорила исключительно беззлобно, - я не пятикурсник нецелованный, и издеваться надо мной можно, но ты способа это делать не знаешь - прими как данность. И твои штучки на меня не действуют и действовать не будут, я не стала парнем потому что люблю девушек. У меня не отключается мозг в момент прилива крови к другому месту. И я тебя насквозь вижу, рыжая. А теперь давай сделаем вид, что ничего не было и будем любоваться закатом. Ты же не хочешь меня во враги, правда?

India Ingram: Инди чуть не рассмеялась. - Блондин… возражать не будет. Это точно. Мерлин, кто-то думает, что она встречается с Альдо? И много, интересно, таких? О, наивные, знали бы они, чем она занимается с норвежцем… И Ингрэм даже не отстранилась, прищурилась слегка, наблюдая за Вик, а потом задумалась, оценивая ситуацию. Конечно, все это было ради забавы с самого начала, но… Во враги Вик Норфолк ей не хотелось, та ей нравилась. - Ты мне нравишься, Вик, так что враждовать я бы не стала. А теперь пришлось полностью поменять тактику, и в ней явно стало больше искренности, пусть хаффлпаффка об этом и не знала. Можно было бы просто исчезнуть, сказав напоследок что-нибудь насмешливое. И вот и все, шалости конец, правда, тогда получится, что Норфолк ее вроде как раскусила - нехорошо. А можно было не исчезать, но тогда по правилам идти надо до конца. И чем это закончится? Инди никогда не была прочь рискнуть, а исчезнуть она всегда успеет. - И я не издеваюсь. Просто мне было интересно. Но я могу, конечно, оставить свои штучки, если хочешь… И если ты хочешь сделать вид, что ничего не было… И вот понимай, как знаешь, что Ингрэм имеет в виду. Пальцы потянулись застегнуть пуговицы рубашки, но она при этом не сводила с Вик внимательного взгляда.

Vic Norfolk: Норфолк кивнула и опустилась обратно на камень, так же внимательно в свою очередь разглядывая Ингрэм и особенно задержавшись на ее пальцах, ловко справляющихся с застежками. - Не расстегивай слишком сильно, мой тебе совет, - с незлой усмешкой сказала Вик, - не знаю, кто тебя учит такому, но он явно мужчина. Двух достаточно - ложбинку уже видно, а остальное еще нет, это заставляет их воображение работать. Если я хоть что-то помню из рассказов моей... одной моей знакомой. Хаффлпаффка зевнула и потянулась к карману за новой порцией курева - она непременно бросит. Потом, годам к двадцати, а пока тебе восемнадцать, можно не заботиться о собственных легких, в конце концов, когда еще, если не теперь? - Я не хочу чтобы ты прекращала, - Виктория понимала намеки, но сама намекать не умела, и оттого словесные игры в ней превращались в подобие поединка фехтовальщика с огром (у которого большая дубина). Рука Норфолк поднялась и замерла в воздухе в то ли наставительном, то ли просто пижонском жесте оратора. Да, Вик прекрасно знала, какое впечатление ее руки производят. И пользовалась этим прямо сейчас, - я хочу чтобы ты продолжила. А потом увести тебя... предположим, в "Кабанью голову". И не отпускать до утра. Я могла бы научить тебя множеству забавных и довольно непристойных вещей, меня, видишь ли, научили тем летом и я непрочь поделиться знанием. Но ты даже понятия не имеешь, чего добиваешься. Так зачем мне лишние проблемы?

India Ingram: Да, руки и правда произвели впечатление, ибо сейчас Инди следила, скорее, за движением руки, словно дирижирующей оркестром мыслей. За мыслями она тоже следила. Вик говорила так спокойно, будто совершенно была уверена в том, что Ингрэм откажется. А мисс Ингрэм меж тем размышляла о предоставленной возможности совершенно серьезно. Может, ключевую роль сыграло ее безмерное любопытство, а также привычка делать именно то, чего от нее не ожидают, может, волшебные слова "забавные и довольно непристойные вещи", может, появившаяся благодаря Альдо тяга к запретному знанию, может, вообще возможность научиться чему-то, что… может пригодиться. Да и остановись она сейчас, весело ведь не будет. - Хорошо, - кивнула Индиа, - может, я и не понимаю, чего добиваюсь. Но ты ведь можешь мне показать. И с чего у тебя будут проблемы? Я не из скромных и не из пугливых. В конце концов, мы всегда можем решить, что это просто была шалость, и провести время за бутылочкой. Вот только… Как же ты меня не отпустишь, м? Инди уже поняла, что играть в намеки с Вик не нужно, и это было уже просто по инерции. Дурная голова ногам покоя не дает? Вранье все это, если б только ногам... - И нас не хватятся, если мы не вернемся вечером? В этом вопросе, собственно, и выразились все ее сомнения по поводу данного мероприятия. Скажи сейчас Вик, что не хватятся, и все решено. Незастегнутыми остались две верхние пуговицы, Инди передернула плечами, вытянула жакет и накинула на рубашку. - Холодно.

Vic Norfolk: - Всегда можем решить, что это была шалость и... - Вик не договорила, насмешливо фыркая, - то есть, ты хочешь сказать, если ты струсишь и решишь что на самом деле ты благопристойная юная мисс, да? Норфолк села, поправляя галстук. Она вела себя вроде бы равнодушно, но на самом деле от слов Индии подобралась, что греха таить, та была более, чем привлекательна и если и не представляла себе, чего хочет, то по крайней мере упорствовала в ереси. И от чертовой рубашки было взгляда не оторвать. - Да кому мы нужны, - хаффлпаффка легко вскочила на ноги и за руку потянула следом Ингрэм, - половина курса у себя не ночует с этими вашими иностранцами. Идем. Она подумала немного и заботливо поправила на плечах Индии ее жакет. Потом подумала еще и сняла мантию, устраивая поверх. - Извини, обнимать я тебя не буду, это как-то пошло - вести девицу к месту ее совращения, обнимая за талию. Попахивает Ист-Эндом. Но, надеюсь, это будет хорошей заменой. Могу я предложить тебе руку?

India Ingram: - Нет, я не струшу, - твердо заявила Инди и поморщилась. - И благопристойная мисс - это точно не про меня. Она встала вслед за Вик и помедлила лишь еще секунду - все ее сомнения теперь были разрешены. И черт с ним, рисковать так рисковать. И идти до конца, да, Альдо. - По-моему, ты предложила мне уже куда больше, - ответила Инди с той самой довольной полуулыбкой и огоньком в глазах, и мягко взяла Норфолк за руку. В "Кабаньей голове" было уже не слишком многолюдно, и они сразу привлекли внимание хозяина. - Что вам, девочки? - спросил он, нахмурившись и полагая, наверное, что сейчас они будут просить его продать им спиртное. - Нам… - протянула Инди, отпуская руку Вик и делая шаг к бармену. - Нам бы хотелось, чтобы нам никто не мешал. До утра. Можно это устроить? Тоном это было произнесено таким, что в здравом уме не отказал бы никто. Точнее, ум-то как раз обычно в такие моменты и отказывал. Лицо хозяина нужно было видеть. В этот момент Инди даже пожалела, что нет у нее колдографической камеры - не каждый день удается настолько ошеломлять. - Ах да, - добавила она и выложила на стойку горсть звонких монет, а затем обернулась к Вик. - Надо же на что-то тратить мамочкины деньги.

Vic Norfolk: - Рука и "куда больше" это совсем не одно и то же, - хмыкнула Вик, а дальше молчала, наблюдая за манипуляциями Индии. Та выглядела немного нервной, но бесшабашность и упрямство вели ее все дальше. Неизвестно, и правда ли Ингрэм решила "все попробовать", или просто не желала сдаваться, но и то, и другое было Вик на руку. Почему бы не сдаться? До... определенного предела. Норфолк покачала головой и вмешалась в беседу: - Ужин, если можно, только хлеб, сыр и ветчину, ничего готовить не надо, - в прошлый раз она рискнула попробовать местную стряпню и это был отвратительный опыт, - а еще чаю и бутылку огневиски. На всякий случай. Последнее пояснение было адресовано Индии. - Видишь ли, - объяснила Виктория, поднимаясь по скрипучим ступенькам (ну почему в таких вот заведениях они непременно скрипучие?), - то, о чем идет речь, требует приятной сытости до и после. Лично я на голодный желудок чудить не нанималась - вот первое правило настоящего сибарита. И что же у нас тут... Ну, в общем, ничего не изменилось. Трехногий стол, трехногий стул, кувшин с надколотым горлышком, узкая кровать и высокое старинное окно - единственное украшение комнаты. Ну и еще так себе подобие камина. - Романтика, - бросила Вик, зажигая огонь в камине, и разворачиваясь от него лицом к Индии, - если тебя пугает кровать, ты всегда можешь лечь на меня, даже с самыми невинными намерениями. Я не стану возражать.

India Ingram: Ингрэм поднялась наверх по ступеням, и чем выше поднималась, тем больше не по себе ей становилось. Правда, когда она вошла в комнату, вдруг отчего-то успокоилась. - Я внучка путешественника, - возразила Индиа. - После дедовых рассказов про то, где ему приходилось жить, меня уже ничего не пугает. Так как ужин не нужно было готовить, принесли его почти сразу же. Инди сняла мантию Вик, свою жакет, утащила себе чаю и кусок сыра и устроилась на кровати, намереваясь последовать совету о сытости, особенно после прогулки по Хогсмиду. - И! - подняла она вверх палец, съев сыр, - ни слова о невинности в этой комнате. Мы ведь вовсе не за этим сюда пришли. Она утащила со стола еще кусочек сыра, запила чаем, затем вернула кружку на стол и обворожительно улыбнулась Вик. - Так чему ты хотела меня научить? - спросила она как бы невзначай, отступая к кровати, и пальцы потянулись к пуговицам рубашки в очередной раз за этот день, но на этот раз с твердым намерением расстегнуть их все до единой.



полная версия страницы